ГлавнаяИдеиКоллажФранк Ауэрбах. Жизнь

Франк Ауэрбах. Жизнь

Nowadays people know the price of everything and the value of nothing
О. Уайльд

она сидит и тасует карты

она думает в это время о своем и бесконечно тасует их, но это все те же карты; складывает пасьянс, а он никак не складывается – все время вылезает какая-то дрянь, и ничего не получается; и она снова их тасует; когда пасьянс получается, радость на мгновение – это только пасьянс…

менять вальта на короля? – по сути, это одно, и так часто бывает в жизни; и даже сама игра – лишь игра, имитация жизни и страсти, и пр., самообман; иногда возникает желание перебить обреченность в этом кругу (лошадь у колодца) – и он уезжает в путешествие

увозит свои чемоданы с собой, ведь от себя не убежишь; возит их по свету, и та же мгновенная радость является и гаснет, и кажется, это те же места, ты тут уже был, те же соборы или пляжи и то же равнодушие на лицах, тоска

где же настоящая жизнь?

а что такое настоящая жизнь?.. существует ординарный состав своего существования, свойства, дела, люди, деньги, фантазии, работа, развлечения – все это ты тасуешь как угодно, однако ничего не прибавляется: от перестановки мест слагаемых сумма не меняется

и ты довольно рано понимаешь, что нужно нечто иное, некий surplus, иное качество, иное содержание, которое никак не получается из количества – денег, путешествий или удовольствий: от них только раздражаешься, жиреешь и теряешь форму

 

что такое творчество?

это производство высшей жизни, сублимация, отрыв от земли, бегство из круга, того самого circulo vicioso: брось к черту эту замусоленную колоду и попробуй нарисовать на листе профиль женщины; той, которую ты никогда не встретишь, потому что это существо из иного мира, твой ангел

ты погружаешься в это безумие и начинаешь видеть в людях высший смысл, настоящие свойства – и Путь; они не видят – а ты видишь; настоящая жизнь тут, рядом, но пролегает в ином измерении сознания

преодоление вечной заботы, страха, тоски и мути повседневности, наполнение сознания смыслом, путь Духа; мы все повреждены, искажение захватило все, и весь наш мир – музей симулякров, подделка; творчество есть восстановление человека

это невозможно обычными средствами (не ищи в колоде эту карту – там ее просто нет), и любое здешнее – просто другая дурацкая игра, которая слишком быстро надоедает: нужно другое содержание, нужны реальные смыслы – и их можешь найти только ты сам

и это дано не всем

Ф. Ауэрбах. Голова Дж. Я. М. IV

ситуация вообще изменилась слишком резко и быстро: прежде было какое-то общее движение (культура); была иллюзия общности, сублимации, и красивые женщины вели милые беседы, образованные люди обменивались парадоксами… только смутная тоска подступала к ним

они ощущали себя как рыбы в аквариуме, эти чеховские герои, вдруг осознающие абсурд окружающего мира и свою оторванность и обреченность; и все аквариумы были разбиты, теперь их нет и человек идет сам

или он гаснет и смиряется с кашей повседневной суеты, жрет ее до конца дней, а что еще делать — или горит; в нем горит его духовная жажда, и без нее нет субъекта, нет человека, есть лишь молекула массы, головастик

художник сажает перед собой обычного человека, случайного соседа, и болтает с ним, и делает рисунок, а потом берет палитру и зажигает в нем огни – и перед ним два человека: в одном все плотское, несколько штрихов, вечная гризель, прах – в другом кадмий и кобальт, вещество высшей жизни

в этом мире ничего нет

он основа, а не сама жизнь; основа важна, но человек отрывается от нее, он не земной, он духовный, в нем потенция прироста, созидания, творчество жизни: да это и есть настоящая жизнь, которая возвышает и дарует Путь

она приходит через боль, смятение, крушение, мраком окружает душу и отчаяние ее кровь; тут одиночество – которое всегда было с тобой, просто ты одел душу в саван пустых иллюзий – и вера – но не прежняя, когда ты держал ее на периферии сознания как дополнение к суете; она пронзила душу

теперь она питает сознание, каждый миг с тобой, вечная надежда, вечный диалог и молитва, и весь мир вокруг гаснет как холодная и пустая планета; ангел горит яркой звездой на реальных небесах

 

отречение от обыденной жизни дается непросто, и я думаю даже, что оно невозможно, так сказать, в линейном режиме: взял человек и ни с того ни с сего все бросил и стал сочинять музыку… нет-нет, это невозможно

нужен зов

тут вот написал, что человек идет сам, но все же не совсем сам, и вовсе не сам; я верю, что меня ангел ведет по этой жизни; я тоже прилагаю усилия, однако постепенно теряю контроль над ситуацией и понимаю – ну да, чем больше узнаю, тем меньше понимаю

это озаренное парение вовсе не похоже на движение из одного пункта в другой, это другое движение, и цель его мне неизвестна; дорога в Неведомое, стремление к Вечности, преодоление смерти и тлена – разве такое возможно? – не знаю

Уайльд написал:

The spirit of an age may be best expressed in the abstract ideal arts, for the spirit itself is abstract and ideal

современный человек стал слишком конкретным, он весь плотский, и эта вечная тяжесть давит, страшно давит… по молодости он еще пытается трепыхаться, чудит, однако быстро угасают эти вспышки

в нем нет духа

и чем дальше развивалась культура, тем яснее нам становилось, что любой реализм – в искусстве, миросозерцании, философии – есть ограниченность, просто тупость (иногда удобная тупость – и выгодная, не так ли, род простой игры в жизнь)

истинные ценности можно выразить лишь в порыве духа, творчество – живая кровь высшей жизни; и в моем мире, мире духа, это никто не доказывает и этому никого не учат — тут, в этом мире, вообще нет таких операций; и мысль, и слово, оказывается, имеют предел

и что же делать? — дойти до предела и спокойно идти дальше

Ф. Ауэрбах. Джулия

все это здесь, в мельканье дней
сквозь маски блеклые людей
сквозь зуд, тревогу и стесненье
внезапный сдвиг и озаренье:
мир станет скопищем теней
и утеряет вдруг значенье
и лишь высокое мученье
и ангел

23 мая 2020

Показать статьи на
схожую тему: