ГлавнаяМодернизмМироХуан Миро. Musica mundana

Хуан Миро. Musica mundana

любая истинная гармония существует лишь поверх мира сего и вопреки ему

это проблема средневековой эстетики и мистики, они были неразрывны и исходили из этой мировой гармонии; ее, разумеется, никто не мог увидеть в раздираемой войнами и чумой Европе – менее, чем теперь, однако они исходили именно из понятия desiderata

musica mundana – смысл любого искусства или науки, которые не имеют никакой ценности вне цельного знания, вне стремления к этой мировой гармонии и мировому созвучию; мы часть Вселенной — это общее место, аксиома, однако она теряет всякий смысл, если мы воздвигаем себя в качестве центра мира и теряем идею гармонии

и чем более мир погружает человека в суету и хаос беспорядочных стремлений, чем менее в нем настоящей гармонии, тем решительнее мыслитель рвет с этим миром и устремляется бесконечной мыслью ввысь

однако мир сей никогда и не был причастен этой гармонии, а лишь мешал ей; потому что всегда, даже в самые благоприятные и богатые времена, он существовал на основе подмены: мировая жизнь не может без суррогатов, и в ней нет никакого высшего смысла

поэтому ответ на вечный вопрос о смысле жизни конечно существует, только не тут, не в мире сем

*

мне смешны сегодня эти вечные совковые формулы типа «литература отражает…» — ничего я не отражаю; я не зеркало, чтобы просто отражать ваши мерзости, не вижу в них никакого смысла; и чем больше я вольно и невольно наблюдаю эту жизнь, тем менее она меня занимает

а занимает меня эта мировая гармония, о которой вы и слышать не желаете, совершенно утонув в ваших бегах и алчи – именно она появляется на картинах Миро, которые потому вам и непонятны, что этой музыки давно уже нет в вашей душе – а он полагает ее базовой частью человеческого сознания

просто для организации нормального процесса мышления: о чем бы вы ни мыслили, чем бы ни занимались, ваше решение или проект будут заведомо ущербны, лишенные этой составляющей – масштаба…

да, именно такое отношение будет верным: чем более люди погружаются в трясину этих ничтожных дел и забот, чем легче забывают о гармонии и духе, тем решительнее художник стартует в этот духоносный Космос; он легко рвет связи, как гнилую траву, вырывает их – и сохраняет и свято бережет эту единственную ниточку, уходящую ввысь

…лишь поверх мира сего и вопреки ему

*

я не думаю, что он это делает вполне сознательно, неким усилием личной воли; это заложено в нашем сознании в качестве его базовой характеристики, и именно величиной горизонта мы и отличается друг от друга: нам действительно необходимы в этом мире совершенно разные вещи

поэтому идея сделки с дьяволом так мудра и бесконечно верна, в ней выражен высокий духовный реализм нашей жизни: перед каждым обычным человеком возникает этот соблазн, и у него есть возможность собрать воедино свою волю и вкус, тайные мечты и живые порывы, чтобы выбрать жизненный путь

миллионы совершают этот выбор совершенно механически, не осознавая, что делают, однако дороги назад тут уже нет: высокая и святая жажда вздымает душу ввысь и не дает даже оглянуться на грешную землю – или, напротив, она так слаба, что не может оторвать вас от земли, где властвует сатана

люди, объявившие его выдумкой, видимо, вообще ничего не поняли в нашей жизни – и мне эта ситуация знакома, ясна, потому как есть знание, которое совершенно противоречит этой плоской земной мудрости наживы; оно просто портит настроение…

они живут, не слыша музыки мира, гула Космоса, гласа Божьего, живут утопая в насущном – не ведая Сущего

Х. Миро. Женщина и птицы на рассвете

поэтому прозрачные, почти воздушные, скользят эти абрисы, не в силах наполниться плотью; действует отношение: чем более плотской, материальной, суетной становится реальность – тем выше воспаряют эти воздушные абрисы, теряя всякую связь с плоской, бессмысленной реальностью

лишь взрывы эмоции, всплески светлой радости, дыхание тайн, улыбки ангелов

он подвергает сомнению весь этот мир, объявивший несущественным, почти не-сущим все самое ценное и святое под радостный хохот сатаны и словоблудие пошляков; он утверждает, что история еще не закончена

но их сила в прагматизме; у них своя правда, и с ней трудно бороться; современная власть – в каком бы виде она ни существовала и какое бы направление ни выбрала – стремится к тому чтобы подавить любые порывы – по той простой причине, что она не умеет ими управлять, не говоря уже о том, чтобы использовать эту громадную позитивную энергию лучшей части человечества

поэтому все проекты и программы воздействия и пропаганда и реклама строятся по единому принципу: стандартизация потребностей, никаких исключений, поставить обывателя в позицию простого выбора, а главное: он должен потреблять!..

вот тут выбора нет и быть не может, и ситуация настолько критическая, что художник уже не может с ней работать: он не согласен быть отражателем реальности, которой теперь вообще не принимает; он стартует в Космос

*

Мемфорд где-то пишет о том, что весь период позднего Средневековья можно охарактеризовать как своего рода невротическую ситуацию; люди больны суевериями и, однако, понимают, что в них больший толк, чем в грядущей прагматичной эпохе; они мистики и однако сами жаждут ясности, они на грани эпох

такая ситуация, видимо, возникает у всякого мыслящего человека в наше время, которое вообще уже не оставляет никакого пространства для творчества, для духа, так что человек отрывается от реальности и попадает прямиком в невроз

Эко комментирует это как стремление «через новое восприятие сверхъестественного реанимировать ощущение чудесного… 1» , словно человек предчувствует угрозу своему бытию, своей цельности в утере духовного мира – и в наши дни на новом круге повторяется то же движение

только современный художник уже не использует конкретный символический язык; его задача не в том, чтобы восстановить, например, евангельскую истину, но он мыслит шире – о человеческой духовности вообще

тут как бы идет спор: вы отвергаете Бога, хорошо, предположим; вы обвиняете церковь – во многом верно, хорошо; вы отрицаете всякие духовные порывы в человеке и сводите его к физиологии… стоп, это перегиб: в человеке есть стихия света, энергия сублимации, глубинные интуиции горнего мира

вот эти стихии, эти начала и восстанавливает художник уровня Миро или Магритта: первый пишет этот сияющий мир, так что зритель вдруг ощущает: да, это существует, это мне близко; второй ставит вас в позицию парадокса, намечает тупики убогой «реальности»

*

разумеется, это банальность, что искусство движется по неким таинственным кругам, и темы, проблемы, идеи повторяются, совершенствуются на каждом новом круге развития; наше время не исключение, просто теперь наука на крохотных своих крылышках слишком уж воспарила, присвоив себе монополию на знание

но искусство никогда не агитирует – у него иные средства воздействия; и в такие смутные времена стоит задача не борьбы с некими людьми или началами или идеями, а разработка собственных концепций и укрепление своих бастионов

и отсюда лаконизм, абстракция, вызов и бунт модернизма — это движение сугубо вертикальное, и оно не поддается горизонтальной развертке

тут есть еще одна причина, уже новейшего типа

наше сознание получает стандартную информацию; наука, программы образования – одни для всех, мы учимся в тех же школах, формируем стандартный тип сознания, все одинаковое

мы стали пленниками стандартного набора данных, и по сути дела нам не о чем сообщить друг другу; посмотрите на взрыв коммуникации, когда появляются новые и новые средства сообщения, самые искусные и изощренные, так что вы можете передать мгновенное сообщение откуда угодно, только послушайте, какие это сообщения…

словно люди сошли с ума, словно завтра их лишат права голоса, и они спешат сообщать, в любое время и о чем угодно, упиваясь новой игрушкой… и этот взрыв коммуникации выявляет еще яснее: им нечего сообщить

газеты и ТВ стремительно выносят на первые полосы разную чушь, любая горячая новость тотчас подхватывается всеми; ценности не играют роли, они никому не интересны, потому что требуют внимания, понимания, эрудиции, требуют наконец времени – скандал правит бал

ящик работает вовсю: массовое сознание тупеет очень быстро, ему нужна все более простая и грубая пища, оно уже не воспринимает идеи… короче, эта ситуация всем ясна и о ней не раз написано; и снова, как в Средневековье, мыслитель отрывается от этой пошлой каши и взмывает ввысь

…истинная гармония существует лишь поверх мира сего

наш скепсис и отвержение мира становятся все более решительными, и тут невозможны никакие компромиссы: если вам надо объяснять картины Миро, если вы не ощущаете этой музыки мира, гула Космоса, присутствия Духа, радости творчества, трепета высокой причастности – невозможны никакие экспликации

и в этом поразительный парадокс нашего времени: чем больше старается наука, чем полнее разъясняет нам мир и нас самих, тем гуще завесы таинств, тем глубже бездна и безнадежнее попытки сказать о главном; слова все заезжены, идеи банальны, символы отработаны – нужны более решительные меры

в этой душной атмосфере стандартного знания о мире невозможны настоящие открытия: банальное знание давит, как пресс, лишает нас свободы движения, обрекает на пошлость; нужен разрыв, чтобы оторваться от этой планиды, и это личная судьба и личная драма — это не передается и этому не учат в школе

мы не разъясняем – мы этим живем, добровольные странники на дорогах Невыразимого


1. У. Эко. Искусство и красота в средневековой эстетике, с.73

5 сентября 2017

Показать статьи на
схожую тему: