ГлавнаяИдеиМонологиДали Саврасова

Дали Саврасова

А. Саврасов. Весна. Огороды

«Огороды»… где? – никаких огородов, людей, только несколько дохлых кур бродит бесприютно по этой громадной Земле, которая выгнулась, словно вздохнула…

освещение такое, словно тут происходит театральное действие вселенского масштаба; тут не «вид» и не «пейзаж» — тут галактика, и под этим огромным небом на необъятной земле человек невольно ощущает свое сиротство

именно отсутствие объекта, так сказать, привычного вида, эта земля, выставленная в качестве единственного героя картины – какая-то теплая, свободная от снега – его любимый момент перехода, неуловимого движения

тут происходит таинственное действо преображения – вода захватывает землю, потом отступит, в небе творится драма – все идет помимо меня, я даже понять не могу происходящего; в природе идет бурная, богатая, сложная жизнь; она не фон

фон? – к чему, к кому? – откуда такой масштаб в человеке!.. тут бы примериться, попробовать прочувствовать эти гигантские движения масс; тут нет материи – все прозрачно, тонко, ясно

Преображение материи через воплощение в ней другого, сверх-материального, начала…

это живопись, в которой за внешне обыденным и ясным совершается таинственное, великое духовное Преображение природы и человека, и человек умеет войти в этот мир, и отсюда – цельность сознания, покой и вера в Бога, в логос

церковь обычно виднеется на горизонте, тут она в дымке, не дойти; церкви, избы ушли под землю или под снег, русский человек укоренен в природе, в земле родной, которую он не преобразует, не овладевает, тем более не «покоряет» ее – все это, для него, какие-то пустые и глупые слова

зачем ее покорять? – он и так спокойно существует в этой необъятности, и такое у него сознание, глубокое, цельное, спокойное

А. Саврасов. Распутица

иней блестит, кромка снега выписана мастерски, потому что он чувствует этот снег, землю, струение ствола березки, каждый куст на дороге…

и снова, переход, тает снег, и теплая земля уже выглядывает из-под него; все ждут весны, что-то будет…

 

это сознание особое, укорененность, почва, привязанность к месту и времени, которое течет неторопливо и очень похоже на Вечность; они живут тут веками и для них просто жутко звучит мысль о переезде; в этой стране нет никакой миграции – а куда ехать и зачем?

когда на Амуре случилось это ужасное наводнение, вот тут некоторые стали перебираться в другие районы, иначе никак; молодые едут куда глаза глядят, постепенно превращаясь в суетливых вечных переселенцев, и отсюда алчь, неразборчивость, наркотики…

Гончаров описал Обломовку, где люди живут как спят в этом русском раю, где все под рукой для обычной, дикой жизни, невозможной для европейца, ну и что? – какое нам дело до Европы… потом В. Распутин описал, как они сидят в этой своей Матере и с ужасом мыслят о переселении – это как смерть

тут ясное, сильное чувство Родины не как пятна на карте, не как «великой державы», а как родной земли – чувство, утерянное городскими жителями, которые могут лишь вздохнуть полной грудью, выходя из машины в лес, и подумать в этот момент о здоровье…

 

даль учит мыслить

читаю Бердяева: он пишет о вечном русском духовном странничестве, в основе которого «устремленность к конечному состоянию», точнее – к бесконечному, к тому Невыразимому, о котором писал С. Франк

сознательные идеи «затрагивают лишь поверхность человека» (фраза, которую мог написать только русский), главное – это «эсхатологическое напряжение, устремленность к концу. Речь всегда шла о каком-то конечном совершенном состоянии…» 1

в этом мире рабство, гнет, алчь и порок – но там, в светлой дали, есть мир иной, и там правда и свет, и русские устремлены к миру иному, несут в себе царство духа; вряд ли имеет какое-то серьезное значение и эта катастрофа революции, и сомнительная роль церкви – какая еще роль была тут возможна?..

любая революция направлена на передел мира сего, на материю, и не может ничего хорошего сделать с человеческим сознанием: вражда, ненависть, пустые утопии, много лжи и ничего иного тут нет; страшно и дико мне видеть иных образованных столичных витий, которые снова болтают ерунду и мечтают о каких-то переворотах: история тут людей ничему не учит (земля учит)

ну, разве может она перевернуть эту необъятность, хоть затронуть незримые дали непостижимого мира?.. и вот отсюда, недоверие русских к идеям и реформам, ко всей этой пустой суете современных «технологов» и «менеджеров» — просто смешно, ей-Богу…

 

«Огороды» — одна из любимых картин…

мне и самому это странно, потому что там ничего нет, кроме земли; мне как городскому жителю понятно, что я лично эту самую землю-матушку давно утерял, как же иначе; но возможно ли такое?..

всякий мыслящий человек претендует на некую цельность – иначе зачем мучиться? – и значит, в его сознании хранятся все начала, все базовые идеи этой культуры; и поэтому меня тоже тянет к земле, а в городе скучно и тоскливо

и на саврасовской картине земля эта выставлена, торжествующе вздыблена и празднует весну; как волшебный остров радости плывет по водам – могучая и красивая моя земля, и столько чистого ликования, неги и свободы в воздухе…

это дом

то есть, я пересматриваю известную тему «странничества»:

Мой дом везде, где есть небесный свод…

самый знаменитый наш скиталец на самом деле умел чувствовать эту землю, как и прочие стихии, и в его сознании поражает именно громадность, необъятность – та же могучая даль; и в этих скитаниях – попытка освоить, постичь ее, не бегство, а приближение

и кстати, именно неосвоенность, чуждость этих беспредельных земель и толкает познать, любить, потому что родина – это процесс, это развитие, углубление, верность, постижение, собственно как и всякая любовь на свете

и главное в ней не придать форму, а именно это познание, вот они и писали неоконченные романы да такие вот картины, которые поражают прозрачностью необъятных далей – тут кого-то устраивает обретенный угол, но есть натуры сильные, глубокие, которым угла мало, которые звездам завидуют!..

обыватели объявили их несчастными изгоями, потому что обывателям неведомы такие страсти, такой масштаб сознания, и звезды, дали, стихии их не волнуют, а в этом плане их волнует лишь погода на завтра

и лишь в этой беспредельности, среди этих могучих стихий человек мог ощутить свое духовное сиротство, свой демонизм – и написать потрясающие строки отчаяния и надежды

Безумен я! вы правы, правы!..


1. С.Л. Франк, «О России…», с.220

8 января 2021

Показать статьи на
схожую тему: