Этюд 10. Гнездо

завороженность

до вершины не дойти; это нелепые слова: покорить вершину; люди вообще придумали массу смешных слов; будто слова – помочи, костыли, на которых они ковыляют по земле, придают уверенность и т.д.; на самом деле вершины созданы не для того, чтобы их «покорять»

это высота, и она веет вселенским холодом, завораживает, приковывает мое внимание: во мне есть эта нота высоты, главная нота души, лейтмотив той музыки, которая придает силу жить

но отразить, выразить ее смысл, эту силу… невозможно; ты ощущаешь, что для этого должен над ней доминировать, то есть обладать большей силой, что просто невозможно; невозможно выразить… например, то неуловимое движение – да, движение, словно гора вырастает, идет ввысь… все это совершенно немыслимо!

 

Р. Магритт. Область Арнгейм

я все силы вкладываю в картину, не думая ни о чем и ни о ком, и получается, что именно это упоение, эта погруженность и забвение мира – приносит плоды; и я думаю вот о чем: мы пришли к совершенно другому типу творчества

прежде люди писали портреты, пейзажи, используя некие модели – виды, людей, сосуды на столе – это был обычный мир вокруг нас, но как бы преображенный, возвышенный, или там присутствовало философское настроение: человек выражал некие идеи, и зрители их более или менее понимали, там была связь…

потом она оборвалась; кто-то пишет, что произошел разрыв, угасли идеалы, ценности – современные люди, писаки, журналисты, очень любят это слово и все время оплакивают эти «ценности», а художники их совершенно не понимают: что за ценности, о чем вы…

мы чувствуем по-разному, может и правда они ощущают некоторое опустошение – я не понимаю почему; наверное, прошла эпоха всего общего, ведь в наше время было слишком много общих надежд и верований, и было в этом что-то действительно утопичное: люди-то разные…

и тут дилемма, как жить дальше: пытаться сохранить любой ценой общее или, напротив, идти своим путем, к своим вершинам? – мне кажется, тут и выбора уже нет, потому что это ваше «общее» давно уже угасло, все одни утопии, а моя гора – реальность… но только моя

я прочел у св. Антония мысль, что наставник не должен много времени уделять обучению новопосвященных, потому что это дело небезвредное: и он прав, таким образом ты отрываешь как бы части души, мешаешь углублению, тому напряжению истинной веры, чистоте молитвы…

подвижник молится сам, идет своей дорогой и никого не может взять с собой, и с художником происходит то же самое; и чем более мир погружается в рутину и войну, в пошлость и алчь – а это несомненный факт, увы – тем увереннее и свободнее он себя ощущает

и его творчество и правда похоже на такое вот гнездо, в котором птица сложила яйца; когда-то из них, с Божьей помощью, появятся птенцы, и они станут сильными птицами – орлы воспарят над вершинами! – но пока они ничего не могут сказать, ничем не поразят зрителя…

гнездо – вот и все что я могу сделать

 

если угодно, это и есть знак творчества: художник выражает сокровенное, не общее, а свое, не отражение, а выражение, и мне кажется, это род откровения, а значит языком притчи, образом: потому что эта высота не преобразуется простым линейным образом – например, в слова

я не могу объяснить ни одной картины

словно полет во сне, когда ты не понимаешь, какой силой и куда летишь, и каким образом это получилось, и даже описать сам полет ужасно трудно, и на устах – печать; но это полет, и лишь в нем настоящий смысл

вот и вся премудрость

3 октября 2018

Показать статьи на
схожую тему: