Ангел смерти

Будь ангел смерти для меня!

Самое главное тут конечно не тема, ведь она условна, да и не идея, хотя их тут дивная россыпь, но этот мощный взлет строк, эти действительно орлиные крылья, роковое движение духа… Одна боль, одна мука, одно томление пронизывает все его поэмы, где строка бесконечная, летучая, стремительная, разящая вяжет изысканный узор и мается все об одном…

Пышнее вечер догорает
И мир всю прелесть сохраняет
Тех дней, когда печатью зла
Душа людей по воле Рока
Не обесславлена была

А были такие дни? Да, именно этот перелом, этот миг падения и желает он раскрыть. Когда человек стал злым, когда этот заблудший Адам обратился в ничтожество? Герой поэмы Зараим — странник, как и все герои его поэм. Кстати, он человек вполне необычный, искал “великого в ничтожном” — этот мотив важен. Есть ли вообще на земле, среди людей — великое? Было ли что-то великое, чего бы Зараим мог искать? В своих скитаниях он убедился в обратном, и мрак зажегся в его очах.

Он влюбляется в Аду.

Изгнанник мрачный, величавый
С холодной дерзостью очей…

Это необычное описание. Тут он мукой своей, отчаянием пробуждает любовь в Аде. Странничество закаляет, это духовное искание и жажда — единственное достойное занятие на свете, где человек не может успокоиться, осесть — сразу гибнет, — поэтому он и вознагражден этой любовью. Ада заболевает и умирает. Ангел смерти является, чтобы освятить ее последний миг, но видя страдание героя, возвращает ей жизнь.

Тут надо подчеркнуть, что заслуга Зараима очевидна. Ангел именно почувствовал, как тот страдал “без всяких признаков страданья” — счастье, чуть ли не вечное, выстрадано — награда получена. И чудо:

Кровь в груди остылой
Опять волнуется, кипит
И взор волшебной полон силой
В тени ресниц ее горит…
Так Ангел смерти съединился
Со всем, чем только жизнь мила…

О чем это? Произошел великий миг синтеза земного и небесного: ангельская душа вошла в смертную грудь, и теперь Дева-ангел восстает с ложа, чего, увы, не способен постичь человек Зараим. Возможно, это так и есть: мы не можем постичь божественности красоты, и женский взор, верность, ласка воспринимаются как должное — кому-то даже надоедают… И предпочитаем новые наслаждения. Почему? Отчего некой роковой силой у нас отнята вовсе мудрость? Мы не ценим тех частиц Бессмертия, любви небесной, которые хоть раз выпадают каждому? Небесное не живет на Земле.

Смешно бессмертье на земли…

— и потому Зараим желает славы и богатства, власти земной, ему надоела любовь — страшит, что только могила будет памятью по нем. Как всегда, мысль о бренности и любовь спорят. И нет силы, способной примирить их.

Любовь бессмертна, однако зачем мне эта бессмертная любовь, когда я, смертный и грешный человек, создан вовсе не для нее? Я должен действовать, побеждать, оставить память о себе в подвиге. Как неубедительно небесное на грешной земле! Вероятно, так же, как наши слабые порывы к славе непонятны там, на небесах…  И тут вступает тема судьбы. Он говорит Деве:

Верь, для меня ничто угрозы
Судьбы коварной и слепой…

Затем именно судьба обвиняется в смерти героя. Почему она коварна и слепа? Разве не сам он слеп, не видя великой любви? Небесного счастья, которое ему даровано ангелом? Это так, однако востократ преступнее судьба, странная сила, которая делает нас столь мятущимися, противоречивыми, обреченными… нас, наделенных высшим разумом, бессмертной душой, заставляет постоянно отрекаться, быть столь двойственными и неустойчивыми… Судьба — трагедия. Мужчина воспринимает ее как зов, женщина — как неизменное состояние. Женская и мужская судьбы противоречат друг другу. Трагедия запрограммирована.

И он идет на битву, в которой и совершает свой подвиг. Последний, когда все уже мертвы, он стоит и один отражает удары врагов — картина славная и бессмысленная…

Безумец! ты цены не знал
Всему, всему, чем обладал.

Он не поверил, что эта любовь небесная. Что сам ангел оставил рай, чтобы любить его. Но, господи, кто же поверит в такое? Мы земные — вот в чем наша трагедия, и никак не в силах поверить в небесный удел. А простое земное счастье — его нам слишком мало…

Как наши великие поэты относятся к красоте? Пушкин

благоговея богомольно
Перед святыней красоты

— его Мадонна для него — все, эта любовь чиста и абсолютна. Он знает секрет любви, который и заключается в ее абсолютности, неразменности и уникальности. Лермонтов чувствует в любви тайну. В стихотворении, посвященном его Мадонне, он тоже отмечает, что в ней “все гармония, все диво, все выше мира и страстей”. Любовь таинственна, несказанна…

Собственно, Пушкин может “благоговеть богомольно” и полагать, что обладает красотой, но это только поэтический самообман. Мужчина не может владеть ею. Иная судьба влечет его — иная тайна в мужской судьбе.

Ада спрашивает его в изумлении:

Возможно ль, ангел красоты
Тебе, изгнанник, не дороже
Надменной и пустой мечты?

Есть какая-то роковая обреченность — пути. Мужчина — воин, он обречен идти вперед, пройти свою судьбу, и если он вдруг обретает такой дивный дар — сам Ангел сошел с небес, чтобы любить его, — что он может чувствовать в этот миг? Видимо, он сразу ощущает свое несовершенство, и снова его гонит судьба в путь, на битву жизни — потому что мы не ангелы и нам не дано остановиться…

Ада спускается в долину, которая покрыта мертвыми телами. Среди этого ужаса — умирающий возлюбленный. Странная строка в устах умирающего Зараима:

Лишь я хотел увидеть кровь…

Мечта о подвиге странным образом несет в себе мечту о смерти как воплощении. Мыслитель и поэт понимает, шестым чувством знает, что рожден не для этого убогого пути, он как бы забрел сюда на время, так скорее покончить с этим дурным временем, чтобы воплотиться. Наверное, это единственная возможная философия подвига…

Ада слушает его и мучительно страдает,
Забыв, что у нее уж нет
Чудесной власти прежних лет,
Что поцелуй ее бессильный…

 

Да, ангел обменял свою животворную силу на земную любовь. Теперь она не может спасти умирающего. И какой же неверный обмен! Вечное, претворенное в земное, обесценено, приобрело иную, низкую и несовершенную природу. Ангел отлетает на небо. Теперь он будет только карать людей, потому что они не заслужили великих даров.

25 марта 2019

Показать статьи на
схожую тему:

Оглавление