Тень Тесея

Тут надо пояснить…

Аполлодор оговаривается, рассказывая о лабиринте и Тесее: оказывается, когда бежали с Ариадной из лабиринта, взяли с собой “детей” — а не 7 юношей и 7 дев, которые, якобы, приносились в жертву Минотавру. Непонятно, зачем минотавру были дети, и вообще, каким образом чудовище кормилось, если со всего средиземноморья кровожадный диктатор собирал только эти 14 тел — из Афин, и почему именно и только из Афин?

Рисунки на стенах лабиринта и вообще вся эта история, и местоположение Крита, который и сегодня родина развлечений, любви и вина — все это наводит на мысль, чем именно занимались эти юноши и девы — и особенно дети, — в лабиринте и кто такой этот минотавр…. Он древний как мир.

Я вовсе не хочу сказать, что там был сплошной разврат и несчастных детей отдавали на растерзание пороку — “минотавру”- вполне возможно, что это была своеобразная школа — школа жизни, наподобие современных курсов для будущих консультантов по туризму, однако скорее всего этих жертв каким-то образом отбирали на родине демократии — атавизм, конечно, и Тесей не сразу решил с ним покончить. Он вообще не знал, зачем его везут и что из этого получится, потому и договорился с отцом, что если вернется живым — оденет корабль в белые паруса (к Миносу их везли под черными, необходимая театрализация для убогой черни).

Тут возникает следующий вопрос: с какой стати повезли с “детьми” Тесея — известного к тому времени героя, который поубивал уже и Керкиона, и Дамаста (который растягивал до смерти одних и распиливал других — изощренный вариант старика Прокруста 1 ), прогнал сучку Медею и мог, видимо, постоять за себя.

Сам отправился к Миносу — никто его не вынуждал, поскольку, вообще, полагаю, именно “детей” развратник и деляга Минос желал получать из Афин — и не думаю, что Афины были особенно против, учитывая характер деляги и его привычку опустошать города набегами. Он желал “детей”, однако не протестовал и против добровольцев…

Итак, Тесея, пишет Аполлодор, “причисляют в тем, кто был отдан на съедение Минотавру…” — а мы его причисляем к борцам со злом, конечно, к героям, который желал победить чудовище — одолеть порок.

Тут вообще лингвистический миф, полагаю: люди все время употребляют не те глаголы, и вместо реализовать говорят почему-то победить – из этой путаницы и в наши дни вышло много скандалов…

Если переводить все это на человеческий язык, так все в Афинах знали, что таил лабиринт и в чем была сила Миноса — конечно же, не в кораблях. (В этом была и его слабость, заметим в скобках, поскольку у него был известного рода зуд, который причинял неимоверные страдания и передавался, как водится, всем придворным — жене диктатора аж понадобился особого рода бык — так что можно понять желание Ариадны поскорее бежать из этого хлева…) И Тесей решил покончить с этим бардаком — и влюбился в Ариадну.

 

Собственно, не думаю, что он был первым героем, который решил покончить с пороком. Но все дело в том, что порок — это лабиринт, а герой шагает прямо. В этом главная антитеза темы герой-лабиринт. Они несовместимы. Герой обычно гибнет, а лабиринты вечны… Но тут произошло иначе.

Герой должен был попасть, как водится, в лабиринт с самыми лучшими намерениями, однако там… ну, можно себе представить, какие чудеса ждали там туристов или героев, — с тех пор почти ничего не изменилось, —

и можно даже больше сказать, если уж пускаться в рассуждения на тему: каждый герой по сути своей обязан в какой-то момент своей жизни поставить вопрос о лабиринте. Мол, что за кошмар, развращают детей и всех прочих, посреди моря находится известный остров, где известные люди за известную плату — вы понимаете? — порвалась связь времен, просто! — жить невозможно! Но потом герой обычно понимает тщету своих усилий, понимает, что тут все опутаны сетями — сказано же — лабиринт! — значит и выхода нет, и “быть или не быть”, и никогда бы не нашел Тесей этого выхода, и остался бы там беседовать с каким-нибудь черепом бывшего шута — если бы не Ариадна….

Конечно же, символ-символ! — любовь выводит на свет, помогает победить порок. По мифу, мастер на выдумки, Дедал придумал идею с нитью, и Ариадна быстро ее реализовала. Тесей устроил погром в бардаке и по нити выбрался из проклятого лабиринта. Он вывел оттуда всех “детей” и с любимой отправился прочь. Все прекрасно, просто мещанский happy end.

Но тут-то она и влюбляется в бога. И все летит к черту.

 

Сказано, что в нее влюбился Дионис, бог виноградной лозы, страстей и как раз тех услад, которые и победил Тесей в лабиринте, так что сам миф превращается в лабиринт…. Светлый аполлон Тесей проигрывает темному Дионису.

Это история о женщине, которая всегда — лабиринт, и отношение автора к победителю и разорителю лабиринтов скептическое. И дальше ведь у него были страшные нелады (это мягко сказано) с самыми разными вариантами лабиринтов, и если первый — у Миноса, второй — его дочка, третий был — Ипполита, амазонка, которую он похитил и которая родила ему одноименного сына.

Потом он вывез от Миноса вторую дочку — несчастную Федру, и амазонки устроили целую войну с Афинами: тут получается своеобразное сквожение героя меж двух огней, точнее — женщин, а значит — лабиринтов: амазонка — воительница, видящая в мужчине раба, эмансипэ без всяких лабиринтов и загадок — или женщина, жена, таинственная и непредсказуемая в своих страстях и капризах. Налево пойдешь — смерть люту найдешь, направо пойдешь — совсем не придешь, и пр.

Так всегда в отношениях с женщиной потому, что мы стремимся упростить эти отношения, то есть иногда обойтись вовсе без отношений — и это вечная ошибка всех мужиков, идеальным выражением которой остается конечно прекрасный Ипполит, которому надо было жить на родине своей матери и сойтись с какой-нибудь амазонкой, которая или отрезала бы ему пальцы правой руки, или еще что-то — в зависимости от проявленных талантов, очень актуальный эпизод в качестве иносказания для современников….

А что касается выбора, так не думаю, чтобы нечто изменилось с незапамятных времен, и до сих пор нам приходится выбирать между Сциллой и Харибдой, — миф как раз на тему, — между Аресом и Горгоной, а если попросту: между тесаком амазонки 2 и мандой, которая представляется намного заманчивее, и недаром….

Амазонки потерпели поражение, однако потом происходит известная история с Ипполитом, который не признавал женского общества (был как бы амазонкой наоборот) и был оклеветан влюбившейся в него Федрой — все они гибнут, и таким образом амазонка отомстила, предвосхитив развитие женского типа в мире вообще….

Не хотел бы уподобляться Дамасту, однако вражда амазонок к федрам кажется мне банальной и совершенно актуальной истиной. Женщина-воительница, активно претворяющая в жизнь свои мечты и желания, ясная и прямая, как сам герой, претерпевающая явное половое вырождение, с ее мечтой о мече (фаллосе) и о захвате, успехе, карьере — это одно, и она никогда не примирится с самкой, которая хитра и двулична, глубинной природой своей сознающая свою роль матери и жены, и вечного лабиринта, где теряются и блуждают несчастные и простецкие герои-мужики….

история вечная, продолжается и сегодня, и первые всегда побеждают – и всегда не к добру: это не я сказал, это говорит вечный миф

Идем дальше. Тесей не смог возместить урон, нанесенный Ариадной. Женщина всегда предпочитает бога мужчине, иногда — кому повезет, — бога в мужчине, однако все это игра в слова, а суть остается весьма печальной…. И куда бы он ни направлялся, везде получался скандал именно в силу этой его полной неспособности вместить оба начала — иначе, неспособности полюбить (а любовь и есть совмещение полов как начал) — вот в этом и заключена тайна Тесея, великого героя и несчастного мужа….

— он занялся сомнительным сватовством и спустился для этого прямо в Аид — мудрый сам сделает вывод

— он был первым, кто похитил из Спарты и лишил невинности Елену, которой тогда было 12 лет и она бегала в коротеньком пеплосе, этот опыт не прошел даром, Елена себя показала во всей красе позже, и в результате — Троянская война

— он навеки поссорил нас с амазонками, и эта битва продолжается до сих пор с переменным успехом….

Герой всегда хочет выпрямить мир, найти выход из лабиринта и тем самым разрушает сложность бытия — губит мир, а гений спасает, потому что гений — это полнота любви, а герой — это стремление, которое слепо и никогда не выводит на свет, потому что свет не где-то у черта на рогах — не на горе и не в Аиде, — он в нас.

Любите, братья, иначе тень Тесея падет на вас и навеки лишит покоя и удачи.


1. Дамаст — это интересный миф о реализме, адекватном, нормативном восприятии реальности, которое раскладывает все по полочкам, систематизирует — античный систематик, который знает только два размера, два разряда; в сущности, полезно рассказывать эту историю всем систематикам, пытающимся привести реальность к знаменателю. Это художник, который делит человечество на маленьких и больших и выражает образы при помощи схемы, не личность порождает образ, а схема. Очень актуально, в сущности…

2. Тесак нужно понимать не обязательно буквально, мы живем в цивилизованном мире (хотя вот ведь намедни одному американцу снова оттяпали его фаллос), этот тесак в нас, образно выражаясь, внедрен, он в нашем сознании, и таким образом понимаемый становится весьма реальным, прошу внимания…

26 мая 2018

Показать статьи на
схожую тему:

Оглавление