ГлавнаяИдеиMarginaleЭрнст Кассирер. Претворение духа

Эрнст Кассирер. Претворение духа

Gli primi son degni come l´asino, chi porta li sacramenti, gli secondi come una cosa sacra.
G. Bruno

… действительно, может и все мы несем в себе великий дар, однако отношение к этой духовной реальности у нас разное; иные пристегивают ее к обыденному (довольно убогому) распорядку жизни – иные страстно воплощают в молитве и не видят вообще этой окружающей «реальности»

но форма не всегда свидетельствует о богатом содержании; кажется, настоящее духовное творчество – величайший и редкий дар, а в современном человеке, думаю, его и нет: видимо, тут все уже в прошлом…

отсюда не просто кризис веры, потрясающий профанизм и легкомыслие интеллигенции, но и непонимание смысла духовной жизни и духовного сознания даже в среде сознательной и мыслящей; Кассирер пишет:

Вся красота чувственного мира в конечном счете берет свое начало не в самой себе; ее основание заключается в способности быть неким средством реализации свободной творческой деятельности человека и служит инструментом самопознания. С этой точки зрения, обнаруживается, что искусство не только не является чем-то внешним по отношению к религиозному опыту, но и само составляет момент этого опыта 1

эта формула «свободной творческой деятельности» не так проста, как кажется (мы же все теперь свободны и все что-то творим, не так ли – и никакой творческой деятельности не получается) – получается, что вся красота, от дерева до любви, формируется в моем сознании, в моем творчестве

это смысл моей жизни, средство самосознания и вообще самосозидания: я создаю себя посредством творчества; и настоящие мыслители всегда искали этот цельный корень творчества, ни в коем случае не мыслили абстрактно-общими категориями

творчество – это целая система; во-первых, система Космоса, чья структура и организация, глубина и мощь нам только грезится, выявляется в отдельных элементах; далее, это уровень моего сознания

наконец, это само мое бытие, жизнь, которая строится как осознание, понимание, овладение самыми разными навыками и вещами в едином творческом порыве духа: да, мой дух – выражение относительное, этот дух надо еще создать, осознать, возвести на высоту творения…

мой религиозный опыт зависит от многих вещей, главное – от конкретных дарований, которые я исследую, претворяю, реализую, собственно, таким образом и создавая свое сознание как микрокосм

Если Бог творит реальность вещей, то человек конструирует порядок идей: Богу подобает сущностно-творческая способность, человеку же – уподобительная…

только постепенно от чистого уподобления и изучения я возвышаюсь до аутентичного творчества (и сколько я вижу «художников», которые даже никогда не осознавали подобной задачи)

И в этом смысле является наш дух совершенным воплощением божественной творческой силы

не знаю…

такие фразы меня настораживают (немцам свойственен некоторый максимализм в формулах); однако очевидно, что эта сила не моя – как печенка или желание поесть – не только и не столько моя, но она есть связь с Высшим (религия)

то есть, по этой идее, сфера религиозного опыта значительно превосходит то, что церковь обозначает как мир религиозный (храм, молитва, чтение книг): именно религиозным трепетом и упованием пронизаны все мои проекты и попытки самовыражения; цель моя не опус, не книга, а этот высший тип познания

в работе, в каждодневном труде я пытаюсь поднять эту громаду

Человек должен вместить в себя божественное не просто как инструмент, но как творец и деятельная причина

в этом смысле, все великие произведения имеют особый второй, или последний, план, и самым нелепым является упорное стремление иных дам-литературоведов, например, связать непосредственно опус с биографией гения

гений «противостоит философии, которая сводит любую индивидуальность к простой случайности», и более того, даже единение с Богом – момент, и человек «снова погружается в созерцание человеческого Я»: оно оказывается неисчерпаемым

это постоянное движение к Богу – и назад, к земному, самое понятное для творческого человека качание (снова, привет от Сизифа! – точно, что это самый поразительный и глубокий человеческий миф всех времен)

для меня поэтому не совсем понятен феномен физической молитвы: я все время нахожусь в этом процессе восхождения; когда приходит миг импульса, все прочее гаснет, обычная жизнь прекращается, потому что именно для этого духовного труда я и живу – прочего смысла не знаю

я ничему иному не придаю значения, в мире сем я слепец и увалень, с людьми не схожусь по иной причине, кроме чисто творческой; ну а, учитывая современное состояние этой сферы жизни – ни с кем не схожусь давно уже…

Кассирер делает вывод:

Первопричина того, что человек подчиняется закону Космоса не в том, что он постоянно испытывает воздействие Космоса, а в том, что сам он есть микрокосмос

он даже утверждает идентичность строения космоса и человеческого тела, «так что магической астрономии соответствует магическая анатомия» — мне нравится, когда мыслитель идет до конца, а не крутится на месте, используя приемы умелого жонглера

утверждать – так решительно и бесповоротно

 

конечно, такое понимание духовного мира (собственно как единственного человеческого мира – иное все суррогаты) – принципиально не может быть принято никакой гуманитарной «наукой»; отсюда, совершенно мирское понимание шедевров прошлого, исторические экскурсы вместо анализа смысла вещей

Вместо того, чтобы измерять содержание, смысл и истину духовных форм чем-то другим… находить в самих этих формах масштаб и критерий их внутреннего значения… Рассмотренные с этой точки зрения, искусство и язык становятся символами… каждая из этих сфер выводит из себя свой собственный мир смысла

когда я исследовал мир русской волшебной сказки, стал читать, что о ней пишут ученые; прочел много интересного…

например: оказывается, наши предки были все идиотами, пугливыми ослами, шарахались от молнии и описывали ее как Ивана, скачущего на коне… в общем, там плещет и шумит Море Глупости; сама сказка, гениальное народное произведение, монумент мятежного и благого духа, превращена в ранний опыт темных людей

а те люди, полагаю, были намного умнее и глубже этих «ученых», и более того, они были алчущими истины, духовными людьми, намного опередившими церковную догму

В них предстает саморазвертывание духа, посредством коего для него только и существует «действительность»

именно так: мир, для них, существовал как духовный Космос, а не как противоборство стран, партий, городов, семей и пр. чепуха; и я поставил перед собой задачу очистить эти шедевры от глупости и перестать объяснять художественный текст при помощи высосанных из пальца исторических хроник или лживых мемуаров

… и теперь искусство, миф предстают как подлинные феномены духа, которые могут быть выделены…, но «объяснить», свести к иному больше ничего нельзя

с древности так было: само развитие языка, метафора, художественный прием – следствия растущих потребностей духа, все более зрелое самовыражение субъекта; и если был взлет – он был всеобщим, и только такой духовный рост может обеспечить силу народа на всех уровнях – от лирики до экономики

и ничего не получится даже при максимальных ценах на нефть – если такого взлета нет, если в народе нет духа — пишу и самому стыдно извергать такие банальности… но может, для кого-то это новость?..

 

…come l´asino, chi porta li sacramenti

именно так – «как осел, который тащит святыни» — вот ваши музеи, вся ваша махина «культуры»; ничего не получится, г-да, без трудов деятельного, бессонного духа – без Сизифа никуда!

Дэвид Хо все это, мне кажется, понимает: вон у него там башка торчит внизу, видите? – а другой возносится и гибнет, потому что это два бесплодных экстрема современной жизни: чисто духовный порыв – и погружение в земное, мирское; метафора того, как мы не понимаем друг друга в полном отчуждении от настоящего мира Духа


1. Э. Кассирер. Индивид и космос в философии Возрождения, с.74

27 мая 2020

Показать статьи на
схожую тему: