ГлавнаяМодернизмКандинскийВасилий Кандинский

Василий Кандинский

современный человек познал великое одиночество

окруженный толпами, со всеми этими теле и видео-игрушками, в потоках коммуникации он или теряет себя, или отделяется от этого пестрого и бездарного мира, шумящего вокруг, но в котором нет «ни звука русского, ни русского лица»

мы начинаем понимать ценность нашего собственного сознания, нашего внутреннего мира – и это понимание резко отделяет нас от мира лжи, личин и пр., там нет ничего интересного в сравнении с этим самопознанием, этим миром, один очерк которого дал Кандинский

именно он, потому что многие писали абстракции; много подделок, которые почему-то сразу отличаешь: они там пишут тот же предмет, выдавая его за живое; яркие, аляповатые, безжизненные, эти опусы лишены трепета и напряжения этого поразительного – бытия

В. Кандинский. Полукруг и точка

мне тут не мешают внезапно возникающие профили или спуски – я отрешен от физики и геометрии, от всего вещественного и воспринимаю лишь музыку форм и скольжение линий, которые могут угрожать, радовать, шутить или низвергаться в пропасть — тут они испытывают легкое головокружение от высоты

тут мое озарение и тепло воспоминания, мысли, скользящие в моем одиночестве – вечном одиночестве мыслящего человека, который ни с чем и ни с кем не может быть слит, никем не может быть заменен, он уникален и сложен, и я распутываю эти планы и фигуры

и понимаю, как сложен человек и как мало мы можем реально в нем узнать – то есть, тут рождается глубокое ощущение, строится какой-то широкий горизонт восприятия — и живой позыв к творчеству как индикатор художественной правды, уж тут не обманешь!..

хотя следует предостеречь: эта живопись (как и любая иная) не для всякого, не на всякий вкус ложится, и не надо этому удивляться: персонализм есть сознательный выбор; и еще одно, прежде чем идти дальше: ваше восприятие этой живописи будет, разумеется, совершенно другим…

понимаете ли вы такое чудо? – нас объединяет то, что мы воспринимаем совершенно различно

я засыпаю, и последней вспышкой из тьмы поражает мое воображение новый мир: яркие воспоминания, картинки дня, эпизод с женой, случайные фразы, острая шутка… сознание гаснет, обретая музыкальное равновесие и покой

музыка…

 

мысли

1

если женщины нет, ее надо придумать

мы все более осознаем, как много потеряли и продолжаем терять: теряем настоящую лирику, настоящую женщину, настоящую музыку, все суррогаты

прежде я смотрел фильмы о природе, о разных экзотических местах, и камера долго шла, показывая пески – теперь все монтаж, мельтешат всякие твари, никакой красоты; исчезла сверхзадача, просто фильм вливается в нескончаемый обезличенный поток зрелищ

я вынужден что-то делать со своим сознанием, чтобы не сойти с ума, чтобы не стать придатком этой «машины наслаждений», весьма банальных и стандартных и все более в жестокость и ужас…

не утерять своего мира, быть собой

и на этом пути я начинаю сочинять – другого выхода просто нет, даже если ты не любишь писать, ты станешь это делать; не потому ли теперь миллионы людей, которым это занятие чуждо, включились в процесс писанины – это, конечно, кошмар, но симптом ясный…

и я пользуюсь этими знаками, как метами сущего, сочиняю значит живу

scripto ergo sum

 

2

многие знания – многие печали

лавина придавила меня, и сознание лишь попискивает из-под этих тяжелых камней; они там решили совершенно нас раздавить; странное дело, мудрец был прав: чем больше узнаю, тем меньше своего, словно эти никому не нужные факты, знания, нормы, законы, сведения вытесняют главное…

а тут сущее – как фигуры водяными знаками, и я должен их проявить; я реализую свой мир в этом чистом пространстве абстракции

абстракция? – и снова, вряд ли это верное слово, ведь она становится все яснее, отчетливее, наполняется значениями, чувствами, а ваша вшивая реальность, напротив, угасает и теряет всякий смысл – да в ней этого смысла изначально и не было, и все это знают

это прежде мои чувства, мысли, эмоции, привязанности были направлены на безликие фигуры, на вполне абстрактные понятия (пример? – сколько угодно: демократия, права человека, инфляция, статистика, где все правда, политика, где говорят как на духу – хватит?) – теперь все конкретно

это твердая установка, с которой меня уже не сбить

а печаль – она уже так привычна, что я и не мыслю ничего иного; я познаю некую верную тональность, свой стиль, свое дыхание: быть собой – это очень конкретно

 

3

вы замечтались, барахтаетесь в пустоте; кто такой совок? – он все время у всех все просит, рассчитывает на государство, ждет подачек, сидит, устремив глупый взгляд на небо, и зависит от всех, кто сидит выше; наше отношение – отрицание, полное отрицание, однако это не нигилизм, это негативизм; я именно владею определенным набором реальных ценностей, чего не вижу в вашей дикой «реальности»

а кстати, без кавычек я просто не могу назвать этот набор нелепостей, обмана, искажений и суррогатов; что реально? – мое чувство, желтый цвет, квадрат или круг; что условно? – сидение на пятой точке и надежды на русскую демократию, уж это полная абстракция, белиберда

так что не надо спешить раздавать ярлыки; в человеке громадные бездны смысла, и я занят лишь тем, что открываю и открываю их – мне даже новости прослушать некогда, да и к чему они мне?

 

4

принцип разделения

мы стали мыслить очень системно, это ясно, и потому появились решительные перемены в карте сознания; я не хочу ничего смешивать; вся жизнь вокруг – какой-то ком, она стремится к хаосу, и моя задача избежать его…

напряженная жизнь требует выделить какое-то пространство покоя – совершенно абстрактное пространство, в котором не может быть ничего из окружающего мира: в нем нет ни времени, ни места, ни ресурсов для настоящей гармонии

это мое личное дело; я отдыхаю в этой картине, нахожу бесчисленные переклички, уходы, лабиринты, придумываю и отрешаюсь; это импульс, необычные сочетания и линии толкают мысль – тут есть абсолютная свобода

по опыту я давно понял, что на самом деле это огромная редкость – то есть, для человека, который мыслит и не согласен принимать желаемое за действительное; потому что там, за окном, одни искажения, и их серии все нарастают, так что многие давно перестали их замечать и различать, а все дело именно в том, чтобы не утерять эту способность различения

 

5 Деррида

…это всемогущество как жизнь означающего производится в тревоге и блуждании языка, который всегда богаче знания — Ж. Деррида 1

чтобы найти истину – нужно чистое поле, нужен поиск, а не набор истин, из которых ты обязан ее выбрать; с другой стороны, мы живем в мире, где все описано, и все искажено – остается лирика

он читает чистую лирику, отмечая в ней «открытость бытию как таковому», в то время как самые, вроде бы, серьезные понятия и науки не дают уже давно никакого настоящего знания – лишь общие места и банальные аксиомы

Наш логос является бесконечной дискурсивностью, а не актуальной бесконечностью,

слова, предметы мешают видеть, шум – слышать, вся эта реальность – заслон

вечное движение, вечная тайна

 

не надо останавливаться; мыслящий человек напоминает ската, который скользит в синюю глубину; менять установки, менять убеждения, как меняют одежду, никаких окончательных выводов

решения принимаю не я

бывает такое состояние, когда ты оказываешься в пустоте отдохновения и начинаешь видеть смыслы; это вовсе не банальное творческое состояние некоторой экзальтации и подъема, в эти волшебные мгновения ты ничего не производишь

ты в себе самом, и это ничем не нарушаемая внутренняя гармония не может быть никак выражена – ни словом, ни цветом; ты можешь создавать лишь некие параллельные потоки сознания или эмоционального самовыражения, не более того

эта имманентность практически не ощутима, не вещественна, и в эти мгновения ты можешь понять, насколько же искажены и твой обычный облик и действия, и мысли – буквально все искажено, и само искажение – да это просто условие выживания в мире людей!..

ты не ощущаешь времени, и чистые сущности проносятся перед твоим взором, целые миры, потоки, сияния – стремительно и глубоко захватывая душу – и когда наступает снова земное время, и ты смотришь на часы, и под окнами движется все та же серая толпа

ты понимаешь, как мелко все окружающее – понимаешь это без гнева и пристрастия, без раздражения, устало и грустно, — и совершенно очевидно, что за мгновение такого откровения ты отдашь весь мир


1. Ж. Деррида, «Письмо и различие», с.118

7 февраля 2020

Показать статьи на
схожую тему: