Язык

идея Декарта о творческом аспекте языка ключевая: я даже овладеваю языком исключительно творчески, именно поэтому с таким трудом и плохо учат иностранный язык в школе; именно поэтому так плохо там учат теперь и русский: нет сочинений, нет творческого применения навыков

я овладеваю языком – и всем комплексом связанных с ним явлений, в этом весь мой мир! – лишь развивая идеи и концепты, образы и фантазии, и напротив, задача ничтожества в первую очередь уничтожить творческий элемент языка, таким образом и сам живой язык, которым он сам не в силах овладеть

это ведь и вопрос о реальной иерархии, а для них он главный; им надо снять верхние уровни системы и таким образом оказаться на высоте, отсюда целые программы убийства языка – взять хоть этот документооборот, ведь там ни строки нет по-русски…

и мне надо выразить в языке все впечатления, образы, идеи, даже не ради их фиксации, а это есть modus vivendi и также modus cogitandi в условиях отсутствия активного языкового общения

и мы замечаем в речах разного рода деятелей и даже журналистов этот поиск слов, отсутствие прилагательных и вообще связной, красивой речи, а отсюда – отсутствие идей, которые притягивает, находит и формулирует язык: он сидит в глубине моего сознания и производит гораздо больше работы, чем полагают психологи…

лишить человека родного языка значит лишить его всего, отнять мир и дать взамен условия выживания непонятно во имя чего (отсюда, совершенно новое понимание проблемы Крыма и пр. подобных территорий: кто там был – знает)

 

язык включает не только слова – музыку, интонационные рисунки, фигуры иронии и настроения, которых, может, и нет в других языках; таким образом он определяет не только речь, но и творчество; художник пишет полотна, на которых русский находит особую мягкость и теплоту, хотя сюжетом может быть голая степь

напротив, немецкий или голландский художник пишет свирепые волны и холодные тучи – это воздействие языка; он определяет все творческие настроения и порывы, их высоту и глубину; и в простой нашей речи мы используем много живых фигур (юмор, сарказм, эуфемизм, карикатура) при общей сдержанности славянской речи

язык не инстинкт, человек не живет одними инстинктами, и они у него слабее, чем у животных; Гердер писал:

Сама слабость инстинкта составляет естественное преимущество человека, именно она делает его разумным существом

иначе говоря, языком надо овладеть, и речь не только о младенцах: овладеть долгими, систематическими сознательными усилиями познания и творчества – или утерять язык, а с ним и человеческое сознание и стать социальным автоматом, вот какой тут выбор; Гердер подводит итог:

Теперь я могу связать вместе все концы и сразу сделать видимым тот процесс плетения, что именуется природой человека: это плетение сети языка

 

Гумбольдт рассматривает язык прежде всего как орудие мышления и самовыражения, а не как функциональную коммуникативную систему, язык – откровение и творчество, а не «средство коммуникации» — на этом фоне полезно взглянуть на нашу реальность…

Гумбольдт:

Язык представляет собой постоянно возобновляющуюся работу духа

это порождающая система, и отсюда – идея человеческой свободы и самобытности, ограничение власти государства с его канцелярской мертвечиной – вот цитата:

Чисто практическое использование характерно не для реально существующих человеческих языков, а для искусственных паразитарных систем

отсюда, тот критерий новизны, свежести, который мы применяем к любому творчеству, в первую очередь, поэтическому – поэзия стоит в центре искусств как непосредственный совершенный язык: творчество обязано быть самобытным и порождающим новые смыслы и образы

этим наш настоящий язык противостоит мертвым языкам-паразитам (да, мои милые, ваш замечательный арго из той же унылой серии, увы)

все это приводит нас к максиме, что развитый язык – это и есть изначальная внутренняя свобода, поскольку неразвитый человек может и ощущает свободу в иные моменты жизни, только не представляет себе всего горизонта своего существования – это как бы свобода передвижения по территории курятника

 

однако язык не только речь или письмо, есть языки музыки, живописи, скульптуры — это универсальная основа сознания и творчества; как обстоит дело с живописью? – пейзажист копирует живой вид, придавая ему черты гармонии; в слишком малой степени этот художественный язык порождает нечто

а вот Кандинский, объявивший, что живопись должна перестать копировать, а надо выражаться собственными средствами, т.е. собственным языком; что же это за новый язык?

уже в ранних работах он строит «чисто живописный контрапункт», яркие контрасты, которые совершенно не призваны убедить зрителя в реализме композиции; затем проходит через период чистой абстракции – к таким вот синтетическим работам, которые поражают конкретностью и ясностью… серий непонятных знаков

В. Кандинский. Композиция VIII

вы смотрите и пытаетесь как-то перевести их на обычный язык, однако терпите неудачу: это невозможно сделать – это не нужно делать; потому что тут перед нами чистый язык живописи

у него есть вещь, где во мраке летят шары, и вы ощущаете эффект кругления, словно весь мир состоит из круглых форм; на другой картине явно столкновение острых форм с кругом – и вы ощущаете конфликт, стык, дробление; тут хаос, в котором происходит зарождение форм

это мир человеческого сознания, которое выражает себя на совершенно ином уровне, в ином горизонте и порождает совершенно новый мир дерзающего духа; тонкие структуры, которые он строит, абсолютно оригинальны и открывают дали, которые я пытаюсь познать и прочувствовать

в его фигурах – вечная отрешенность человека от мира вещей – помните, как на скучном уроке сидели и рисовали при помощи линейки такие же фигуры и круги? – иная даль, иной уровень свободы

 

Хомски комментирует мнение Гумбольдта о том, что «сила, порождающая язык, неотличима от силы, порождающей мысль» 1 — мысль живет только в языке, иначе это просто мелькающие вспышки смысла; можно предположить, что они есть и у высших млекопитающих

и более того, он поддерживает мнение о том, что сам язык может находить и развивать новые формы (модели, приемы) выражения, сюрреализм в этом отношении явился полезным упражнением: эти тексты в традиционном плане лишены всякого смысла, к которому мы привыкли; однако в них мелькают метафизические высоты и разверзаются бездны

наш язык пока не может выражать эти ощущения, приступы разрыва, тревоги или отчаяния, однако эти тексты показывают въяве совершенную безграничность языка

«у языка есть две стороны: внутренняя и внешняя», подводит итог Хомски, есть язык тела и души, и этот второй гораздо сложнее, менее изучен и сулит поразительные открытия; и на этом пути безграничного творчества стоит ограничительная грамматика

как в обычном языке, в письме, так и в живописи или поэзии; в ХХ века она оказалась сломана, что произошло, разумеется, в общем движении к свободе субъекта; хотя эти опыты не были восприняты большинством населения… впрочем, свобода — тоже

 

обычно язык представляет поверхностную структуру, которая выражает глубинные лишь частично: ваша мысль никогда не будет передана вполне; но иногда «глубинная структура находит более явное выражение в поверхностной форме»

в живописи язык работает иначе: тут по роду материала форма (поверхностная структура) должна передавать больше, иначе внутренняя (символы, подтексты) вообще не будет выявлена; Кандинский лишает свой живописный язык узнаваемых знаков предметов реального мира, облегчая композицию и наполняя ее чисто живописными знаками

они ничего не говорят вам? – просто вы не пожелали приложить усилие – усилие того внутреннего восприятия, которое у многих отдыхает — так мы смотрим на вывески, проходя по улице, автоматическая регистрация – но тут не вывески, тут требуется работа сознания

и тогда вы начинаете понимать, что змея, круг, острый угол или облако, клетка или штрихи несут значения, несовместимые, кричащие и формирующие тут совершенно уникальный мир чистого сознания – вот он, портрет вашей свободы!..

это вне течений или направлений с их табу и плоской логикой, каждая великая живопись – это метафизика

В. Кандинский. Желто-красно-синее

Глубинная структура всегда присутствует в сознании при произнесении конкретного высказывания. Глубинная структура состоит из системы организованных различным образом элементарных суждений, которые имеют субъектно-предикатную форму…

для нашего примера, важно слово «элементарных» — художник использует простые фигуры для того, чтобы найти и реализовать между ними связи совершенно иного уровня; это совершенно новая философия живописи

прежде люди полагали, что есть некая глубина сознания (или глубинная структура), которая едина и так или иначе отражается в языке; а он полагает, что наше сознание гораздо глубже и содержит разные ноуменальные уровни и формы (структуры)

все лингвисты признают абстрактными глубинные структуры сознания 2, следовательно абстракция Кандинского в любом случае есть более адекватная попытка отражения самой глубины сознания, чем, например, пейзаж с рекой и полем

кто сказал, что ноумены можно передать только и исключительно обычными словами? – разве музыка не поднимает в нас строй ощущений совершенно иного рода? – вот он и выявляет глубинную структуру живописных ассоциаций, таким образом решительно расширяя горизонт сознания

и мы понимаем важную вещь: в эпоху пошлости и глянца, виртуальных отношений и коммуникационного шума самым главным для мыслящего человека становится это расширение горизонта сознания: на поверхности шторм, мусор – рыба уходит в глубину

и я осознаю, что мое сознание — это столько уровней, глубин и способов самовыражения, что просто не остается пространства для всей этой мути

 

PS.

мне кажется, этот текст под конец получился несколько догматическим, в нем много эмоций; на самом деле, это лишь эффект попытки самовыражения, не более того; я говорил о вещах, в которых нет ни уверенности, ни догмы – это творчество, которое, по Хомскому, лежит также и в основе настоящего языка – любого человеческого языка

и совершенно не обязательно это творчество – расширение, реализация, углубление значений и понятий – будет связано с абстракцией или сюрреализмом; любой жанр – джаз, лирика, пластика – предлагает бесконечные возможности выражения

второе замечание касается науки: я совершенно не пытаюсь использовать приведенные идеи для построения какой-то «научной» теории абстракции; вообще, «гуманитарная наука» — для меня, это всегда был нонсенс; мы просто описываем ощущения, грани восприятия, вот и всё

и вот главное: мне кажется совершенно логичным, и очень важным, что искусство – осознавая жутковатый мир ХХ века, а то ли еще будет! – вторгается в таинственные области сознания и открывает новые смыслы – и новые миры

*

Язык должен некоторым образом компенсировать утрату, наносимую ему концептуализацией 3

весь ХХ век – это плодотворная борьба между научным подходом, концептуализацией и точным описанием языковых процессов, с одной стороны, и бунтом против здравого смысла, иррационализмом, абсурдом, сюрреализмом и пр. – в попытке резко расширить границы этого языка, по сути — этого мира

к счастью, мы ясно поняли границы разума, который не все может понять до конца и вообще исполняет роль инструмента; будущее именно за таким комплексным подходом к работе сознания

*

Язык, собственно говоря, есть средство для этой игры присутствия и отсутствия, ибо разве не в языке или разве не сам язык является тем, что, как могло бы показаться, объединяет жизнь и идеальность4

Деррида обращает внимание на метафизику языка, который таится в нашем сознании и вовсе не автоматически проявляет его, идеи, значения и отношения; тут искусство выражения сочетается с искусством утаивания и символизации, и никто не должен полагать, что постиг Другого

наше общение, интерпретация, приближение, раскрытие и сокрытие – сложный процесс культурного взаимодействия на разных уровнях экзистенции, ибо, выявляя какие-то конкретные смыслы, я ни в коем случае не желаю утерять эту «идеальность», смять таинство произведения

это лишь мои мысли, мое видение – не более того; да я не только не против, а мне ужасно интересно видеть, как оно будет смято идущим далее: безграничность сознания, беспредельность Жизни

 

нулевой язык

Сегодня актуален другой вопрос: «Почему ничто предпочтительнее, чем что-то?»
Ж. Бодрийяр

1

все сетуют насчет падения уровня речи; молодежь говорит на арго, виртуальное общение – тихий кошмар и пр. – на самом деле сами чиновники, которые поднимают проблему, не лучше

что такое нулевой язык? – вот, назвали машину pajero – что это значит? – по-испански – паж, а в общем – ничего не значит, сапоги всмятку, то же и другие названия; они и не должны что-то значить…

как и некоторые политические или ведомственные инструкции, заявления, программы, проекты – все это нулевой язык, тексты без смысла, потому что тема должна быть раскрыта, а идеи, концепции – нету, вот и появляются на свет Божий ублюдки

это удобно, ибо никакой ответственности и репу напрягать не надо (а она слабая), и постепенно мы ощущаем себя в каком-то сне или кошмаре, потому что вокруг одни слова – никакого смысла, люди просто катают их туда-сюда, подобно женщинам, говорящим по телефону: час, два, сколько угодно…

рождается норма, по которой смысла и нет, искать какие-то идеи – глупо, и эта пустота небытия признается равновесием, стабильностью и чем угодно еще; теперь слова вообще ничего не значат, и можно называть ресторан «Майа» (попробуйте произнести это), а машину – вообще как угодно…

смесь языков на каждом шагу, потому что ни одного по сути дела мы не знаем, нам все равно; это не только у нас – в Болгарии я видел отель «Аполон» с одним «л», так короче и проще, еще: комплекс «Одисей»; у нас рядом вывеска парикмахерской: «Бродвей» — ничего название, только где связь?

это бессвязная реальность, почти абстракция

нулевой язык появляется от отсутствия содержания; когда человек говорит вам, что обязательно заключит договор, в среду к обеду, и тут же вообще забывает об этом, или когда обещает прислать материал, а на самом деле у него ничего такого сроду не водилось – все это устанавливает не только нормы бизнеса, но и цену слов

они ничего не стоят, так образуется нулевой язык, на котором невозможны обязательства или клятвы, ничего не стоят обещания или признания, люди не пытаются познать и выразить смыслы, и получается герой Гоголя, у которого всегда «легкость в мыслях необычайная»

 

в чем смысл жаргона? – не зря же они выдумали это легкое, ироничное и совершенно бессмысленное средство общения – да-да, именно в этой бессмысленности весь смысл

у нас во дворе молодежь собирается иногда, орут, хохочут, словарь ограничен одной сотней, хватает для выражения простых вещей; все время повторяют одни и те же слова, собственно тут одна цель – повеселиться; они не могут оформить более сложные отношения

жаргон уравнивает всех и все, предполагает два-три типа отношений, там все стандартно и просто и не надо голову ломать: этот тащится – те подвисли и пр., нет необходимости уточнения, потому что он сам не сможет уточнить, каким образом тащится, что это: чувство, интерес, любовь, влечение, страсть, эротика…

этих слов в его лексиконе пока нет, и жаргон помогает смять явление, выразить его словом-схемой; более того, жаргон – защита, попробуйте поговорить с такой девушкой, у вас ничего не получится: она половины слов не поймет; нулевой язык обеспечивает полную безопасность

до полного нуля, дипломатов, которые говорят совершенно ничего не значащие речи про демократию – слово, которое уже давно стало полным нулем – и после этих холодных, бессмысленных речей начинается вдруг самая настоящая горячая война

я наблюдаю, как в обществе идет война языков: например, молодой образованный депутат пытается произнести осмысленную речь, а его никто не понимает: эти-то слова знают, только это все слова вне традиционной парламентской лексики: тут не слушают аналитики, тут лозунги…

или другой пример, язык, используемый в некоторых гуманитарных «науках», ведь это настоящий нулевой язык, который надежно предохраняет авторов от каких-либо идей или открытий

кстати говоря, сама жесткая терминология этого языка, якобы служащая точности выражения, на самом деле создает надежные заслоны на пути живой мысли; настоящие мыслители всегда это чувствовали, вот одно свидетельство из XVII века

Пустые и бессмысленные формы выражения и злоупотребление языком так долго(!) сходили за таинства науки… (Дж. Локк)

 

 

2

Всякое изображение должно брать из реальности мира; за каждым изображением, за каждым фрагментом реальности, должно быть что-то, что исчезло, как залог непрерывности бытия — не поддаваясь, тем не менее, искушению уничтожения, потому как это исчезновение должно сохранить жизнь, следы преступления должны оставаться живыми 5

они уничтожают жизнь, смысл, уничтожают человека; задача художника: сохранить жизнь, восстановить ее в «перле созданья», в гармонии и красоте, или в неком осмыслении – что становится невозможным

Изображение больше не может воображать реальность, с тех пор как она реальна. Оно не может более грезить реальностью, с тех пор как она — виртуальная реальность

современный человек живет в совершенно другом мире, и этот мир не предъявляет вообще никаких требований — виртуальная реальность безответна и бессмысленна, анонимна и глупа, указанная «легкость в мыслях» — всеобщая и в моде

остается только ирония, последнее средство заявить о какой-то живой жизни; только это средство быстро истощается без поддержки более значимых сил

Бодрийяр приводит пример:

Каждая икона была предлогом для не столкновения с проблемой существования Бога. За каждой, фактически, Бог исчез. Он не умер, он исчез; то есть, сама эта проблема больше не вставала

вот наша реальность, в которой наука и псевдонаука с равным пылом описали все и представили «цельную научную картину мира» (в кулуарах серьезные физики сообщают, что знают, дай Боже, 5% этой картины) – и реальность исчезла, осталась абстракция, чего ж вы хотите от живописи…

это тема о том, что из нашей жизни исчезает серьезное творчество, оно не нужно жрецам и правителям, только возбуждает идеи и будоражит массы, и обыденное сознание легко смиряется с этой пустотой, и вопрос Бодрийяра, с которого я начал этот эскиз, является риторическим

 

3

элита?

на бесконечной равнине принято это слово уверенно кавычить, при этом говорящий или пишущий выражает крайнюю степень сарказма; тут сказывается как отсутствие настоящих элит, так и привычный скепсис в отношении друг друга

кстати, этот скепсис – интересное явление, думается, что его можно выразить формулой

разность между уровнем образования и уровнем культуры

образование порождает в интеллекте некие ожидания, которые в данной культуре не могут быть реализованы; и чаще человек собственную несостоятельность переносит на других, вполне естественная реакция…

так вот, в элитах этот скепсис очень развит, но им удается развить свою суб-культуру, в которой они достигают определенного уровня общения и понимания; собственно, мнение о том, что есть одна национальная элита (назовем ее: большая элита), которая собирает лучших, мыслителей и гениев, это мнение, конечно, недоразумение…

есть элиты, т.е. группы по интересам, которых объединяет просто их профессиональный жаргон, то есть в них есть уровень понимания, которого нет в обществе, однако это понимание именно основано на общем жаргоне; такие элиты существуют на тв, у журналистов или ученых средней руки

там ординарные, в общем, люди завязаны друг на друга, именно поэтому эти группы совершенно бесплодны, да и в нашем привычном языке слово это вовсе не обозначает лучших или мудрых; уж скорее, род мирной и бесполезной мафии…

их появление и размножение, думаю, объясняется именно тем уровнем отчуждения, полным отсутствием понимания, а значит и доверия, которые раскололи общество; это попытка создать некие группы интересов, группы влияния, силовые центры и пр. – и конечно они себя называют неправильным термином

они появляются именно в условиях отсутствия настоящей элиты, род подмены, симулякра, как и все в таком обществе; а настоящая элита, видимо, характеризуется не уровнем понимания или плотностью связи – напротив, она состоит из субъектов, которые не спешат с кем-то сойтись

они не терпят симулякры и не спешат обогатить существующие «элиты»; у них совершенно другие задачи


1. Н. Хомски. Картезианская лингвистика, пр.60

2. Хомски, 42

3. П. Рикер. Я сам как другой, с.34 эл.

4. Ж. Деррида. Голос и феномен, с.8

5. Ж. Бодрийяр. Совершенное преступление

25 февраля 2020

Показать статьи на
схожую тему: