ГлавнаяИдеиФилософия в цветеЖорж Брак. Стирание и созидание

Жорж Брак. Стирание и созидание

Ж. Брак. Блюдо с фруктами

фактура дерева, геометрические фигуры, фрукты, вещи, мебель – все это представляет некий хаос; жизнь – хаос, лабиринт, из которого человек ищет выход

эпоха рационализма сменяется эпохой творческого прорыва

современный художник не может не ощущать чуждости этой жизни и всего этого мира цивилизации, в которой он оказывается лишним – и он отвечает бунтом и отвержением, он смешивает все эти формы, он показывает сложность мироощущения человека на фоне видимой простоты всего этого экономизма, который бушует вокруг, порождая новые и новые иллюзии и утопии

кубизм имеет глубокие культурные причины; О. Шпенглер в эту же эпоху развивает свои идеи, в том числевот идея о мистификации числа 1 

При их помощи он приводит в порядок и разделяет на части мир. Все настоящие акты познания — не акты переживания, — будучи в качестве таковых связанными с наличностью какого-нибудь культурного языка, стремятся к одинаковой цели. Определение, суждение, закон, система являются результатами произведенных разграничений, и установление причинной связи, которой исчерпывается сущность всякого естествознания, сводится исключительно к точному отграничению…

Пифагорова премудрость утонула – как всякая иная – и такие профанаторы используют эту древнюю мистику, чтобы именно «определить и разграничить», «привести в порядок» — весь мир, типичная немецкая кабинетная штука; вообще, когда настоящие ценности в загоне, славь математику – не ошибешься (то же было и в совке, тоже великий индикатор мировой серости)

…выразить лежащее в основе чисел исконное чувствование и подчинить образующему принципу ставшее и протяженное

 

организовать, выразить, систематизировать, разграничить и объявить познанным – все, и чувства, и интуиции, и Бога, — да непременно в точных цифрах, и это стремление посредственности вечно и принимало самые разные формы, с одним результатом…

Все большие роды искусства представляют собой столько же различных способов подчиненного числу многозначительного различения

возможно, мы теперь понимаем, что все как раз наоборот: человек в течение новейшей истории культуры сбрасывал разные рода ига, политического, экономического, математического, иго той логики, «гармонии природы», которые были иллюзиями или мистификациями массового сознания

 

все большое и значительное в новом искусстве представляет собой именно преодоление формальной логики и власти числа, это Космос свободы, а не какой-то совершенный механизм, которым любуется пунктуальный немец: не может он иначе мыслить ни себя, ни свободы

тут смещены все координаты, мир – как шлюпка на волне, потому что этот мир и управляющая им человеческая логика – и есть лишь неверная шлюпка, и страшная война покажет это в полной мере! (какая-то трагическая усмешка судьбы, что в этих двух страшных войнах первую скрипку играли именно немцы)

как раз не строгая логика, не геометрия – а преодоление геометрии, таков этот внутренний пафос кубизма, потому что геометрия – прекрасная сама по себе наука – есть символ этой «логистики», машинной цивилизации, стремящейся подчинить себе все души, все умы и заорганизовать их в новом промышленном аду

и у него возникают какие-то умозрительные соборы, построения, синтезы форм, которые не напоминают даже реальные формы – это новый мир чистых форм, который встает из праха цивилизации и который в абстракции обретет свой идеал

Ж. Брак. Подсвечник

в этом парадокс зрелой культуры: она испытывает все давления, влияния, принимает разрушительные силы и перерабатывает их, порождая спасительные механизмы осмысления и отвержения

буквы, числа, узнаваемые формы, геометрия, логика – все тонет в этой творческой волне, которая сметает зримый мир, чтобы на его месте построить идею, настоящее живое ощущение реальности, погребенной под слоем цивилизации – вот нерв кубизма, исконное влечение, формирующее новое мироощущение подвижки, взрыва интеллекта, разрыва

это Бердяев назвал «прорывом к бытию», новый космос человеческой свободы, творец, разрывающий все рамки, в том числе и узкие рамки «научного мировоззрения», преодоление и прагматизма, и шор социальных утопий, и буржуазного экономизма и пр.

это свеча, которая преображает мир – не освещая его; смотрите, она, по-моему, вообще не горит, тут незримое, внутренний творческий огонь, мир иных измерений – мир иной восстает из праха, из небытия на опорах человеческих аксиом и привычных форм

всегда почти это городской вид, потому что современный город – это символ цивилизации; Шпенглер поражает прозрением:

Скептицизм есть выражение чистой цивилизации, он разлагает картину мира предшествующей культуры

это живописный скептицизм, предшествующий новому сознанию и новому творчеству, каковым и явился модернизм

Что меня очень привлекало и что стало главным направлением кубизма – это материализация того нового пространства, которое я почувствовал… (Ж. Брак) 2

«потому что в натюрморте есть тактильное, почти рукотворное пространство» — это именно новый мир, созидаемый творцом, и каждый художник понимает, о чем я говорю: ты вмазываешь масло в холст, создавая совершенно новый физический объект, новую вещь

и главное у Брака – именно эта фактура цвета, сочность новой рукотворной материи, где фигуры не есть цель, но лишь исходные формы, и они порождают клубящийся сумрак и мерцание

может быть, это — кубизм и фовизм — последняя настоящая живопись, последний творческий подвиг перед затмением сюрреализма – перед общим затмением цивилизации под названием «ХХ век»

***

Он говорит:

Our a priori knowledge of [geometric] forms is the necessary condition, without which there would be no seeing, no world of objects… Humanity is possessed not only by the longing for these lines and forms, but also by the ability to create them…

итак, мы одержимы этими формами — и также способностью преодолевать их

кубизм – это преодоление

поразительно в истории человеческой культуры это вечное увлечение точными науками и стремление рассчитать формулы счастья; человеческий ум древних эпох все-таки отличался ограниченностью, которая и выводила его на подобные иллюзии

в определенной мере, история культуры есть история преодоления утопий и иллюзий на пути к цельному творческому миросознанию; то есть, это было преодоление — идей, наук, философий, культов, социальных формаций и проектов, в процессе некого синтеза высшего масштаба

П. Пикассо. Портрет Даниэля-Анри Канвайлера

в определенной степени, именно в кубизме мы находим отпечаток этого синтеза, и именно поэтому он более других идей поразил современников, творчески мыслящих людей: они впервые увидели в нем совершенно новый творческий ход сознания

это иные горизонты духовной жизни, и совершенно напрасно его привязывать к видимому миру, из которого он якобы берет свои формы, – все как раз наоборот: формы, предметы, надписи, отношения смяты, переиначены и организованы в соответствии с внутренним ощущением художника

человек тут главенствует – восходит над миром, который стал хаосом; тут движение от хаоса к Космосу, а не преобразование хаоса в другой хаос

В натюрморте есть тактильное, почти рукотворное пространство… Это отвечало моему извечному желанию трогать вещи, а не только смотреть на них. Это пространство привлекало меня, ибо поиск пространства был первым поиском кубизма…
Ж. Брак

Ж. Брак. Концерт

«Концерт» — как исполнение симфонии Бетховена, где мы собираемся не для того, чтобы услышать в десятый раз эту музыку, а для того, чтобы впервые – уникальным образом – познать новое исполнение, в котором весь мир перестроится и предстанет в новом обличье

мира не существует – его надо создать

в основе любого настоящего миросозерцания лежит творческий процесс, и при этом бурном развитии науки, при массовом образовании, наращивании сферы услуг, когда кажется, все создается, чтобы вынести человека на высоту и реализовать любой его каприз —

в этом мире человек и тонет, превращаясь в винтик машины; и Брак воздвигает человеческий мир – как симфонию форм и сияний, уникальная интерпретация бытия, концерт творческого живого сознания на пути становления – сублимации

стирание, разрушение, побольше выбрасывать разного интеллектуального старья – и созидание, новые синтезы, новые формы, уже не подвластные догмам цивилизации


1. О. Шпенглер. Закат Европы, т.1, с.111

2. Беседы с Дорой Валлье

6 февраля 2020

Показать статьи на
схожую тему: