ГлавнаяИдеиCogitoЦивилизация

Цивилизация

ничто не есть без Того, Кто есть (Дж. де Местр)

де Местр писал Разумовскому, по его просьбе, письма относительно планируемого Лицея; в них он пытался убедить в ненужности многих наук, которые входили в первоначальный учебный план

прежде чем приступать к плану оного, надобно изучить обычаи, склонности и зрелость нации. К примеру, кто сказал, что русские созданы для наук? Пока еще ничто сие не подтверждает, но если даже окажется справедливым обратное, нация ни в коей мере не должна чувствовать себя униженной 1

это мысль о том, что нет единого критерия, меры, образования, порядка или способа управления для разных народов

в России придают несоразмерно большую цену науке… Бэкон, чей гений своей глубиной превосходил Руссо, сказал, что религия есть тот бальзам, который сохраняет от порчи, приносимой науками. Мораль препятствует опасному и даже очень опасному их действию, когда предоставлены они сами себе

переводя на сегодняшний язык: если вводите науки, они нуждаются в управлении, контроле, они должны быть действительно вам нужны, они должны зажигать умы; он тонко понимает проблему Фауста, чисто европейскую проблему:

Возомнили, будто образование научное есть уже целостное образование, в то время как оно лишь часть, к тому же несравненно меньшая и имеющая цену лишь в той степени, насколько основывается на воспитании нравственном

научное знание и даже универсальное познание не сможет обеспечить цельного знания (проблема Фауста), и в образовании главная цель – именно эта цельность, воспитание цельного характера для здешней жизни, а не для абстрактной Аркадии, которой нет на свете

Везде утверждались науки благодаря наличию ученых и никогда лишь в надежде породить таковых. Тратить огромные деньги на сооружение клетки для феникса, не ведая еще, прилетит ли он — это не что иное, как великий обман

К несчастию, у славной вашей нации ложное превознесение науки соединено с желанием скоропостижно овладеть ею, а также с самоуничижением из-за отставания от всех прочих народов

не в бровь, а в глаз, а дальше еще лучше:

Россия наполнится тогда бесчисленным множеством полузнаек, в сто раз худших самого невежества, ложных и горделивых умов, презирающих свою страну, вечных хулителей правительства, идолопоклонников всего модного и чужеземного, всегда готовых низвергнуть все сущее

идеально и лаконично выбитый портрет русского интеллигента, он и сегодня точно такой же, и это результат нашего «европейского» образования

Другое ужасное неудобство, порожденное сей ученой манией, заключается в том, что правительство, не имея у себя профессоров, принуждено будет обращаться в чужие края; а поелику люди истинно просвещенные и нравственные не стремятся уезжать из своей страны, где их ценят, то сюда, к северному полюсу, являются часто не просто посредственности, но развращенные и даже бесчестные, дабы продать свою ложную науку за деньги

так и вижу разного рода проходимцев и «консультантов» из 90х, авторов бесчисленных учебников и пособий самого дурного толка, ничего не меняется под луной!.. а вот об истории, которую я лично никогда не считал учебным предметом:

Никогда история не входила как отдельный предмет ни в одну систему общественного образования. Кое-где есть особые кафедры истории, доверяемые людям высшего знания, которые рассуждают об истории, но не учат ей

и вывод:

Их ничему не научат, ибо намереваются учить всему

мы знаем, что учредители Лицея в определенной степени учли эти пожелания, и, например, призвали лучших российских профессоров, сократили программу и пр. – и мы знаем результат; мы также видим, как в наши дни вся история повторяется, только эти уже не слушают советов и снова тем же галопом мчатся на Запад…

 

любая настоящая цивилизация в себе находит ресурсы для становления и развития; эти процессы идут медленно, и ускорение никогда ничего не дает, да оно и нигде ничего не дает в таких масштабах, и надо бросить общий взгляд на ту цивилизацию, которую мы воспеваем и к которой так стремимся

конечно, это перепроизводство и гипер-потребление, массированное засорение среды обитания и войны за ресурсы, которые уже стали обыденными, утеря духовного образа, кризис культуры – эти явления налицо, и их никто не оспаривает; эта цивилизация утеряла форму и смысл

современная жизнь развивается вне жанра, в ней сталкиваются неразрешимые противоречия, причем многие из них устроили себе сами люди (мультикультурализм), это какой-то трагифарс, бессмыслица, и люди ощущают острую тревогу, мечутся в разные стороны: одни тратят бездумно, другие так же бездумно копят, две стороны одной медали

у всех на уме апокалипсис, и художники, такие, как Гигер, чутко ощущают его наступление и пишут соответствующие картины; там несчастные европейцы превращены уже в машины в шорах единого Порядка, где человек мыслится как гайка, и практически не имеет слова

это все в мире сплошной демократии, где ты можешь говорить что угодно – и что попало – просто вся система устроена таким образом, что никто тебя не слушает, и за ширмами скандалов и разоблачений, всей этой прущей наружу грязи идет спокойная работа по организации гигантской машины этой корпоративной цивилизации

людям надо оставить иллюзии

Х. Гигер. Эротомеханика

цивилизация – это организованная разумная форма жизни, и она развивается, приходит к краху, изнашивается, как все формы; если людям 18го столетия мерещился рай земной и утопии всеобщего равенства и братства, так сегодня люди видят будущее исключительно как кошмар и катастрофу

ресурсы утопизма исчерпаны; мы живем в мире, который стремительно катится в пропасть цинизма; дерево познания высасывает все соки из дерева жизни

в композиции Гигера используется каждый дюйм пространства, он лепит эти детали своих змеемашин, которые сами становятся символом этого порочного, ибо частичного, ущербного – знания; они и сегодня все так же совращают несчастное и заблудшее человечество, и впечатление, что эта сцена длится в Вечности

безграничное и никчемное знание заполняет все, человек плывет в плотной массе информации, которая по сути дела ему не нужна, которая искажает его сознание и порождает одни кошмары – посмотрите любую новостную программу и скажите мне, что там было сказано про высокое искусство, веру в Бога или идеалы

 

Гигер знает, о чем пишет; это тема метаморфозы; только в его метаморфозах звучит нота окончательности, полной безысходности для дальнейших изменений и развития; там тело исходит голубым пламенем, обращенное в мышцу, бывшее человеческое существо преобразовано, смято

о чем это? – все просто: в умозрении, в общем представлении, мы давно уже не люди; что за огонь в его «Полтергейстах»? – да как и само это явление, он остается загадкой, только это уже не творческий огонь, а жуткий огонь алчи, страсти, вожделения, пожирающий изнутри

каска, полискелет черепов, из которого торчат фаллосы как символ единственной жизненной силы, оставшейся в современном человеке; «они нас поимели» – говорят побежденные, проигравшие матч, не получившие зарплату, обманутые и голодные

в человечестве сидит эта мощная энергия воспроизводства, другие все угасают, так может, в этом и разгадка порно-безумия ХХ века? – мы показываем то, что осталось…

Х. Гигер. Сюжет 132

и подчас странным, диким призывом без ответа торчат эти фаллосы, устремленные в грозовое небо, в котором таится смерть; это творчество, которое никогда не станет искусством: в нем нет живого импульса, нет философии – только крик, вырвавшийся уже из железной глотки робота!..

 

русским надо хорошо подумать над выбором пути; сегодня проблема стоит так же остро, как в 90е годы, ничего не изменилось; и кроме указанных органов в полном здравии, я не вижу никакой иной жизненной силы или идеи, способной что-то свершить

мы видим предварительный итог западной цивилизации, и Восток сегодня ее стремительно нагоняет; никого не устраивает этот итог, однако подобные мировые концепции развития пересматриваются уж тем более долго, причем для такого пересмотра нужны особые условия и воля

воля тех, кто нами реально правит, направлена совсем на другое

есть ли в России эта воля, идеи, ресурсы, культура, какая-то основа для своей, самобытной, цивилизации? – да, все это есть, кроме первого; только этот процесс совершенно иного рода, чем, например, производство, где есть ресурсы и рабочая сила, есть концепция и план – и можно начинать

в этой культуре надо начать жить и эту основу надо постоянно растить и развивать, что требует решительного пересмотра всей концепции развития, и вот для этого нужна особая воля к власти – и в этом вся проблема


1. Петербургские письма, с.138

21 ноября 2017