Пояснение

Оно так велико, что не имеет ничего вне себя и так мало, что не имеет ничего внутри… Вне его нет вещей и внутри него нет людей…
Гуань Инь-Цзы, гл.8

первое впечатление – оторопь и вопросы: тут все непонятно для нашего достаточно прагматичного ума: тут установлены некие непостижимые величины; но может, нас подводит привычка к ясному тексту евангелия? – а что если на время отрешиться от привычного…

не следует недооценивать Завет; мы косо глядим на католиков и протестантов, которые решили проинтерпретировать Завет по-своему – и народы там познали все ужасы такой вольной интерпретации – ну а как бы мы смотрели на китайцев, которые приняли бы Христа, о Котором им рассказали бы католические миссионеры?

у них не было Явления и их духовность строилась на весьма абстрактном понятии Дао, или, прежде, Неба, и как видим, эти понятия определялись мудрецами древности чисто отрицательно; я вижу в этом честность мыслителя, искренность подвижника, который чувствует Незримое, но не в силах его определить и описать

и он понимает, что тут очень важна правда; тут не нужны выдумки и фантазии; и с разных сторон они пытались описать эту священную пустоту, иногда крайне оригинальным образом – вот, в той же книге написаны странные слова:

Не следовать дао – вот дао. Следовать ему значит покоряться вещам 1

а может и правда так: канон, как его дала нам церковь, есть смирение мыслителя, отказ от метафизики как искания и исследования, переживания реальности Духа – зачем все это, когда предмет изложен, как в учебнике, все обряды определены – да ведь это и есть отказ от философии, это и означает — «покоряться вещам»!

как можно следовать Непостижимому? – его можно переживать, вопрошать, алкать, стремиться, ни в коем случае не проясняя до конца – потому что это и будет именно твоей иллюзией, миражом ума; китаец отказывается ввести дао в обиход, обратить в обычный ритуал обыденной жизни (как сделали это западные церкви почти повсюду)

и отсюда, я задаю сам себе вопрос: а понимаем ли мы и, главное, чувствуем ли мы всю глубину наших христианских таинств?

и в конце концов, духовные практики индусов или китайцев похожи на великое приуготовление к тайному; они как бы оставляют центр незанятым – место для Бога всегда свободно, и вряд ли кто-то может назвать такую позицию ошибкой

 

«Чжуан-цзы» – величайший памятник духа, корень даосской традиции

Мудрый человек не имеет ничего своего. Божественный человек не имеет заслуг. Духовный человек не имеет имени

образ опустошенности, Великой Пустоты реет над этими текстами, написанными в разные века; их авторы скептически относятся к конфуцианской традиции; есть сомнение, что в этом мире можно навести полный порядок, впихнув туда и дао…

Я, Чжоу, слышал, будто конфуцианцы носят круглую шапку в знак того, что познали время небес… но почему бы вам не объявить по всему царству: «Те, что носят такую одежду, не зная этого учения, будут приговорены к смерти!» 2

другое дело – древние мудрецы, именно им наследует Чжуан-цзы и те, кто шел за ним; то были века, когда знание люди не спешили выплеснуть наружу, и человек высокого духа нес свою исключительность, в себе пестуя высокие идеалы

Люди древности в своих знаниях достигли предела. Чего же они достигли? Они знали, что изначально вещи не существуют

кстати, это было написано за 20 веков до епископа Беркли: вещи не существуют, не есть сущее, в них нет бытия, они лишь преломление в моем сознании – в нем они и получают некое условное суще-ствование; условное – потому что они конечны, определены, имеют форму

как всякое проявление: я проявляю нежность, переживание, отвержение или гнев – все это извергается вовне, внутри остается пустота; и опыт помогает мне в дальнейшем избегать этих пустых извержений; мудрый остается в себе, занят собой – там много насущных дел

«Небесное — внутри, человеческое — вовне» – а жизненная сила пребывает в Небесном, и ты никому не сумеешь передать этот опыт, тут каждый идет сам, и на этом пути познание – наиважнейшее, однако Чжуан-цзы скептически относится к возможности применить его, не говоря уже о каких-то реальных переменах в Поднебесной – снова, в отличие от конфуцианцев, которые активно вторгались в политику и управление

Наша жизнь имеет предел, а знанию предела нет. Имея предел, гнаться за беспредельным гибельно. А пытаться употребить в таких обстоятельствах знание — верная гибель

отрешенность, тишина, равновесие, пустота – вот идеал существования мудреца, словно он понял раз и навсегда: эта задача – переживание бытия – гораздо важнее всех прочих; и на этом пути человек претерпевает метаморфозы

собственно, он дух, призрак, им овладевает опустошение – он странник и тень, и неуловим

Беги славы, беги позора.
Ты то дракон, то змея,
Превращайся вместе с временем.
Не желай никогда быть кем-нибудь.
Будь то вверху, то внизу,
Согласие — вот твоя мера

а в мире согласия нет, и поэтому они все были странниками: не привязанные ни к должности, ни к месту, ни к людям, вечные скитальцы, несущие в себе великий дар – не стремящиеся к чинам или славе и ясно осознавшие невозможность своей жизненной задачи:

Не знать — это внутреннее, а знать — это внешнее

отсюда – знание жизни, той дольней жизни, от которой мудрец ушел; он не видит в ней ничего устойчивого, ничего вечного – сплошные перемены и падения, взлеты и провалы, и смысла ни на грош

Люди древности изменялись вовне, но не менялись внутри. Нынче же люди изменяются внутри и не меняются вовне. Только тот, кто принимает перемены вещей, способен не меняться сам: в переменах он не претерпевает перемен

он обрел эту устойчивость, твердость, так что не зависит от событий или людей; этот идеал внутренней свободы – главное достояние мудрого, и этот человек вовсе не описывает свое состояние видения как райское блаженство (были и такие даосы) – это трудный путь, и трудная истина, ибо она все время ускользает от слов…

Он уходит, не прилагая усилий, он приходит, не теряя безмятежности. Вот что такое путь сбережения жизни

сбережение жизни…

невозможно сказать точнее, и давно я не видел такой остро актуальной формулы – в мире, где люди растрачивают чувства, желания, мечты, себя – на тысячи мелочей, так что к 30 годам человек выглядит духом как старик, ничего не удалось сберечь!..


1. Даосские каноны, кн.1, с.327

2. Чжуан-цзы, с.227

7 февраля 2019

Показать статьи на
схожую тему: