ГлавнаяИдеиМонологиМарсель Дюшан. Быть

Марсель Дюшан. Быть

М. Дюшан. На природе

с этим выдающимся художником, которого самые яркие представители новых поколений считают духовным отцом, случился характерный перелом, когда от чистой живописи он перешел к концептуальному творчеству и таким образом открыл новую эпоху в искусстве

сравнение ранних работ и зрелых просто поражает, так что я лично сначала просто стал перепроверять, его ли это картины; а потом увидел в этом важный знак совершающихся со всеми нами перемен

с одной стороны, тут художник от традиционной (к тому времени) живописи, от привычного синтеза, переходит к серьезным опытам, концептуальным работам: он мыслитель, и его не удовлетворяет просто хорошая гамма, то есть… просто живопись

когда вдумаешься в эти слова, становится как-то неловко: что значит «просто живопись», искусство для искусства? – а разве бывает другое? – а ради чего, во имя чего еще существует искусство? – на старый сакраментальный вопрос давно дан ответ: тут и вопроса нет

искусство есть высшее проявление человеческого духа, воли, творчества, интеллекта, синтез лучших порывов и высших прозрений, так что невозможно и глупо превращать его в орудие чьей-то воли или планов, тем более что в ходе страшного ХХ века мы уже окончательно поняли, какова цена этих планов и утопий… цена им грош

поэтому художник разрывает связь с миром; он пишет не для публики, он выражает какие-то тайные зовы и интуиции, пишет цветущий мир абстракции, в бешеной, неудержимой яркой гамме выражает свои порывы – без всяких шор и границ

это мое право: бросить к черту ваш мир крови и алчи и жить в своем; но философия, мой выбор собственного пути, мыслящий субъект — все эти штуки современная цивилизация не слишком жалует; она вообще ставит под вопрос субъекта

на словах у них везде свобода, это ясно, однако понимают они ее по-своему; это просто термин их социо-арго, а когда дело доходит до настоящей внутренней свободы (она ведь не может вечно оставаться сугубо внутренней, не так ли) – им это вовсе не нравится

быть свободным по принятым ими нормам, по правилам, разумеется, а в этих нормах и правилах главное не учитывается, а на виду мелочи вроде всеобщего избирательного права; они боятся настоящей свободы, не желают услышать живой человеческий голос

 

моя живопись, мой мир, моя личная философия – это им непонятно, всех тащат в кучу, потому что кучей удобнее управлять; никто не желает всмотреться, вслушаться, внимательно посмотреть, попытаться понять – а вот дюшановский унитаз – это нечто знакомое и можно сделать вид, что поняли

М. Дюшан

в этом мире тотальной фикции бессмысленно пытаться объяснять, бессмысленны концепции, потому что они давно уже не работают; однако Дюшан идет в этот мир и создает совершенно уникальные работы, которые, в общем, не имеют отношения к живописи

и тут передо мной вопрос: имеет ли это смысл? – я даже не о нем, потому что он гений, однако гений, с одной стороны, делает открытие, а с другой – мы оцениваем и примеряем открытие к себе, к обычным мыслящим людям; вполне возможно, что намеченный и пройденный им путь вовсе не подходит никому другому

но понятно, что гениального художника интересует не сам этот мир, в котором все, во что он верит, не стоит ни гроша; видимо, он исследует, присматривается, он работает на контрасте: живое тело превращено в какой-то слепок, и наоборот

 

он наблюдает метаморфозы – лепит современный миф, и после него любому мыслящему творцу как-то неловко писать уютные пейзажики… словно открыто новое измерение творчества: художник смело говорит о мире людей, о человечестве – совершенно иной масштаб…

и все-таки вопрос остается, потому что слов его никто не слышит; да и говорит он так, словно понимает: все равно не поймут – тогда зачем говорить?.. на этот вопрос у меня лично нет ответа

 

этот вопрос я ощущаю каждый день, когда включаю новости, когда слушаю всю эту ложь – иногда вижу просто тотальную пелену лжи – и я спрашиваю себя, существует ли вообще связь между мной и другими людьми? – ведь если она такая, то лучше не надо

то есть, мыслитель, художник (это слово – синтез творчества, точный термин) есть как бы последний оплот правды, живого человеческого чувства, глубокой бессонной мысли, которая пытается нащупать в этой кромешной тьме человеческий путь, человеческую ценность, свет Духа

и в этом ему никто из людей не сможет помочь – а вот помешать могут, и очень существенно; чего же стоит все это общество, общественность, цивилизация, которая нынче бомбит мирные города во имя своих туманных и, как правило, лживых «идеалов»…

Дюшан признает теперь только личность – «никаких групп, только сам ты способен что-то сделать» 1, и там есть интересное признание: он говорит, что «нас тогда интересовало четвертое измерение» (45), что ясно дает понятие о влиянии науки, технического прогресса, всей этой машинной цивилизации

и это тоже проблема, потому что художник одновременно утверждает совершенное равнодушие к публике и ее мнениям и оценкам (там же) и сам следует общим влияниям; зачем живописи четвертое измерение? – зачем ей наука с ее мифами и прогнозами, которые никогда не сбываются?..

там он дошел до того, что объявил ХХ век «отсталым» (50), а, может, просто сбился с пути и начал создавать некое новое искусство, оказавшееся слабым и неэффективным в мире пошлости и фикции…

и я снова сравниваю поющий, радостный и яркий пейзаж раннего Дюшана с его «серьезными» работами, в которых намечены разные тропы будущего творчества поколений… для кого? – и во имя чего?

я не знаю ответа; просто мне лично нравится зрелый Дюшан, что бы я сам ни писал об этом и какие бы сомнения ни высказывал; почему? – видимо, потому что некая сила все равно толкает нас вперед, и невозможно остановить человеческое творчество, человеческую мысль

 

у него проблемы со словом «быть», он сказал там Кабанну: «я вообще не верю в слово быть, это человеческая выдумка», а с другой стороны, утверждает следующее:

…художник существует, только если о нем знают; и можно предположить, что были сотни гениев, которые покончили с собой, исчезли, потому что не сумели достичь известности и славы… (90)

возможно, отсюда я могу сделать вывод о том, что в его сознании раздвоенность, и также о размывании настоящего бытия в социуме: он перестает существовать как субъект – вообще сомневается в категории бытия – когда становится общественно признанным Художником, иконой; тут размен: «корону за коня» или наоборот

короче говоря, художник всегда находится в центре этого урагана, между бытием и небытием, между свободой и славой, и от него зависит удержаться в качестве субъекта, сохранить цельность и аутентичное творчество – или обратиться в фикцию, шастать по аренам…

кстати говоря, я всегда полагал, что есть существенная разница между понятиями автор и писатель: никогда не считал себя писателем, я именно автор, я пишу тексты – вот и все; у меня нет никаких «общественных» амбиций, и само это слово вызывает тошноту

и потому я отвергаю любые влияния или мнения – не волнует и не занимает; задача автора – выразить, его мир, его мысль, его творчество – личное, субъективное вне всяких влияний и контекста, и что касается бытия, так и тут он осознает вполне личное бытие; совершенно убежден, что иного и быть не может

впрочем, это мой личный взгляд – противоположный взгляду маэстро — который я не желаю развивать тут; скажу только, что все эти размышления о судьбе мыслящего человека в современном мире, видимо, не касаются гения, у которого свой путь и своя судьба; не думаю, что он этими вещами реально управляет…

и судить его не следует, ну а в данном случае тем более: ведь победителей не судят

 

PS

вот вам и воля к власти!

человек с детства слабый прилагает титанические усилия, чтобы достичь настоящей силы и превосходит в этом крепких от природы, которые, напротив, не слишком напрягаются, опускаются, развивают апатию и инерцию; мне всегда казалось, что Ницше пытается преодолеть в себе христианскую идею

внешне, он ее отрицает, он «антихристианин», однако на деле он ее блестяще реализует, так что его формулы очень часто – слишком часто совпадают с формулами Евангелия

путь творческого человека в этом мире – преодоление: судьбы, материи, себя, противоречий, идей, сомнений, влияний, природы, общества, мнений… можно перечислять до вечера, но главное в том, что посему именно он и не бывает уверен ни в чем, а потому и не годится в учителя человечества

пусть уж его учат те учителя, которые у него есть, да-да, вот в этих серых школах, где они наверняка не узнают ничего опасного для здоровья, ни одной настоящей проблемы – никогда

М. Дюшан. Пара


1. П. Кабанн. Разговоры с Дюшаном, с. 34 (испанского издания)

13 июня 2018

Показать статьи на
схожую тему: