Псалом 118

13 Своими устами возвещаю я все суды Твоих уст

стих о творчестве духа; Божьи уставы, суть, таинства, и он просит открыть их ему; пока устами возвещает – повторяет заповеди, твердит их, не до конца осознавая, потому что многое сокрыто

не полагает заповеди ясными и суды понятными, никогда не делает вид, что все ясно; с другой стороны, его уста, уста пророка – Божьи («исполнись волею Моей!»), и здесь нет умной проповеди, все идет не от человечьего ума

19 Я – странник на земле, не сокрой от меня Своих повелений.
20 Душа моя страстно истомилась, непрестанно желая познавать суды Твои

страннику, парии, Господь открывает, потому что пострадал и отрекся, предан людьми и блуждает в поисках единственно Бога; и тут странник не физический только – но духом тоже блуждает, только на Бога уповает, никакой гордыни, никакого знания, которое спасало бы – все тщета

и человеческая душа не выдерживает этой неизвестности и молчания, но тут настоящая страсть души – тоска по Богу; мирские души исходят в мелочных страстях, сгорают без проку, в себе находя ресурсы жизни; только эти ресурсы весьма быстро гаснут, и человек уже к 25 годам пуст и злобен

тут путь бесконечный; и именно поэтому в ст.25:

Душа моя повержена в прах, оживи меня по слову Твоему

душа претворяется, гибнет – в точности слова Христа о тех, кто «погубит душу свою…»; земная душа, чувствилище, временная, преходящая – дух вечен, и тут возникает впервые образ Слова

28 Душа моя тает от скорби

чувства верующего человека обострены, глубоки, и тут действительно страдание, отчаяние — «причина сознания», ибо эту веру и это сознание, эту духовность в настоящем смысле слова – не найти в мире зла: читаешь и понимаешь, что, по сути дела, среди нас слишком мало людей, которым потребна правда – и мало тех, кто эту правду способен вынести

32 Я буду бежать по пути Твоих повелений, когда Ты расширяешь мое понимание

буквальный перевод; этот путь, этот бег без земных остановок – бесконечный – возможен лишь в определенном горизонте сознания; вот для чего мне нужно знание, понимание – иначе, не смогу вершить свой путь; этот горизонт значительно превосходит земной

сердце расширяет Бог, и оно в силах вобрать Закон; но это и есть глубинное его понимание, которое одним умом невозможно совершить; и даже в ст.37: «Оживи меня на Твоем пути» — это единственный путь жизни – прочие ведут лишь к смерти

 

45 Буду ходить свободно, потому что Твоим наставлениям следую

человек, живущий произволом – что хочу, то ворочу – просто болтается в пустоте, это бессодержательный произвол, воля, которая не приносит прозрений и плодов, не приносит благодати

настоящая свобода – это духовная категория и невозможна без знания о высшем, о горнем; свобода – функция высшего знания, метафизики как минимум, потому что дарует установление, создает базу, основу для мыслителя

такова природа интеллекта: он тоже способен нормально действовать лишь в развитии, лишь имея этот горний путь – как сверхзадачу, без которой хиреет и никнет в сонме мелких задач; свобода мирская отсель досель – нелепа, просто ложь (или политика – что одно)

Вознесу руки к Твоим повелениям, которые я полюбил, и буду размышлять о Твоих установлениях

тут и хвала Господу, гимн премудрости, великая радость знания, которое бесконечно: он будет размышлять и постигать их всю жизнь; только слишком простодушные люди полагают, что в этих заповедях «все ясно» — ничего не ясно, однако это не темнота смысла – это наша неготовность этот смысл воспринять

такое мышление, такая духовная философия — великий труд, который полностью поглощает человека и становится смыслом всей его жизни

51 Высокомерные издеваются надо мною чрезвычайно, но я не уклоняюсь от Закона Твоего

духовный – вечная мишень для людей мира, для пошляков, потому что непостижим и вызывает ярость их убогих умов; однако есть и другое: наверное, они ощущают в нем высшие силы, свет благодати, для них недоступной; и душа их содрогается и искажается, ведь чуют, где истина, но исходят злобой, не в силах дойти до высокой любви – так преобразуется высокая духовная энергия в чепуху и зло

но поэт не может забыть о людях

53 Ужас охватил меня из-за нечестивых, которые оставили Твой Закон

тут актуальный вопрос о социуме; ведь духовный вышел из среды человечества, покинул мир, отринул его с омерзением? – так, однако это разрыв во имя высшей связи, и он не может не содрогаться при виде этого слепого стада, прущего к очередной пропасти

 

54 Твои установления были моими песнями во время всех моих странствований

интересная мысль: как мы познаем Завет? – ведь это не простая книга, которую ты читаешь, чтобы познать некие факты или уставы… и получается, что это особое чтение, как творчество, как полет, как песня

тут душой читают, а не только умом

 

70 Их сердце стало жестоким и нечувствительным, я же наслаждаюсь Твоим Законом.
71 Благо мне, что я пострадал, чтобы научиться Твоим установлениям

сердца ожесточены, умы отупели в суете и пошлости мирской; там человек гибнет – тут возвышается, там тратит попусту силы – тут претворен в Дух; пророк указывает нам, что эта трепетность, нежность, чувствительность, ранимость, способность страдать и алкать не лишние свойства (мешающие жизни мирской), а самые важные качества духовного человека

и очень важно это указание на «наслаждение Законом» — так мы слушаем музыку Моцарта, утопаем в гармонии, наслаждаясь нездешним, неземным

«пострадал, чтобы научиться» — формула познания, и если не со страданием, не с ломкой – оно поверх сознания проходит и человек остается во тьме

96 Я видел предел всякого совершенства, но Твое повеление безмерно обширно

99 Я превзошел разумом всех своих учителей, потому что размышляю о Твоих наставлениях

философия творчества едина: Духом Божиим питается душа, Его взыскует ум, это мой Дар, и только его силой творю; все совершенство форм и мыслей человеческих – плод, производное от Силы высшей понимания, и опусы не главное – они похожи на отходы Духа

он недаром выделяет обширность – широту, масштаб Завета, который превосходит все мыслимое, всякое знание человеческое, потому что обращен не столько к уму, сколько ко всему моему существу и тайне моей судьбы

и разум не в накладе: вот путь настоящего учителя: не он носитель высшей истины, но лишь ее отражение и выражение, а потому ему вечно учиться, постигать – это постижение и взыскание истины и есть лучшее — совершенное познание

144 Твои заповеди всегда праведны; дай мне понимание, чтобы я мог жить

думается, тут не только понимание заповедей или воли Божьей – понимание нужно всем, на нем основано доверие, кровь любого общества, любой нации – а тут нет понимания, доверие нарушено и потому не так важно, кто победит: важно не победить — убедить

поэтому просит спасения не для своей жизни и радости, но как хранитель понимания, знания – будущего доверия и процветания народа

 

проблема современного творчества – утеря духовных высот; это снижение в конце концов заканчивается тем, что он брякается на землю подобно жабе; и такое творчество теряет аутентичность и никого не убеждает – не действует, мертвые слова

весь пафос великого псалма в этой причастности и обращенности к Богу, к Неведомому, что означает отвращение от всего земного: там нет света и нет правды; напрасно им кажется, что ум строит мир и владеет им — напротив, мир затмевает разум, который начинает путаться в самых простых вещах

Дай мне понимание, чтобы я мог жить

уж куда актуальнее: думаю, не ошибусь, если скажу, что все самые острые проблемы современного мира от неспособности к пониманию; оно является основой доверия, а на доверии стоит вся эта поганая экономика и любое значимое общественное мероприятие или проект

люди не видят друг друга, не умеют слушать, понимать, анализировать, не могут задать вопрос, раздражены и совершенно забыли азбуку морали; и я уж не говорю о каких-то высших ступенях понимания – о философии, религии…

это мир, в котором зудит рой слепцов; мир, который завтра может взлететь на воздух, потому что один придурок не понял другого

А. Модильяни. Служанка

в этом мире я уже не вижу человека; не постигаю сущности; тенденция нового искусства – отвращение от мира, и это отвращение не всегда принимает форму открытого бунта, оскорбления вкусов буржуа, эпатажа и пр. – оказалось, что есть более тонкие и более сильные средства

в своей основе – это отход от мира видимостей, упрощение вещей, приход к чистым сущностям; я смотрю на портреты Модильяни, и восхищенно замираю: тут человек является как некая сущность; и проявляется совершенно по-другому, чем на улице в толпе или магазине…

в нем звучит некая высокая нота причастности, чистоты; и одновременно… что же нас связывает, таких чистых и холодных и разорвавших все земные узы?.. и что сделать, чтобы мы могли понять друг друга? – что-то говорит мне, что без этого я и сам себя не смогу понять вполне

2 января 2021

Показать статьи на
схожую тему: