Поль Дельво

эти мертвенные, пустые фигуры у Магритта, Дельво, Дали – свидетельство вовсе не особого стиля, минимализма, а отражение пустоты современных натур, общества, стиля и пр., и у Дельво на картине «Женщина» простая мысль о том, что все усилия женщины направлены на одно: обнажение; а в обнажении нет ничего дурного, как раз наоборот! – просто художник мыслит категориями укрытия, символа, кода, знака, и для него бесхитростное раскрытие плоско и чревато угрозой

«Спящая Венера» — самая известная вещь, там она раскинулась прямо на площади, и скелет застыл перед ней – это что, последний ценитель истинной красоты? – сия площадная сцена действительно выразительна:

«Ночной поезд» еще лучше – тут эта идея обнажения, его тривиальность, с этой красной охрой, очень выразительны; разумеется, никто не станет называть эти изображения или идеи оригинальными, от них сегодня несколько веет дешевкой: Дельво вряд ли пережил бурную и скандальную эпоху сюрреализма

П. Дельво. Ночной поезд

многозначительность вообще опасна – а весь Дельво строится на ней, у него возникают пустоты, странная атмосфера сна – чаще ничем не подтвержденные, напоминает фильмы Антониони; однако в его творчестве тоже есть интересные идеи, вот, в «Пигмалионе» герои поменялись ролями: статуей стал он, скульптор, а женщина – внешне живое тело, но лишь форма, ибо она пуста

метаморфоза состоялась, однако оказывается, тут целая чреда превращений, нескончаемое колесо переходов из одной формы в другую, однако эти формы никак не меняют сущность общения, сущность связи, которая невозможна; гармония и красота Доротеи – это замкнутый мир, как и обожание Пигмалиона,

и хотя они в объятии, оно имеет несколько небрежный и привычный, я бы сказал — автоматический вид, потому что прорваться друг к другу людям не дано… замечу и эти камни, и пустыню – вечную пустыню мира сего, где люди не могут найти настоящего взаимопонимания, и то, что у скульптора-статуи нет рук – а зачем они? – Пигмалион уже сделал свое дело…

женщина-кукла Дельво – а они у него почти все одинаковые – не имеет качеств, это именно «человек без свойств», «человек в черном» Магритта, человек без характера, потому что современное общество, интенсивность жизни и труда, наполненность событиями – все это не предусматривает никакого характера вообще: для него нет ни места, ни времени, ни возможностей

моя мать повторяла мне одну фразу, которая тут весьма уместна, и которую она говорила, когда была недовольна моими вопросами или возражениями: «спрячь свой характер»…

скульптор на пьедестале – это идея всей картины, потому что миф говорит нам о том, как статуя ожила, он повествует об оживающем камне, о искусстве, которое вдохнуло жизнь в материю; тут же, напротив, человек каменеет и оказывается на пьедестале (своей эталонной страсти) — обратный миф

при этом, важно понять, что именно он оживил и во имя чего? – эта кукла, которая бессмысленно глядит в пространство, есть символ того, что дело не в ней, а в нем (еще одна причина ему оказаться на высоте), и наши мечты и опусы в равной мере остаются в нас и возносят нас:

там справа идет какой-то господин, в противоположном направлении следует современный вариант боттичеллевской Весны: все самодостаточны (вон, у нее и ветки, и целый куст на голове), и задумчивый Пигмалион понимает, что, в сущности, все, что может художник – это воссоздавать в образах свое личное чувство или мечту (ему этого, видимо, достаточно – а Дельво?)

П. Дельво. Пигмалион

эти взгляды – он глядит на нее, а она «глядит в пространство» — важная черта современного человека, ведь это свободный человек; никогда еще люди не были столь свободны, предельно, отчаянно свободны! – и свобода эта приобретает черты дурной, потому что не всякий использует ее по назначению, не всякий достоин ее – не всякий может наполнить ее настоящим человеческим смыслом

человек Дельво погружен в свое чувство, свой мир, и парадоксальным образом для него вполне достаточно этого восхищения, а для нее – мужа: образуется какое-то новое равновесие, новая привычная гармония отношений;

он застыл в классической красоте чувства, беззащитный и ненужный в современной пустыне быта – она невинная эксгибиционистка, и что она теперь будет делать? – в самом деле, нужно ли оживлять статуи?..

неудержимо важные традиции, черты быта, общения, общности интересов, семейные радости, настоящая любовь, когда натуры взаимопроникают друг в друга и делают эту жизнь теплее и содержательнее, — они умирают в этой суете, так и застыли они, как две статуи, и уже не так важно, кто кого оживил, потому что жизнь и камень стали так ужасно напоминать друг друга…

мы каменеем в чувстве или апатии, восторге или пустых интригах, пьянстве или мечте – все это разные состояния, но неизменно одно: пути от человека к человеку стали весьма узкими и торными, а поэтому надо ценить человеческое участие, тепло или радость, которые вы можете разделить в этой комфортной пустыне

2 мая 2018

Показать статьи на
схожую тему: