Этюд 12. Феномен

Р. Магритт. Ключ к полям

вы этого не понимаете

мы на все смотрим сквозь это мутное стекло (как у Бергмана), надо разбить стекло; в этом смысл феноменологии: прийти к самому ноумену, почувствовать не явление, а суть

найти источник смысла — в человеческом одушевленном теле и поле восприятия, между сознанием и миром, потому что он ощущает, что ни там, ни тут нет подхода, нет чистого знания: в сознании одни проекции, снова мутное стекло – в мире суррогаты

прийти в соприкосновение с вещью, с самим смыслом, обрести феномен, который раскрывается в моем сознании и существует как вещь-в-себе, совершенно самодостаточная, и нет ничего заней; и поэтому в нем загадка, противоречие, нельзя разрешать его

объективного знания нет, это все иллюзии – кстати, эти иллюзия завели людей уже слишком далеко: сначала они написали «научную картину мира», потом и космос завоевали, теперь читают как по книге жизнь миллиарды лет тому назад – а заодно и вперед – кипит пустая фантазия профанов…

настоящий опыт дается трудно и существует в данном мгновении, в точке времени-пространства, неповторимое мое ощущение, моя идея; бессмысленно пытаться передать ее в целости и сохранности (стекло разбивается)

душа заключает мир в скобки, исключает мир из поля зрения субъекта, отступить, уйти от всякого естества (оно иное, чем мое), и является не мир или часть его, но смысл, и он невелик, частица, вспышка – ее надо зафиксировать, точно выразить, какой бы абсурдной она ни казалась; похоже на тщательную запись снов, однако каждое такое описание лишь часть картины, оно отрицается, надо снова превзойти его, идет наслоение проекций — так появляется смысл

надо разбить картину, разбить произведение, потому что оно затмевает смысл — именно тем, что выражает его в материи; ничего нельзя выразить в материи, и стекло, даже самое прозрачное – материя, вокруг одна материя, дух иссякает, растворяется в шуме и гаме мира

таким образом человек восходит к сущности, жаждет не существования, а бытия, это метафизика

Мы видим, как боязливо держатся окрестностей вещи, только бы не анализировать ее саму… (Райнах)

ординарный человек избегает познания; тут получилась вообще странная ситуация, потому что, с одной стороны, правильно они испытывают отвращение в отношении школ, вузов, всей этой дикой рутины и тупости; а с другой стороны, и собственные модели познания отсутствуют – получается вакуум

и человек не разработал собственную систему представлений, таким образом он и падает в болото материального мира и вообще не представляет, что такое философия, никакой мистики, никакой поэзии – банальность, пошлость плоского ума

Макс Шелерписал, что феноменолог иначе смотрит на мир; он осознает условность «реального» существования предметов: вещи кажутся существующими, однако тут вопрос о качестве, о уровне существования

переживаемая мною радость, акт восприятия, акт сновидения или галлюцинации суть реальные части моего личного бытия; ведь они полны совершаемого мною осознанного бытия 1 

иначе говоря, там совершается интенсивное бытие, познание, творчество, только в таком состоянии я ощущаю полноту восприятия – в этом все дело, а не в материальности вещей; исходя из материи, вы теряете все главное: поговорите с современным молодым человеком о таких словах, как честь, достоинство, идеал, сублимация…

у него на уме совершенно другие слова, одна материя: люди утеряли душу?..

Шелер указывает, что мы зря полагаем видимость – чем-то несуществующим, потому что «сама видимость предполагает личность, чтобы ей казаться» – придать значение моим снам и видениям, в наше время нет готовых пособий, никакой помощи: человек сам создает свое сознание, другого пути нет

для этого он создает проекции, сны, опусы и разбивает их на пути к смыслу; которого никогда не познает, потому что это не аксиомы, а путь

надо разбить картину, да, но для этого сначала ее надо создать; я иду, и опусы остаются позади, как следы на песке; это не бессмысленное творчество, потому что по ним и только по ним я могу выверить правильность пути

чтобы научиться чисто схватывать феномены, усваивать их сущность без предварительных понятий, без опосредования, разъяснения – пусть чего-то не понимаю, неважно, путь есть путь и не все можно объяснить; и я осознаю, что стал другим: это другой тип сознания

описать его? – невозможно, потому что уже сотни феноменов вспыхивают и гаснут, живые картины и идеи идут чередой – это можно только пережить; весь пол в осколках…

однако есть кое-что еще: за окном сознания сияет мой росистый луг и холм, освещенный солнцем, мое волшебное видение существует, и чем больше разбито опусов, тем яснее и прекраснее вид; есть и боль, и тягость – они в мире, который не так легко сбросить с плеч; да, когда поэты и философы пишут о нем, они конечно высказывают некую мечту, а не описывают реальность

но уж тут ничего не поделаешь…


1. Антология феноменологии, 202

23 октября 2018

Показать статьи на
схожую тему: