Зло

Христианской этике весьма вредят расхожие представления. Вообще, те писаки, остряки, просто досужие господа, которые с готовностью повторяют нелепые сказки о дьяволе, пишут непонятные романы, в которых он является, конечно же льют воду на мельницу нелепой демонологии, усиливают и искажения этики. Это вред великий. Потому что, конечно же, в наш век правильное понимание того, что есть зло, совершенно необходимо.

В каббале Бог — некое средоточие, духовная система, в которой есть полюса, направляющие, основные векторы и пр., и дьявол есть часть этой системы — северный полюс её; т.е. его присутствие в мире — и в Боге? — оправданно, он необходим как основа, от коей отталкиваемся, как данность, как… впрочем, он таинство, как и всё в Боге, а потому оборвём список.

Как ощущает себя человек в отношении дьявола? Я чувствую его присутствие. Я должен всё время его чувствовать, тогда он будет, как говорят ученые, выделен, отделен от моего Я; я не желаю признавать своими, часть меня как образа и подобия Божьего — страсти, жгущие и мучающие дурными видениями, и злобу, которая вдруг вспыхивает в сердце.

Тут может возникнуть возражение. Что же, все светлое и высокое я полагаю своим, а вот дьявола извергаю — нет ли тут произвола? Или, еще хуже, просто самообмана? На самом деле всё не так: и светлое, и идеалы, и Бога я полагаю не моими, но вне меня существующими. Точнее, это тоже часть моего Я: получается человек, который признаёт: да, я не един, разорван, и смыслом моей жизни и является собрать воедино эти части, но не такими, каковыми я их обрел в сознательном своем возрасте.

Что касается сердца, его чувств, их следует очистить, как и ум — от лукавых и дурных помыслов. Волю направить во благо — и так далее…

 

Зло по Достоевскому

Этот автор очень органично понял природу зла, понял, как бессилен человек перед злом, сколько усилий требуется, чтобы побороть его. Вот сияющее нравственное и духовное зло — Великий Инквизитор, превращающий людей в стадо, в животных… Зло многолико и неуловимо, то, что кажется нам привычным и ясным, нашей сутью, — оказывается на поверку самым страшным злом.

Можно сравнить эту великую фигуру (Бердяев, наверное, прав: самую важную фигуру в нашей культуре) с Воландом в не совсем понятном по духовной идее романе Булгакова, где этот черт, напротив, является оригинальным и здравомыслящим, его этика совершенна, людям он дарует мечту и крылья, и пр. нелепости…

Итак, зло — омертвение души, смерть веры, вот настоящее зло, и нечего его искать вовне.

Мы мертвыми устами произносим мертвые слова, от которых отлетел дух. (Н.Б.2-149)

— так пишет Бердяев о философии зла у Достоевского. Возрождение, “огненное крещение” одно может вернуть нас к жизни и вырвать из пучины зла.

Поэтому зло уже не является в мире в виде дьявола как отдельной особи, некой злой воли — это понимание зла оказалось изначально неверным; можно предположить, что люди сбросили, свалили в этот образ все свои страхи и не желали признавать зло в себе — да и мало понимали его истинную природу…

Как и в каббале, зло органично миру и человеку, зло в нас, тайными и мягкими щупальцами оно пронизывает всю мирскую жизнь. И если человек живет в мире, его главная задача: осознавать вездесущность зла. Именно бдение, трезвость ясного разума помогает в этом деле.

Таким образом, и борьба со злом является уже не каким-то сверхусилием типа самобичевания или неумеренной аскезы: в первую очередь, это самосознание. Вот самое могучее орудие искоренения зла, в первую очередь, в себе самом.

 

Потому что зло нельзя искоренить в мире, “мир во зле лежит”. Зло — его природа. Смерть, насилие, ложь — все это традиционные беды мировой жизни, однако в новые времена мы значительно разнообразнее понимаем зло, и в последующих главках мы поговорим о его конкретных личинах подробнее…

И конечно, страсти, грехи человека — то главное зло, которое в нем, и которое он вносит в мир. Борьба с ними — главная задача.

Наличие традиционно понимаемого зла (казни, беды) оспаривается многими подвижниками. Зло — несущее, призрак. Вот, Иоанн Кассиан пишет, что подобное зло часто “ведет во благо”, заставляя человека отречься от мира и внять Писанию. (с.110) И даже:

Потому когда святому мужу будет причинена смерть, не должно думать, что ему причинено зло.

И еще:

Никому от другого не может быть нанесено зло, если только кто сам не привлечет его к себе малодушием. (111)

Потому что и самое явное зло “соделывается у мужа совершенного оружием правды”.

“Существенного зла”, получается, нет вовсе, мы создаем его таким, полагаем существенным, придаем слишком большое значение и т.п. Интересны рассуждения подвижников о духовном зле, зле как тонкой силе чувственности, прелести и пр. Душа подвижника в вечной брани, борьбе, которая возрастает по мере осознания духовных категорий.

И одновременно, свою душу он должен держать в порядке, духовном мире. Не надо вспоминать о грехах, мучить сознание ими.

 

Иоанн Кассиан (224)

Одно мысленное соприкосновение с прежней гнилью испортит воздух ума и изгонит духовное благоухание.

18 апреля 2018
Оглавление