ГлавнаяИдеиMarginaleВариации. Ф. Кафка, «Превращение». Конспект, ч.2

Вариации. Ф. Кафка, «Превращение». Конспект, ч.2

рассказ Кафки содержит весьма драматический пафос; это притча о том, как мельчает наше сознание, опошляется мысль, мы становимся автоматами, которые управляются соответствующими законами, нормами, правилами и ритуалами; человек теряет личностные характеристики в машинной (или виртуальной – сегодня) цивилизации и в любой миг может пасть жертвой очередного превращения

собственно, это превращение идет непрерывно – не надо иллюзий…

сцена с отцом очень содержательна: во-первых, отец обрел осанку после происшествия с сыном; во-вторых, тут отвращение

отвращение – это чувство, которое люди начинают испытывать друг к другу, когда видят друг друга, когда знают некие подробности интимной жизни и переживаний – и в такой ситуации надо уметь вынести подобное бремя, преодолеть знание – не всем дано

и мы действительно ушли от той культуры общения, которая подразумевала взаимное уважение равных, теперь все более укореняется привычка гордыни и презрения к другим

и разумеется, пара отец-сын тут ключевая: отец желает, чтобы сын превзошел его, реализовал то, что не удалось отцу – одновременно тут ревность и статус главенства, т.е. как ни веди себя, эти отношения все время попадают в зону высшей напряженности

там есть интересные фразы, которые распахивают целые горизонты; вот, он бегает от отца по комнате

Бежать дальше было бессмысленно, ибо отец решил бомбардировать его яблоками

сын для отца – всегда несовершенство, потому что такой отец-мещанин не может принять ничего иного, а путь сына, видимо, иной, драматичный, чего отцу не надо: ему подавай все в готовом виде; ну и эти символы плоского знания, которыми он устраивает бомбардировку…

яблоко (знание) – рана («(яблоко никто не отважился удалить, и оно так и осталось в теле наглядной памяткой)»), естественно, еще в школе набивают наши мозги этими гнилыми яблоками, и потом не вытащишь…

кстати, из –за этого яблока он «утратил прежнюю подвижность» (21)

 

Грегор выбыл из состава семьи (общества, человечества), и в нем происходит интересная перемена: временами накатывает желание снова заботиться о них, но забота – это прошлое, теперь перед ним трагедия личности

Потом он опять терял всякую охоту заботиться о семье, его охватывало возмущение…

это непростой выбор перед всяким мыслящим человеком, который имеет семью, ибо эта мелочная забота, искажающая лица женщин, она гнет вниз фигуру и гасит блеск глаз – не совместима с творчеством и становлением

а близкие начинают меняться; появление такого существа в доме в корне меняет всю атмосферу, и вот, какие-то проблески новой симпатии: мать сделала уборку, и сестра ревнует?..

Как только сестра заметила вечером перемену в комнате Грегора, она, до глубины души оскорбившись, вбежала в гостиную и, несмотря на заклинания заламывавшей руки матери, разразилась рыданиями

какой-то иной тип отношений; однако герой уже далек от всех и всяческих отношений:

А Грегор громко шипел от злости, потому что никому не приходило в голову закрыть дверь и избавить его от этого зрелища и от этого шума

полагаю образ Кафки ключевым для понимания экзистенциализма

 

но есть еще эстетика

я не раз писал о мироощущении гения и о том, как его передают нам мещанствующие писатели, авторы романов-биографий; эти писатели, будучи по сути обычными обывателями, не могут понять этой драмы, этой бездны, этого сияющего счастья и полета

и Кафка распахивает ужас – как бы говорит с вами понятным вам языком; или – иначе – передает одну сторону гениальной судьбы: бездну падения, глубину отчаяния, смрад мира

а тут еще юбилей Высоцкого; читаю и вспоминаю, что они писали о Высоцком, все эти его бесчисленные «друзья» — про пьянку, смрад и падение, позор и немощь и ни слова про восторг и красоту человека

каждый выбирает тему по плечу; и в данном случае – у Кафки – для нас осталась за семью печатями тема восторга и полета гения

 

несчастье, отчаяние, отвращение, страдание, ругань – все это черты обычной жизни, для которой не надо, чтобы в доме появился жук… личный драматический опыт писателя отражается в этих тяжелых сценах; для поэта, для мыслителя, обывательская жизнь как она есть и представляется такой вот грызней пауков в банке…

самое поразительное – финал этого рассказа, который ничем, вроде бы, не отличается, не выделен… тем не менее, это насекомое, которое погибает, становясь все более человеком (!) – погибает, потому что ощущает себя лишним на свалке, в которую превратили комнату…

вы вдруг чувствуете смутную приязнь и понимание; но потом, когда жук умирает, семья ведет себя совершенно неожиданно; они рвут связи с этими людьми, которые черствы и не понимают постигшей (всех нас) драмы: выгоняют жильцов, служанку – и едут за город, чего не делали уже долго…

Они решили посвятить сегодняшний день отдыху и прогулке; они не только заслуживали этого перерыва в работе, он был им просто необходим. И поэтому они сели за стол и написали три объяснительных письма: господин Замза — своей дирекции, госпожа Замза — своему работодателю, а Грета — своему шефу. Покуда они писали, вошла служанка сказать, что она уходит, так как утренняя ее работа выполнена. Писавшие сначала только кивнули, не поднимая глаз, но когда служанка, вместо того чтобы удалиться, осталась на месте, на нее недовольно взглянули

они прошли через превращение, преображение, вот в чем дело, и каждый из нас, когда беспечно существует в данности, только готовится еще жить; а надо пройти через превращение – в человека, — выстрадать свое положение и судьбу, и связь с людьми – все это не дается даром…

и надежда, которая бьет ключом в финале рассказа, связана именно с нашей способностью переработать страшный опыт века, выжить вопреки стихии, року, преступности людей – может, именно это «вопреки» и помогает нам стать сильнее; и поневоле подумалось: известная формула утверждает, что после Освенцима поэзия невозможна – напротив, после Освенцима без нее невозможно! вот к какому выводу приводит нас рассказ Кафки, такой страшный! – а в глубине, оказывается, такой светлый…

 

Преображение – главная тема христианства

сцена из Евангелия такая волшебная и светлая, однако есть еще Голгофа – и они неразрывны: преображение человека, превращение животного в духовное существо – трагический и торный путь (Пушкин не все описал даже в «Пророке»)

и современный человечек не спешит на него

кроме того, у меня сомнение, что мы тут имеем дело с неким однородным процессом; попробую объяснить (точнее, для себя самого это описать, потому что тема не так проста):

итак, высокое Преображение – вполне ясное действо, для нас ныне недоступное, так что Бог с ним; есть еще превращение, которое описывает наш автор, притча о становлении человека – в общем, для меня тут тоже вполне ясная тема

но есть трансфигурация – это нам показал незабвенный Бэкон, там с людьми Бог знает что происходит, а все от забвения главных ценностей и духовной слепоты (не путать с нищетой); трансфигурация – драма, искажение, там кипит экспрессия

но есть еще одно действо, и его я могу назвать десфигурацией, т.е. вообще утерей облика, когда люди превращаются в черт его знает что – массу, материал, сырье, пушечное мясо – на выбор…

то есть, я вижу тут некий ряд, явно нисходящий, и Энтони Гормли весьма мягко изображает эти процессы, когда у него там человек из стенки торчит или с потолка – вверх ногами (не за башку же его привинчивать, в самом деле!)

Э. Гормли. Обучаясь думать

а теперь задаю вопрос: а вы могли бы говорить об этом серьезно?.. вот в этом все дело

и все это лишний раз доказывает суть стоящей перед нами задачи: современный человек обречен на превращение – ну, тут как получится, может, как видим, случиться и нечто совсем печальное – дело только в том, чтобы свершить выбор*

и временами мне лично нравится такой мир, динамичный, разный, многоликий, жизнь, которая наконец ставит человека перед решительным выбором; многим и многим особям в такой ситуации предоставляется возможность наконец проснуться…

 

примечания

*

люди, конечно, придумывают свои классификации и варианты выбора, иногда потешные, иногда откровенно глупые; ну, понты всем нам известны, тут уж ничего не поделаешь, традиция…

интересно трактуется тот же совок: при этом молодые, например, совершенно не имеют в виду некую идеологию, а просто внешние черты, например, езду в метро (?!); и встречаешь индивида, который заражен кондовым патернализмом, все ждет от них – и еще кого-то винит в совковости

с духовными понятиями беда, к духовности приклеивают что попало – иначе говоря, эта тема выбора – тоже не такая ясная, и думаю, многим г-дам следовало бы в этом разобраться, прежде чем вешать глупые ярлыки

 

**

у Гормли на выставке меня поразила эта сцена, когда живые (вроде бы) люди бродят между его проволочными призраками; на фоне данной темы, у меня получается интересная штука: словно эти (проволочные) как бы эскизы ищут форму, в то время как те (люди) уже обречены нести свое бремя глупости и тщеты

там варианты структуры, словно идет поиск оптимальной формы; сразу человек, знакомый с философией, понимает, насколько актуальная онтология, все это не выдумки академиков, а реальная, живая проблема

и между ними возникают некие странные отношения, реакции – в общем, целое кино

Э. Гормли. Поле притяжения

19 мая 2020

Показать статьи на
схожую тему: