ГлавнаяИдеиActualХаим Сутин, или претворенное бытие

Хаим Сутин, или претворенное бытие

я не просто дышу и существую – что это значит, ваши эти cogito ergo sum – какое там к черту sum, когда не могу осмыслить ни одного настоящего понятия? – нагородили заборов и называют все это философией; если бы я понимал эту вашу философию, никогда бы не взял в руку кисти

тут все наоборот: cogito совершенно не приводит к sum, напротив, я погружаюсь в какие-то лабиринты, застываю в дебрях, непроходимых болотах этой паршивой логики, в которой уж точно нет никакого смысла – то есть, ее смысл в том, чтобы пресечь живую мысль

а я желаю жизни, хочу прожить это поле, лес, гору вполне, и в моем сознании это уже не лес и не гора, а вектор, сила, живой вздох, влечение, страсть, потому что я ощущаю всем своим существом, что это существование лишено мощи, из него словно выжали сок

*

вот потому и восстают на вас и порабощают вас так просто все эти мертвецы, эти жуткие тираны – они же холодны как лед, чистые вампиры и параноики, занимают площадь бытия, которого нет, мертвое поле

и я хочу наполнить жизнью эти мертвые формы, а для этого мне приходится их разрушать без жалости, потому что все эти леса и дома не имеют никакого смысла, в них нет ведь вашего cogito – они не мыслят, значит и не существуют, не так ли…

весь мир летит к чертям – я так ощущаю его, как ветхость и прах, это материал, глина, из которой Творец приказал создать мир иной; я понимаю Его слова буквально, творение продолжается, приготовьтесь, будет трясти…

мазки выворачивают мир с корнем, я создаю его заново, живой и трепещущий взамен вашей мертвечины; хватит орать, вот простой вопрос: вы вполне довольны вашим существованием, действительно утверждаете, что это и есть настоящий человеческий мир?

нет? – так чего вы орете? – хуже не будет, и, может, вы после такой тряски совершенно иначе посмотрите на привычные вещи – и скажете, что вспышка живого чувства важнее тысячи танков?..

Х. Сутин. Гора в Сере

надо совершить акт бытия

действительно, cogito оказывается маловато, тут нужно действие; ну, это же естественно, после первого мига осознания себя ты должен что-то предпринять, правильно я понимаю? – иначе, сидишь в смешной ситуации первого прозрения, которое будет и последним

прожить значит создать – иначе ничего не получается

таково современное сознание, в которое уже вмонтировано – помимо нашей воли, я никого не сужу – слишком много механизмов, догм, табу, правил, норм, о какой там свободе вы болтали, Бог с вами…

причем поглядите на них: ни одного не отменишь, все логично, прилично и неуловимо напоминает кладбище; надо мотать отсюда, иначе и я запою то же самое; искусство есть преображение

а что это значит? – а это значит, что я ни одной травинки не принимаю как данность, ощущаю в доме его страшную неустойчивость, ведь представьте только себе, как он застыл на этом обрыве на огромной планете, которая движется!..

и дерево наполнено соками, порывами, кажется, оно смятенно стонет на ветру

во мне сотни эмоций, чувств, стремлений, мечта и боль, отчаяние грохочет в мозгу – какое там к черту cogito! – я пытаюсь вырваться из этого котла, потому что вы создали мир, в котором жить точно невозможно: я там сойду с ума от этой тоскливой равнины

Х. Сутин. Пейзаж в Сере с красными деревьями

краски в хаосе – это плохо; я ощущаю предел, отчаяние, дальше некуда; собственно, опять же, если с философской точки, тут нет никакой трагедии (а для чего еще существует философия? – она снимает трагизм жизни, удобная штука для усталого ума)

в обычной жизни все эти силы, начинания, проекты, стремления оканчиваются ничем (я искренне был бы рад услышать противоположный пример), так что такая, с позволения сказать, гамма есть чистый реализм

один хороший писатель назвал это духовным реализмом

во всяком случае, тут полная искренность, и вот это хочу подчеркнуть особо: в мире, где все лгут, где человек, входя в сеть, не может найти ни слова настоящей правды

в таком мире искренность чего-то стоит: scrivo ergo sum – демонстрирую вам акт существования как базовую установку сознания (хочу сообщить по секрету, что ни один другой акт без этого никогда не обретет нужной полноты – подумайте над этим)

*

свободы хотите, а я вам не верю, и скажу больше: в этом моя беда; это все только речи, привычная жвачка газет, вообще, замечаю, что на свете совершенно не осталось настоящих значений, слова напоминают мертвые куколки – знаете, когда они валяются на земле, и ветер несет их к черту…

бросьте, «сущность свободы – в самоопределяющейся деятельности» 1, и свобода бывает только личной; поэтому бросьте ходить в музеи, чтобы найти там свободу, ни я, никто другой вам ее не дадут

свобода в воплощении, в преображении, почитайте Евангелие

я человек не церковный по той еще причине, что не уверен, будто туда бредут всем стадом; человек идет сам, да и как брести вместе, когда в стаде 90% не верят в цель пути? – так что вот он я с моими болячками, кошмарами, страстями и порывами, как на духу — tout que je peux

*

когда я смотрю на его картины, мне кажется, он воплотил – совершенно помимо своей творческой воли — именно западное начало вражды и раздора, хаоса и этих бесконечных томлений, и мы видим сегодня, как эти силы рвут мир на части

такое искусство пророческое, и оно не пророчит нам ничего хорошего; он чует эти подрывные силы раздора и бунта, которые играли позитивную роль, взрывая это сытое мещанство, но одновременно росла энергия разрыва, исчезали основы, рушились кумиры и идеалы

и мы оказались в мире, где все возможно для того, у кого сила и власть; думаю, всем сегодня ясно, что прежние идеалы и устои оказались воспоминаниями, и апокалипсис неудержимо надвигается на нас

тоска


1. И.Г. Фихте. Сочинения. М., «Ладомир», 1995, с.27.

14 сентября 2017

Показать статьи на
схожую тему: