ГлавнаяИдеиФилософия в цветеМайстер Экхарт. Человек высокого рода

Майстер Экхарт. Человек высокого рода

Человек, кроме зла и порока, сам в себе ничего не имеет… 1

нищета духа связана с пустотой, опустошением сознания от мирского, от вещей и тварей, такой человек «обнажен от цвета и ко всем цветам восприимчив» – духовное начало в искусстве требует такой свободы, которая невозможна в современной жизни, наполненной тварным, материальным

поэтому вся эта жизнь отбрасывается разом – «свобода от твари душу к Богу возводит» – и именно творческий порыв, творчество, устремление приводит к уподоблению, так человек обретает себя истинного

по сути дела, в современном искусстве мы и видим этот минимализм форм, предметов, эту пустоту, в которой витает Дух, тут художник «творит ради творения», естественным образом наполняя обретенную пустоту

это творчество присуще лишь высшей природе – низшая, мирская, ее не ведает, — тут и пролегает решительный раздел, «пропасть между вами и нами», и этой пропасти простому зрителю не перейти путем наставлений или чтения комментариев

не имея в самом себе этой блаженной пустоты – от мира, от матери, от вещности, от плоти – он не сумеет наполнить ее, а тут каждый сам наполняет свой бокал; и поэтому мои объяснения опусов суть просто мое действие по наполнению моего бокала, вряд ли поможет кому-то напрямую

и с одной стороны, Экхарт пишет, что тут нужно усилие, с другой – это свойство высшей природы, органически ей присущее, пункт, который он не слишком усиливает, но тем не менее…

итак, художник, уподобляясь Богу, не знает высшей цели своего творчества, кроме воплощения:

Творит ради творения

в этом процессе он желает испытать снова и снова влияние высшей природы, понимая и ощущая ограниченность своей сущности, своей личной природы; отсюда ограниченность психологизма и безграничность абстрактных понятий, которые тем более нас захватывают, чем менее в мире есть реального духа

я не желаю выразить свое – это издержки юности, когда человек начинает ощущать собственный голос и желает крикнуть об этом на весь мир (подобно курице), чтобы освоить, постичь этот голос и пр. – тем менее его где-то публиковать или распространять, однако всеми силами жажду этого дуновения, влияния, этого света

мы колодцы Авраамовы, которые злодеи засыпали землей, но «земля была убрана, и они снова явились живыми» 2

 

человек высокого рода 

такой человек «ни с чем не имеет ничего общего…» 3, отрешен от мира сего и пребывает в Боге – при этом, он может по-разному осознавать себя, потому что, будучи белым, ты не постигаешь до конца, что есть белое…

такой человек «в Едином познает Бога и тварь», обладает цельным сознанием, которое, разумеется, следует развить, реализовать – но оно есть в нем как Дар; такая душа

Не сознает, что здесь сущность и Бог…

вовсе не знает, ни истины, ни вещей, ничего конкретного, но «сила, которой мы понимаем, выше той силы, которой мы смотрим…», так художник обретает «чистое видение», освобожденное от вещей, от материи, которая представляет собой лишь условные формы на фоне Истины

человек высокого рода хранит это звание и в нем одном находит смысл жизни; однако поскольку эта жизнь низка, лишена истины и света, творчество становится условием выживания

В чистой отрешенности… в обнаженном ничто…

собственно, когда я смотрю на картины Гогена, например, то сразу ощущаю это ясное и странное состояние отрешенности от мира, который тут совершенно другой – какой-то земной рай, что ли – и лишен всех привычных очертаний, форм и смыслов

он пишет чистые цвета, как будто он ангел и спустился с небес и впервые увидел их, и поэтому не ищет оттенков, а просто совмещает фиолетовый, алый и желтый, и они начинают говорить исконными голосами, не будучи связаны ни с какими привычными предметами — в чистой отрешенности…

а его дикари и есть это «обнаженное ничто»! – исконное бытие, которое не замутнено и не осквернено; вовсе не обладает какой-то особой мудростью или знаниями – просто умеет быть

П. Гоген. День божества

это познание духовного смысла, смысла жизни, которое снова и снова надо утверждать в себе этими чистыми картинами райской жизни – вопреки всей цивилизованной жизни нового времени, которую он покинул, ибо в ней утонул, утерял себя

в этой райской отрешенности он действительно не сознает, что значат и какую реальную ценность несут эти типы – просто вскрывает их сознание, в котором чистые цвета и формы, изначальная пустота, которой жаждет как воздуха

 

это искусство представляет вещи такими, как они являются – и не знает, каковы они в реальности, оно сугубо феноменально

и Бога он не знает, я полагаю, хотя бы потому что для богопознания нужны все-таки иного рода усилия, полное погружение души в Бога, однако для художника его живопись, его искусство и есть образ Бога – это и есть высшая материя, доступная его сознанию

и современное сознание настолько специализировано, в нем уже столько знаний и опыта познания, столько вещей, людей, напластований и заблуждений, что оно неизбежно пойдет к Богу по путям своего искусства, своего знания, узкими путями, но говорят, только они и приводят к Богу

поэтому теперь я могу совершенно иначе понять и этого странного идола на камне – вот, он на камне водрузил, основал не церковь – а идола…

думаю, он это сделал вполне сознательно, потому что желает вернуться к чему-то изначальному; забыть обо всем, чему учили, что втемяшили в его сознание культурного француза, и дать возобладать темным, светлым, диким, первобытным силам – вновь очутиться в этом хаосе, который однако обладает ясной перспективой

потому что там красный – это настоящий красный, и тайна – это просто тайна; свергнуть любое иго – как общества, так и природы, которая полагает нас чем-то вроде образованных обезьян – и вопреки очевидности даровать нам это ослепительное синее дерево!

и пропади все пропадом, эта жизнь, г-да, которую вы там ведете, это же какое-то мрачное болото!

Все – в прямом пути, то есть в том, который заложен внутри нас, не так ли? И подумать только, что имеются школы! – чтобы учить каждого идти той же дорогой, как его сосед! 4

отсюда, из этой убежденности – этой веры и приходят открытия

Лишь завоевание художника законно, лишь оно таит в себе свойство бессмертия.
Почему ему верить, спрашивал ты.
Потому что он владыка правды, жизни. Он подносит тебе живую природу. Выдумка, за которую ты его укорял, которой остерегался, она-то и есть душа его творчества, дыхание, его оживляющее, тепло и влага, которых лишаются сорванные цветы, быстро увядающие. Выдумка и есть жизнь Духа…
…Таити, правдиво воссозданный воображением, это – вода, которая не иссякает, листья, которые останутся вечно зелеными… 5

так он открыл совершенно новую страницу в истории культуры; и мы снова убеждаемся, что все новое, любое настоящее открытие – это реализация духовного Завета, мое сокровенное сознание Бога


1. М. Экхарт, с.185

2. Быт., 26, 14 и сл.

3. М. Экхарт, с.206

4. П. Гоген. «Поль Гоген. Письма. Ноа Ноа». Письмо Д. де Монфреду с Маркизовых о-вов, май 1902 г.

5. П. Гоген. «Поль Гоген. Письма. Ноа Ноа», гл.2

12 февраля 2020

Показать статьи на
схожую тему: