ГлавнаяМодернизмМункЭдвард Мунк. Символизм

Эдвард Мунк. Символизм

Omnia visibilia quaecumque nobis visibiliter erudiendo symbolice

«все зримое дано нам для обозначения и объяснения невидимого», писал Сен-Виктор Гуго, добавим: и наоборот; символизм пронизывает сознание и жизнь мыслящего человека

Р. Эмерсон пишет:

We are symbols, and inhabit symbols 1 

– весь мир есть «набор эмблем, и в символе мысль поэта освобождается»

таким образом, современная живопись есть символизм; назвать так только творения Мунка или Редона – это значит лишить этого качества живопись Клее или Миро или Магритта – все это символизм того или иного типа

С. Малларме учил рисовать не вещь, а впечатление ею производимое, так что предмет «раскрывается не только внутрь, но и вовне… Совершенное владение этим искусством и создает символ» 2 — именно синтетизм, сложность современного творчества делают его насквозь символистским

назвать какое-то течение живописи символизмом – это то же самое, что назвать какую-то литературную школу изящной или образной: как же без этого? – тут мы просто повторяем сущностные черты искусства, вот и всё

если вы пишете не впечатление, не мир вокруг вещи, не ваш внутренний мир в его магической экзистенции, а просто вещь – думаю, вы занимаетесь не творчеством, а просто чем-то другим; живопись не может совершенно освободиться от символизма, она по определению символизм, как только начала выражать настоящие идеи

а живопись ХХ века именно этим и занималась

Шеллинг записал:

Символ – это воплощенный эйдос, непосредственно явленная сущность, конкретно-чувственное, предметно-оформленное изваяние смысла 3 

идеальное определение изобразительного искусства в целом, а уж современного – и подавно, потому как сознание современного человека конечно усложнилось, и значительно, но одновременно оно как-то расплывается, теряет конкретные, ощутимые сущности

совершенно большинство людей вообще не озадачены никаким смыслом, и это есть своего рода возврат в Средневековье (это уже давно стало избитой формулой), когда необходимо изображать, чтобы возрождать смысл и ценность: такое искусство выполняет решающую миссию восстановления содержания жизни

теперь ведь экзистенция ушла, мы вступили в эпоху виртуального существования, так что эта черта становится решающей, определяющей всю жизнь и сознание человека; и вот еще одна мысль – уже из античности, а там базовые темы стояли очень конкретно и ясно:

символизм в своем конечном итоге есть учение об освобождении человека от судьбы 4 

каким же образом? – а именно путем выражения символического порядка жизни, символического уровня сознания; судьба есть воля или сила н а д жизнью, и если человек входит на этот уровень и выражает сущности – то есть не просто абстрактную «духовность», а реально воплощается в эти сущности, живет ими – разумеется, символически

он покидает сферу вещей и «при помощи теургической символики освобождается от судьбы» (там же); в этом смысле,

модернизм есть своего рода экзистенциальное моделирование, светлая магия, воплощенный практический символизм бытия

Э. Мунк. Одинокие

самые простые вещи и состояния, сцены и эпизоды наполняются тайным смыслом – и не только у Мунка, для которого в символизме заключен просто главный пафос, но время такое наступило: человек решает действительно преодолеть некоторые вечные табу

одним из них и являлась судьба, рок; и были другие: например, некоторые базовые инстинкты, а ведь именно таким является инстинкт продолжения рода, связь с женщиной – и тут тоже мы видим весьма драматичное освобождение

все время разрывы – и тут же вспоминается наш Чехов, который просто гениально пишет разрывы; все его пьесы – это просто некая система разрывов, где ни одна связь не складывается, тотчас рвется, словно эти люди погружаются в стихию абсурда, где ничто не складывается, все летит к черту!..

удивительный мир, в котором бушует символизм

и Мунк пишет разлуку, расставание, разрыв; он подчеркивает это цветом, он ощущает это в каждой паре, потому что тут действует какая-то слепая сила, действует вопреки времени: идет бурная эмансипация, и чем ближе мы становимся – тем резче разрывы

о, эти гении чутко ощущали, да и просто знали о грядущей катастрофе: стойте, как бы предупреждают они, вы уничтожаете тонкую животворную паутинку связей, конфликтов, ценностей, традиций на пути к этой дурной унификации особей, к обезличенной массе населения

но кто слышит эти голоса? – кто их понимает?..

 

символ – базовое средство любого искусства, и он не может быть художественным течением, как им не может быть, например, гиперболизм или драма; сама экспрессия тоже вызывала сомнение у ее гениальных носителей, таких, как Бэкон и Сутин

именно поэтому если мы сравним русских поэтов, которых назвали всех скопом символистами, то увидим, что «чистые» символисты – Брюсов, Белый, Эдлис – значительно уступают другим – Сологубу, Блоку, Гумилеву, Гиппиус, потому что те были носителями более конкретной художественной и философской идеи

символизм не течение и не школа, и уж конечно не философия, а метод; правильное понимание такого термина очень важно: лучше эффективно использовать конкретный метод, чем раздуть понятие до уровня художественного направления и получить пустоту

вкусить ее очень просто, почитав теоретические статьи А. Белого – сразу все станет ясно с русским символизмом

 

символизм изображения – это должно стать базовым определением изо, формообразующей и основной чертой искусства, если вы желаете как-то описать или интерпретировать его; и не надо путать его с подтекстом или басней – это вещи более простые, иного уровня творчества

символ – высший синтез, совершенный образ, переход в иную реальность, он истинно не от мира сего! – и поэтому я поневоле начинаю обратное движение и указываю на некоторую слабость чисто «символистских» вещей

многие картины Редона эскизны, утонули в молчании и недоговоренности, так что создается впечатление, что ему просто нечего сказать: символ обязывает; и напротив, идеальные вещи Левитана или Шишкина, где тонкий и глубокий символизм природы заставляет ощутить настоящий трепет

там вы стоите перед истинными тайнами, настоящей заколдованной Русью, которую, даст Бог, еще предстоит нам описать по-настоящему…

рисовать не вещь, а впечатление…

нет, мсье, мы идем дальше, нам мало впечатлений или «шепотов неизъяснимого», мы совершенно конкретно, реально и полно живем в мире ином, в мире, где сущности дышат полно и мощно, где идеалы существуют, где молитва летит к Богу, а обыденный мир…, впрочем, это слово для него – явный эуфемизм

мы не от мира сего и желаем всеми силами, без тени сомнения, утвердить этот высший мир в своем сознании – это и есть смысл современного искусства в опусах и упованиях гениев ХХ века

воплощенный эйдос, непосредственно явленная сущность

она ни на что не намекает, а рассказывает бесконечную сагу о человеке, о таинстве сущего, о великой надежде на воплощение; такая сущность – никакая сущность по определению не может быть явлена вполне в физическом естестве — у нее вообще другое естество, о котором нам мало что известно

однако совершенно ясно следующее: вы перед выбором, и никуда от него не денетесь: или непосредственное и сущностное – или оформленная видимость, удобная фикция, и разумеется, вам понятно, что выбирает апатичное большинство

бросьте этот убогий мир насилия и алчи, в нем нет смысла и на грош, это какая-то тупая дребедень! – мы идем к высшему, горнему миру, где каждая вещь и каждое слово обретают настоящий смысл, и никаких смесей, никаких уступок – кончено!

этот подход вообще меняет наше сознание, наше восприятие – и не только искусства; потому что в этой жизни я просто требую настоящего, конкретного и живого – от вашей мысли, чувства, отношений, родства, близости, интерпретации текста или обучения эстетике

потому что мы в потоке этой высшей реальности, и у меня нет никакого желания сходить вниз – к черту все это

Любое живое творение всегда символично… (М. Метерлинк)


1. Эстетика, с.456

2. Демон аналогии

3. Философия искусства М., 1966, с.100

4.Лосев А.Ф., ИАЭ, Последние века, т.1, с.260

11 сентября 2019

Показать статьи на
схожую тему: