ГлавнаяИдеиФилософия в цветеФридрих Ницше. Образ творца

Фридрих Ницше. Образ творца

Я – свет: ах, если б быть мне ночью!.. Как упивался б я у сосцов света! 1 

творец жаждет познания, а поневоле становится учителем и просветителем; понятно, что свет можно найти в темноте (духовной нищете), но культура все усредняет, и постепенно знание, идеалы гаснут для него, замутненные миром; он попадает в страшные шестерни парадокса творчества: «свет» выталкивает его на арену, носитель света должен светить – людям; «Светильник не ставят под стол…» — это из Евангелия та же тема: но зачем светильнику светить, коли света не примут, коли творца не понимают! дайте ему упиться светом, дайте ему жить одному

Но я живу в своем собственном свете…

ограниченность творца: его знания, его дар – все ограничено этой странной миссией, и рождается у него ощущение, что все люди рождены на свет «брать», и даже красть, и в этом сладость, они потребители благ и красоты, в то время как он мученик

…в том моя зависть…

— он ведь остается обычным человеком, которому свойственно все человеческое, и потому испытывает зависть к беспечным потребителям жизни

Целая пропасть лежит между дарить и брать…

 

творчество вовсе не приближает к людям – это миф, а на самом деле пропасть расширяется, и тут тайна творчества, которая в современном мире стала просто вопиющей: массы людей не понимают творца, вообще перестали понимать красоту, ценить дар и даже просто вкус

потому вполне логично возникает тема злобы: творец ненавидит толпу, которую он ведет, которая его не понимает, которая отбирает дары – ничего не давая взамен (они же живые люди, со своим светом? своим даром?!) – может быть, существует какой-то закон взаимного обогащения, творческого обмена, и поэтому современный творец ощущает такое страшное одиночество: нарушены духовные связи –

   С. Дали. Рука

О, одиночество всех, кто дарит! —

и потому

…Мщение измышляет мой избыток —

но самое трагичное в творческом нигилизме, который неизбежно развивается в творящем и дарующем:

Много солнц вращается в пустом пространстве: всему, что темно, говорят они своим светом, — для меня молчат они.

О, в этом и есть вражда света ко всему светящемуся…

вот отсюда надо подробнее…

творец – неизбежно в какой-то степени нигилист; «Нет божества для обитающего в храме…» — мелко и пошло, хотя и верно; но это о другом сказано: тут же,

во-первых, целеустремленность творца, которая мешает его разностороннему восприятию, так при взгляде на солнце зрачок сужается,

во-вторых, эффект вспышки: живущий в свете не видит света, даже как бы оказывается (совершенно парадоксально) лишенным света,

в-третьих, «вражда света ко всему светящемуся» — очевидна, и это не зависть, а именно вражда, потому что мой свет – мою правду — я полагаю единственной не из эгоизма, а в силу каких-то глубинных духовных инстинктов творчества

и завершается эта мысль вполне понятным — тем страшным

холодом,

глубоким отчаянием, о котором писали все великие творцы

И. Танги. Моя жизнь, черная и белая

Ив Танги писал именно такие вещи, пронизанные вселенским холодом, в котором иногда взрывается энергия отчаяния; это настоящий портрет творца ХХ века, страшного века человеческой ненависти и отчуждения, утери культуры, диктата потребительства, пошлости, варварства

Ив Танги. Угасание бесполезных огней


1. Ф. Ницше. Так говорил Заратустра, с.90

20 мая 2020

Показать статьи на
схожую тему: