ГлавнаяРоссияОскар Рабин и обреченность

Оскар Рабин и обреченность

вот вопрос: а все ли настроения вообще надо выражать? — у меня за день их столько проходит, и я вовсе не спешу каждое запечатлеть для потомков, и даже для самого себя: есть препротивные

Рабин меня возвращает в совок, где все было огорожено и ничего нельзя; мрачное настроение, нечего сказать, вечная бутылка, без которой ничего не завязывалось, и это вечно мрачное небо…

О. Рабин. На могиле Сидора Поликарповича

у него там по крыше черти прыгают, бесы скалятся, никакого исхода – на веки вечные; дело не в совке, который сгинул, а в том, что нечем его заменить; общественный строй – это не рубашку сменить

откуда-то надо взять новые идеи, новые ресурсы воли, чувства, доверия – а где их взять? – сколько уже бутылок выпили…

сам дом на его картинах словно скачет (тоже черт), потому что ни в чем нет устойчивости, и он видит это внутренним оком – задолго до чудес всяких приватизаций да перестроек…

настроение – обреченность

О. Рабин. Шурин дом

при этом, я понимаю, что сам художник вовсе не ощущает себя в тюряге, он свободно шастает по этим мрачным равнинам и катакомбам, где когда-то жили нормальные люди, наверное, и выпить не откажется – только он смотрит на всю эту землю издалека

она обречена, ее не поднять; он не видит в ней никакой силы, никакой настоящей жизни; пустырь и хаос, дикое поле, на котором никогда ничего не вырастет, на всех его картинах не помню ни одного живого дерева

и это самое первое: эта обреченность в наших анекдотах, вечном скепсисе и неверии никому и ни во что; в этой стране вера во что-то светлое, в некие планы или реформы – это давно уже ясный признак слабоумия

бушует какая-то истерия отрицания, революционная стихия в самых пустых головах, которые конечно же не извлекают никаких уроков из истории и через сто, через двести лет повторяют все те же призывы – движение по порочному кругу, картина жутковатая

второе из первого: это искусство?

сей вопрос поневоле задаю все чаще, и он бывает обращен к самым разным художникам, режиссерам, писателям; впечатление, что обреченность наложила лапу на всех, и они забыли о миссии творчества

говорят: «пишет, потому что не может не писать» — однако пусть пишет в стол в таком случае, нам этот понос ни к чему; искусство возвышает, дарует надежду, пусть через трагизм, через мрак – к свету; «повышает жизнеспособность» и пр. в этом роде

а тут что? – Рабин, без вопросов, хороший художник, и эта масса в композиции его картин, и в них есть внутренний трагизм etc., однако сам набор одинаковых символов приводит к мысли, что он мыслит однозначно, слишком схематично

получается плакат, а если плакат, так у этого жанра свои законы, и вот, я вопрошал: к чему меня призывает этот плакат?

а вывод прост: безнадежность очень заразительна; вы стали писать картины, чтобы обличить ее, вывести черта на чистую воду, глядь, написал мастер пять, десять этюдов, ну и сам стал чаще вздыхать, и все не так и… в общем, испортила жизнь хорошего человека

 

и тут есть еще и другая идея, совсем неприятная: человек уехал, понятно, его тут преследовали, да и не русский он человек – хорошо, однако ты бы теперь забыл эту тему; есть некое достоинство, некое обязательно перед бывшей родиной, пусть с какой угодно маленькой буквы…

пишу это именно потому, что Оскар Рабин никогда ни словом не оскорбил Россию, так что идея моя чисто теоретическая: не надо нас хоронить; у меня всегда впечатление нехорошее от людей или опусов, которые поют реквием живой огромной стране – чудится какая-то истерия неудачников

мы научились хоронить – не умеем созидать; а есть тенденция, тренд, если угодно – мода на нытье и отпевание, и этот мертвый скепсис совершенно не похож на настоящий здоровый скепсис мыслителя, так что талантливый человек был Рабин, его искусство мне ничего не говорит

есть такие птицы – грифы; это большие, красивые птицы с очень мощными, красиво изогнутыми клювами, они величественны и сильны, очень живучи, потому что они питаются исключительно мертвечиной

 

тут возникает размышление о природе русского характера, ведь он интроверт, все внутри – а вот Рабин отражает внешнее, банальное (водка, закуска, забор); настоящая жизнь в России течет как подземная река…

то же происходит во всех областях этой жизни – в экономике, где царят сговор и подкуп и ничего по закону; в образовании, где пишут одно, а в умах – совершенно другое – везде нет формы (цивилизации); это страна, на которую еще никто не посягал всерьез, целина

отсюда и «легкость в мыслях необычайная» легко перенимают чужое, легко расстаются со старым, легко купола с церквей сбрасывали и очень легко посылали в бой солдат без оружия, совершенно отсутствие человеческих свойств, ветер

никакие интересы, идеи, смыслы вообще не выявлены, власть крутится в своем мирке – народ в своем, и когда идет очередная «реформа», это вспашка отдельного участка глубиной 1 см – никого не волнует и не затрагивает

в общем, надо заметить, что сознание совковых художников было чересчур политизировано, они все пытались отразить свое отношение, свое отвращение, однако кажется, перестарались в этом: соцарт оказался пустышкой, потому что пытался интерпретировать пустоту; на самом же деле выразить эту жизнь довольно сложно

политика уходит, в искусстве остаются поэзия, мистика, мысль, смысл

В.Б. Левитов
20 апреля 2020

Показать статьи на
схожую тему: