ГлавнаяИдеиМонологиАндре Лот. Отрешенность

Андре Лот. Отрешенность

реальный мир – это набор поверхностей; поэтому, собственно, к нему и не применимо такое название; художник обозначает и акцентирует эти поверхности – он доводит поверхностность изображения до предела, до абсурда, потому что теперь эти плоскости и формы уже совершенно автономны, разведены гаммой

и они перестают восприниматься как цельность, и за декорациями этой псевдо-реальности звучит высшая реальность сознания; по сути дела, любое настоящее искусство занимается этим снятием личин, поверхностей, препарируя реальность и выявляя в ней слои, глубину

тем не менее, реальность всегда есть лишь materia prima, так что смысла в ней никакого нет; для художника, разговоры о каких-то политических идеях или планах, или концепциях, или о социальных реформах или моделях образования – все это чистая и совершенная чушь, тупая и мертвая materia prima

добро и зло, истина и ложь, идеи и откровения – ничего этого нет в мире, у власти, у элиты, у населения (в прямом значении этого странного слова); истина в человеке, в его творческом порыве преображения; без которого творческий порыв пуст и бесплоден

А. Лот. Сидящая женщина

мир вообще этого лишен, живет определенными ритуалами, по схемам

…все знаки обмениваются друг на друга, но не обмениваются больше ни на что 1

идет чисто символический обмен незначащего на другое незначащее; никакие ценности ничего не регулируют (если они, ценности, вообще существуют реально), и общество перестает различать настоящее и фиктивное — «все это переключается в режим симуляции» (54)

Бодрийяр отмечает, что и политэкономия, и прочие теории существуют, однако стали «призрачным принципом убеждения» — по ним на самом деле никто не живет, и отсюда невиданный разгул воровства, пирамид, спекуляций и пр. приключений новейшего времени, роскошный пир во время чумы

в этой ситуации я не знаю, как можно вообще встать писать какой-то даже вполне невинный пейзаж, ведь невозможно найти в собственном сознании ни одной точки опоры…

деньги играют в этом развале ведущую роль как знаменитый «всеобщий эквивалент»; собственно, смыслов не осталось – одни эквиваленты, симулякры; люди собирают бабки – вот и все занятие активной части населения, в то время как пассивная сидит на глупой жопе и наблюдает этот процесс с завистью и отвращением

меня лично поражает, на этом фоне (в те редкие моменты, когда я обращаю на него внимание), существование творчества: каким образом художник может все же нести в душе этот цветущий мир, это содержание – в среде, где вообще исчезли остатки значений, нет ценностей и остались одни призраки

 

в этом плане, конфликт Лота с кубизмом примечателен

кубизм раскрывает мир вглубь, наслаивает проекции, и при углублении в эту materia prima, естественно, цвета угасают, значений нет; это исследование реальности с выводом о ее полнейшей пустоте

«объективный мир», «общество» и пр. мыльные пузыри не имеют никакой ценности, лишены смысла, что и показывает кубизм совершенно исчерпывающе: некуда и незачем было углубляться; Лот против тусклых композиций и одноцветных картин (например, таковы лучшие вещи Брака) – да здравствует яркость

и поэтому он по сути своего порыва не кубист; его вещи более ясны по рисунку, лишены такой глубины, там ничего не мерещится – там все четко и чисто, своеобразные пуризм человеческого мира в противоположность этому паноптикуму фикций

углубление возможно только в одном направлении – в живопись, все прочие будут симулякрами и не имеют смысла

А. Лот. После бани

отрешенность от мира – главное чувство любого мыслящего человека

для меня, такие кубисты, как Метценже, Лот, отчасти Грис – художники отрешенности, бледного свечения, метафизики (в отличие от несколько мертвых пуристов)

Лот бы с этим, думаю, не согласился: он яркими цветами пытается оживить модель, дать вспышку – однако кто сказал, что метафизика должна непременно быть блеклой и холодной? – тот же Модильяни часто играет с ярким пятном, что не нарушает общей хоральности и торжественной чистоты рисунка

мне нравится этот мягкий стиль Лота, обводки и как он умеет показать фигуру, пронизанную светом небесным; мне нравятся любые попытки создать универсальную живопись вне направлений и «школ» — и свой стиль, потому что такой свежий, ясный стиль означает способность настоящего самоуглубления, активность творческого самосознания

наша отрешенность яркая и живая, мы не умирать идем – жить с восторгом, впивая новые впечатления, пролетая небесные мили с легкостью огромных и сильных птиц

 

отрешенность мыслящих субъектов нарастает по мере раскола реальности

если мы посмотрим на историю искусства, увидим, как художники почему-то ударялись в мистику или мифологию именно в очередном «золотом веке» — Рибера в Испании, не говоря уже о Гойе(!), Буше во Франции, Тернер в Англии – ну почему же он не живописует эту Великую Империю, а пишет эти расплывы! –

в общем, нужно восславление, монарх ждет гимнов — а они именно тут и умолкают

ну посмотрите с этой точки на величайшую книгу человечества: Кихот выявляет совершенную фикцию Империи, никакого гимна нет и в помине, а придворные зачитываются этим романом — почему? – да потому что им-то понятна вся подоплека…

любой Золотой Век – это раскол, преддверие катастрофы, упадка; во Франции – это жуткий раскол между аристократией и народом, результат – трагедия Революции; в Испании это халява, золото Америки, в результате – драматичное падение империи и застой…

художники чуют катастрофы и уходят от реальности в такие времена – важный индикатор для желающих пророчествовать


1. Ж. Бодрийяр. Символический обмен и смерть, с.52

17 апреля 2020

Показать статьи на
схожую тему: