ГлавнаяМодернизмМункЭдвард Мунк. Волшебное противостояние

Эдвард Мунк. Волшебное противостояние

Вообще, надо признать, что не все художники оказались на уровне задачи. Анемичные, потерянные, часто стандартные и невыразительные фигуры Росетти и др. далеки от той потусторонности, о которой писали поэты и критики. Вообще, у многих символизм оказался лишь красивой идеей.

Мне кажется, именно Мунку удалось близко подойти к настоящему символизму.

В знаменитом «Крике» — который в натуре выглядит как ученический рисунок, — есть какая-то дикая концентрация энергии, весь человек – весь мир стал криком! Символизм? Ну, тогда какой символизм в его знаменитых обнаженных, тоненьких девочках, сидящих, скрестив руки, на кровати?

Там на стене за спиной девочки большое темное пятно: противостояние мира и этой нежной беззащитной наготы, света и мрака. Символизм – всегда противостояние. Именно поэтому, как всегда бывает в искусстве, спокойный Редон, мне представляется, узурпировал место патриарха течения. Он оказался удобным, уравновешенным, буржуазно доступным.

А вот у Мунка — сплошные разрывы, вихри его рисунков вовлекают зрителя в мистический круговорот сил; он видит мир как некое внутреннее противостояние начал, и это связано с самой материей живописи, о которой тут надо сказать несколько слов.

В начале века стало понятно, что живопись не должна копировать окружающий мир. Это стало ясно даже посетителям салонов… Как бы мы ни любили Кандинского, все-таки этот полный разрыв с реальностью никогда не был сложным путем, это уход, и абстракция всегда была и будет на периферии модернизма.

Живопись в кубизме, экспрессионизме как бы вступает в конфликт с реальностью; это столкновение, это драма разрыва и одновременно причастности. Именно здесь проходит, прошу прощения за термин, передний край.

Символизм по определению в этом конфликте не участвует – он сама отстраненность, он тут чужой. Он дышит иными высями, грезит иными далями. И тем интереснее некоторые темы Мунка, когда он пишет этот мир как бы с той стороны, из той духовной бездны – и ему грезятся красочные разрывы, и пластичные массы, и эти невыносимо гармоничные линии — просто хочется воскликнуть: такого нет на земле! – и одновременно оно есть.

Не надо пытаться свести символ к тому или иному однозначному смыслу, и, вспомним, все это лишь «символ иного, непреходящего бытия»: Мунк разрывает материю мира, чтобы в этих разрывах цвет стал чистым и ясным, как небесные хляби, а не грязноватые земные дымки промышленных городов…

Великолепный набросок под названием «Созревание» показывает именно это: на миг вдруг мир ушел, и сверкнули вспышкой истинные цвета нежности и отчаяния; такая живопись сразу всколыхнет тайное, поведет на вершины мечты и фантазии, никогда не встанет в строй унылых копий реальности… Причем в нем это не минутное, не маска – это настоящее.

Э. Мунк. Созревание

И девочка, которая сидит, скрестив руки, на кровати, таит в себе всю высоту, чистоту, зной и нежность этого горнего мира; сразу вспоминается глубокая тема Гумилева, который именно в девушке видел сокровище тайны… Словно весь этот шумный, пошлый, грязный мир крутится в невообразимом нелепом вихре, теряя цвета, веру, надежду, музыку и смысл; но в этой узкой комнате она сидит на кровати, как светлая жертва, как ангел, случайно залетевший в земную юдоль…

Никаких огромных сил, никаких таинственных свиданий – вы просто входите в комнату и, пораженный, останавливаетесь перед этим простым мигом чистоты; перед тем неясным и вечным, о чем мы не думаем и чего не замечаем рядом с собой, но именно в нем сила и надежда на спасение.

Он поразительный колорист, умевший создавать какие-то симфонические звучания цвета. Но рисунок, энергия линии для Мунка – главное. И он замечательно чутко умеет рассчитать эту энергию на пространстве холста.

Проблема русского символизма была именно в его отстраненности. Когда я читаю Блока подряд, начинает… немного ломить затылок. Все это красиво, но где-то там… И конфликты и драмы его говорят о многом – там; сразу хочу оговориться, что вообще искусство происходит не здесь, а потому сказанное ни в коем случае не упрек и не сомнение…

Но эта тоненькая девочка Мунка потрясает своей убедительностью – воистину, символ века! – и надолго остается в памяти и горит в ней как некий волшебный талисман, самый простой знак и самая недостижимая – и достоверная — высшая реальность.

зловещая тень на стене
магический Рок над нами
так что ты расскажешь мне
девочка с тонкими руками?

но долго пытать не буду
Рок движет новый круг
и нежное бледное чудо
реет рождая испуг

16 апреля 2018

Показать статьи на
схожую тему: