ГлавнаяИдеиСтражУгроза равенства

Угроза равенства

Д.С. Милль:

Большинство есть не что иное, как собирательная бездарность

то были люди с аристократическим складом мышления; они понимали уникальность личности и еще не научились мыслить людей массами и группами, партиями и потоками; их наблюдения и опасения сегодня очень актуальны, потому что человечество находится на новом витке опошления

с другой стороны, опасения этих даровитых людей, что люди станут массой, вполне понятно; однако, чем еще может стать соединение, в общем, бездарных и апатичных особей?

Соединение всех этих причин образует такую массу влияния, враждебного человеческому своеобразию, что трудно вообразить себе, как оно спасется от них. Если права на своеобразие (индивидуальность) должны быть когда-либо предъявлены – то время это делать теперь, ибо ассимиляция еще не полна. Когда же человечество сведется все к одному типу – все, что будет уклоняться от этого типа, будет ему казаться безнравственным и чудовищным. Род людской, отвыкнув от зрелища жизненного разнообразия, утратит тогда всякую способность понимать и ценить его

мы теперь это наблюдаем повсюду; люди ищут странные средства, свидетельство из последних — эта бурная война за однополые браки, которая напоминает войну за принцип; утеряв настоящую внутреннюю свободу, эти люди пытаются реализовать ее таким вот странным образом

т.е. он о чем мечтает? — он мечтает иметь работу – сидеть в офисе восемь часов, бессмысленно вперяясь в экран, стать частицей этой массы неразличимых клерков, людей Магритта, и тут же предъявляет права на однополый брак – свободу утверждает!..

может ли быть большее искажение сознания? – в мире, где человек стремительно теряет природную среду и, при огромном количестве знаний, обладает довольно бедной личной культурой, не говоря уже о духе…

Когда последний дикий зверь исчезнет, когда не останется ни одного дикого свободного и леса, – пропадет вся глубина человеческого ума; ибо не подобает человеку быть постоянно в обществе ему подобных, и люди извлекли давно уже всю пользу, которую можно было извлечь из тесноты и частых сообщений

Милль прекрасно понимает опасность новых технологий и изобретений; он видит, что у людей просто нет противоядия: им суждено стать массой, неразличимой и скучной

В. фон Гумбольдт

Цель человечества есть развитие в своей среде наибольшего разнообразия. Для этого необходимы: свобода и разнообразие положений

думаю, для этого необходимы гений и свободный ум, которые обладают способностью не поддаваться никаким общим движениям и смещениям

сюрреализм предлагает средство: против этого «демократического» смещения (которое Бердяев верно назвал мещанством) Магритт предлагает контр-смещение, как бы формально выравнивая положение дел

Р. Магритт. Голконда

он в своей «Голконде» доводит это равенство до предела, т.е. до абсурда, там уже люди – пыль над городом; неразличимость, равенство, идентичность, отсутствие свойств, это все роковые признаки времени, проблемы для мыслителей

при этом, главная проблема в том, что вы можете предписать равенство и кого-то с кем-то уравнять, но вы никак не можете предписать различие: этот процесс не имеет обратного хода

 

а Леонтьев мечтает о дифференциации, о несмешении, о сохранении различий; это разнообразие, для него, залог нормального и плодотворного развития человечества; не совсем понимаю это странное стремление в таком глубоком мыслителе

мелочь колобродит, бегают муравьи – ну, выкраси их в разные цвета, ну напусти других – что изменится?.. думается, что это все эстетика; на самом деле имеет значение не насильственная дифференциация, а творческий дух

однако этот дух не порождается никакими концепциями или социальными моделями, которые могут быть лучше или хуже, но все равно никак не увеличивают число гениев или свободных мыслителей; а их роль и вес в современном мире становится все ничтожнее – их голоса уже почти не слышны в реве и грохоте всемирной Паутины, на великой свалке пошлятины!

Магритт умел пронзительно выразить пустоту современного лица

Р. Магритт. Друг порядка

человек – прореха, дыра в дубовой реальности бездуховного, физического космоса, в нем живут фантазии и образы, однако это не наличие, а сквожение, не нечто, а ничто — возможность, которая не становится реальностью; индивид содержит в себе целый мир, однако не может реализовать, проявить его – в жизни, где не требуется субъект, сытой мещанской реальности современной Европы

пришло время выделить человека: он не пыль и не масса, он не индивид, а субъект, просто вся наша цивилизация не дает ему проявиться и стать истинно субъектом; что касается нас, то мы до сих пор на уровне массы: мы смотрим на человека как на материал, и все не понимаем, отчего этот материал не хочет понимать и участвовать в наших проектах, почему не сплачивается и не верит, не вдохновляется и не горит, не творит и пр. – но это же глупость и наивность детская…

масса не горит и не творит – она сквозит, как прореха, как дыра или как камень; дайте мне человека – и я горы сверну; тут-то и закавыка

таково уж свойство нашего социального сознания – термин, который я употребляю, но не понимаю; это значит, такого, которое утеряло личные качества, качества субъекта и стало общим, частицей общей массы? – и такая штука реально существует или просто тут обозначение очередной фикции…

у всех обывателей с картин Магритта в их сознании один и тот же пейзаж, одни и те же ценности и понятия

это массовое сознание (еще одна дурка) все обращает в культ, ему нужны ценности, вот и возводят в этот ранг что попало, сплошные идолы — и весь наш мир начинает напоминать такой вот поблекший пейзаж, где только одно живое небо осталось и сплошные дымки

 

К. Леонтьев пишет:

Герцену как гениальному эстетику 40-х годов претил прежде всего самый образ этой средней европейской фигуры в цилиндре и сюртучной паре, мелкодостойной, настойчивой, трудолюбивой, самодовольной, по-своему, пожалуй, и стоической и во многих случаях, несомненно, честной, но и в груди не носящей другого идеала, кроме претворения всех и вся в нечто себе подобное и с виду даже неслыханно прозаическое

но что делать с той прозой? – ничего; корень зла – сращения, повышения однородности и монотонности жизни – не в социальном движении и не в теориях, а в типе культуры, которая оказывается развита в том или ином месте

разнообразие, о котором мечтают Леонтьев и Герцен, суть, результат разных установок и веками освященных традиций в разных стратах общества; эти традиции, творчество, ремесло реализованы в законодательстве, памятниках, быте, истории и составляют культуру народа

а дикари однородны, и какие бы умные теории к ним ни прилагались и какие бы ресурсы ни тратились, эта внутренняя дикость все равно установит однородность и будет сокращать уровень разности; и рецепт Леонтьева – затормозить развитие – сегодня вызывает лишь усмешку: ужасная наивность

он написал о равенстве, о возведении буржуа в идеал:

Оно не научно именно потому, что оно не художественно. Эстетическое мерило – самое верное, ибо оно единственно общее подходящее ко всем обществам, ко всем религиям…

тоже верно, хотя снова, современный мир идет прямо противоположным путем, возведя в мерило экономическую эффективность, что неизбежно влечет его к катастрофам, все более страшным: эстетика осталась в кино

а у русских ее вообще не осталось, и даже в кино они снимают облезлые стены да обшарпанные шкафы ментовок, пронзительная правда жизни, в которой вовсе не осталось ни изящества, ни красоты; к сожалению, эстетика – это тоже такая штука, которую нельзя прописать или установить, как программу на пк

тем более что тут вековые болезни – вон, сам Леонтьев цитирует яростного патриота Данилевского:

«Россия не просто европейское государство; она целый особый мир…» Да, – это все так, и только не понимающий истории человек может не согласиться с этим. Но весь вопрос в том, чтò несет в тайных недрах своих для вселенной этот, правда еще загадочный и для нас самих и для иноземцев колосс…

вот типичное утверждение без аргумента: т.е. еще не знают, что за колосс, но уж наверняка колосс – уже по одной громадной территории; и это говорит эстет, только что ратовавший за красоту, за качество!

у русских есть комплекс пространства: оно давит на сознание, не вмещается, формирует такие вот фантастические теории какой-то особой миссии – мессии – бесконечные мечты! – а заканчивается такое туманное мышление и призраки все тем же скотским равенством…

угроза равенства мучила лучшие умы, пока мы не поняли, что это самое равенство бессильно; оно уничтожает само себя, не допуская вспышек интеллекта и гения, не принимая во внимание исключительность и дар

конечно, ситуация стагнации, застоя может быть описана как стабильность и мир – мы наслышаны об этом, — только на самом деле это реально застой, мертвая зона, которая будет забыта и вычеркнута из духовной истории человечества

в культуре действуют некие тайные пружины, силы, сопротивление и импульсы — это похоже на график, на котором скользят синусоиды, повинуясь тайным кодам и толчкам; мне часто кажется, что это совершенно мистическая штука и у меня нет объяснений

почему в такой-то период бурлит интеллект, а через десять лет все схлынуло? – почему вдруг взрывается лирика? – почему в 60е годы в Ла Скала поют 8 великих теноров, сегодня нет ни одного?..

эти тренды совершенно невозможно объяснить ни социальными, ни экономическими причинами, но вот, сходятся в парижском кафе в одно время 12 гениев(!), и почему, какой тайной силой их прибило к этому берегу? – загадка

в Средние века идет великая духовная работа, о которой никто практически не знает, человечество буквально делает громадный шаг в духовном развитии – следующая эпоха, блистательное Возрождение, когда все это сжигается, уничтожается, превращается в картинки… почему?

это развитие идет параллельно действительности, параллельно истории – это вообще какая-то другая история человечества, практически малоизвестная, и теми же тайными путями она продолжается, и мы не понимаем, кем она движима и куда ведет

тут существуют антиподы – вот, взрывается эротика, порно – значит, угасает интеллект; люди безумно увлечены игрой – искусство идет на убыль; эти противовесы и пропорции работают неукоснительно, и вы оказываетесь в бесплодной эпохе, когда можно поорать на стадионе, но никто не придет на умную дискуссию

и тогда снова начинается тайная работа, пустеют арены – заполняются кельи; очередной цикл исчерпан, остается мыслить, писать и созерцать; это неплохо, и может быть, через какое-то время синусоида снова пойдет вверх…

и с другой стороны, любое настоящее позитивное развитие в современном мире возможно лишь вопреки этому равенству, которое тем не менее мы ценим как основу гражданского равноправия – важно не переоценивать ее, вот и вся премудрость

таким образом, в цивилизации равенство перестает быть пугалом, страшной угрозой самобытности и самому существованию и творчеству субъекта; тем не менее, Магритта никто не отменяет и его мудрые предостережения актуальны всегда

но вот в дикой среде этот призрак существует и действует всей своей мощью, он продолжает быть такой угрозой, поскольку тут нет творчества, нет настоящих человеческих установок, и только волны «равенства» ходят туда и обратно, сметая все в своем бессмысленном разгуле

11 февраля 2020

Показать статьи на
схожую тему: