ГлавнаяМодернизмГормлиЭнтони Гормли. Пустота

Энтони Гормли. Пустота

Пробивают двери и окна, чтобы сделать дом, но пользование домом зависит от пустоты в нем.
Вот почему полезность чего-либо имеющегося зависит от пустоты.
Лао-цзы

1

великое искусство: создать пустоту

в ней человек поистине может познать себя, проявить свои таланты, стать собой, построить дом, познать Бога

цели у нас разные, но стремление одно; в мире слишком много вещей – люди стали задыхаться, они требуют все больше места; проблема решается чисто физически, однако понятно, что физически она не может быть решена никогда

создать живую пустоту, человеческий мир – да так, чтобы в нем было место и для меня, и для вас, место для любого желающего – это великое искусство ХХ века

но одна пустота для всех – это нищета

поэтому образы пустоты такие разные, так что часто они просто совершенно не совместимы

этот человек слишком активен, его дом полон, нет ни метра пространства, зачем он меня пригласил, если не может выделить даже угла? – я не могу войти…

меняется соотношение основных оппозиций: движение стало бессмысленным, достижение – условным; и какое значение имеют эти слова: восток, запад, юг… я учусь искусству обретения пространства

 

к пустоте надо быть готовым; является человек и начинает шарить по карманам? то забыл, этого не знал, этим не владеет – а заменить нечем, пустота-с

опять же, многие привыкли валить все беды на кого попало: в мире много всяких факторов и причин и лиц, и всегда найдется отговорка – только не здесь; тут уж если торчит нога? так в ней должен быть какой-то вселенский смысл, иначе нечего ей тут торчать

тут пространство обретения значений

 

пустота обязывает

это как бы не общее пространство, безличная вселенная или что там еще – это твое личное заявленное тобой пространство, ты создал мир

претензии беспредметны (или наоборот: предметны – и потому нелепы), можно принять его или нет, и я, собственно, не вижу никаких весомых причин его не принимать

я путешественник по разным пространствам, я открыл разные измерения, и это делает мой мир безграничным; так что даже рождается определенная усталость от смены горизонтов…

 

удивительное ощущение…

это не живой человек – скульптура Гормли, она как бы… входит в воду и…никак не войдет в нее, на грани бездн, как собственно и сам Человек, если вдуматься

пространство его мира огромно; оно включает даже не только мир земной, но и другие галактики, и оно стремительно расширяется, по какому-то странному галактическому закону сдавливая внутреннее пространство

чем больше он познает – тем оно уже, меньше?..

а тут, напротив, весь мир принадлежит человеку, который переходит из одной стихии в другую, именно (и только) в этот момент обладая обеими, поэтому переход невозможен

тут целая философия

 

и он каменеет, не в силах выбрать правильное решение

это наука существования в пустоте – в качестве, извините, субъекта… когда все стихии, идеи, понятия, доктрины обрушиваются на тебя разом, но… но иного субъекта не бывает: эта штука на помойке не валяется

вот почему полезность чего-либо имеющегося зависит от пустоты

имеющегося – заметим – а не просто существующего; речь идет, видимо, о существе, осознавшем себя, и он понимает, что его существование, полезность, миссия и долг, да и счастье, радость зависят полностью от этого освоенного пространства и способности создать пустоту

сохранить себя вопреки миру и всем треволнениям мира сего

 

2

именно резкое расширение сферы письма, всеобщая безответственность и невнимание на пире мировой помойки – Интернета — знаменуют наступление нового ощущения; требуют концентрации смысла и автаркии, новых форм и жанров, новых идей

тут еще определенный, вполне ясный кризис аутентичности, который начался довольно давно в европейской культуре, теперь идеи распространяются с огромной скоростью, оригинал или копия – давно уже не так важно, мы слушаем все в записи…

идет девальвация художественных идей, часто не до конца переработанных и оцененных – модернизм явный пример из этой серии

все это заставляет верить, что определенно грядет новый тип творца, и его черты можно увидеть по определенным знакам уже сегодня; например, эти инсталляции, пространства – целые комнаты, которые представляют не традиционный предмет, но жизненный мир автора, и современный зритель с удовольствием испытывает это погружение…

 

стоит задача: выбить его из привычной апатии и автоматизма, и как делают гениальные режиссеры кино, создать условия мира иного, в который он и должен войти

таким образом, художник создает не опус, а мир

собственно, можно возразить, что так было всегда, картина – окно в мир иной, да, только современный зритель утерял фантазию, сила воображения уже не та, ему нужно все на блюдечке подавать, ничего не поделаешь

Коупланд и другие художники-дизайнеры погружают человека в ситуацию конфликта, некоторой растерянности и выбора: главный выбор в том, чтобы воспринять эту комнату серьезно, как опус

современный человек вообще нервно реагирует, когда остается один – разучились медитации, сплошные мутации

часто там сложены предметы, белые кирпичи, книги, уголь, так что зритель становится на несколько минут творцом, — это приглашение к диалогу, теперь только такое общение возможно между мастером и зрителем, мы соратники

может, потому что нас осталось слишком мало?

с другой стороны, ХХ век дал слишком много художественных идей – нужна передышка, и сегодня художник не загадывает загадки и не выражает тайные символы – он стремится воздействовать на своего зрителя, такова специфика этого века массового воздействия на чувства и умы

да, часто воздействие идет по максимуму – а сказать ему нечего; возможно, это дело времени, и в век скоростей форма является прежде содержания, да так было и в прошлом, ничего страшного

 

3

основной факт тот, что я стою тут один, в полной пустоте, и реально мне не на кого рассчитывать; я привык существовать в одиночестве: весь мой опыт убедил меня, что все связи и общества есть сплошной суррогат, если не обычная пошлость и ложь

они стирают меня как пятак, и я уже и пятака не стою, когда нахожусь среди них

художник пишет Океан или Равнину – все образы пустоты, и даже в серьезном портрете всегда есть эта замкнутость модели: он вовсе не претендует, что раскрыл ее: Ван Дейк, скорее, фиксирует ее задумчивость и отрешенность, в-себе-бытие, не поддающееся анализу

он свидетель этого мира, отражает его, но не выражает вполне; в этом убожество любого реализма, там автор оказывается втянутым в объект и исчезает в нем – нет ни автора, ни объекта

 

душе требуется определенное пространство – и увы, слишком много времени, чтобы постичь хотя бы основы своего существования; а современный социум прессует ее – учит, направляет, толкает, сужает, насилует ТВ, модой, лишает жизненного пространства — его приходится завоевывать огромным усилием

у Гормли фигура то окружена тонкой проволокой, то вся в иглах, то покрыта плиткой – в самом свободном обществе человек не в силах вырваться – из чего? – что ему мешает? — да вся эта жизнь скучена, напряжена, лишена пространства

мы сами не замечаем, как привычка заставляет вписывать себя во что-то, становиться частью, принимать участие – нет времени для той свободы, за которую так долго боролись…

люди прикованы к стене, к потолку, торчат из стены, как столбы – он находит новые и новые формы привязанности – без всякой реальной связи

 

с другой стороны, тут есть пространство, искомая пустота — среда человеческого становления, и если присмотреться к этой композиции, вы вдруг ощущаете неизбежность движения: сам закон тяготения действует, предопределяя развитие ситуации

и в его знаменитых глиняных композициях торчат головы или людей, или тараканов, не поймешь – и все они образуют какое-то поле, нелепое множество, multitude, никакого содержания; в современном искусстве добиться нулевого содержания значит весьма точно отразить реальность

9 октября 2017

Показать статьи на
схожую тему: