ГлавнаяИдеиCogitoТеория ядра и персонализм Мунье

Теория ядра и персонализм Мунье

Робер Делоне пишет урбанистический пейзаж, который выделяется: он вовсе не копирует коробки современных зданий, но изображает эту жизнь как движение кругов – центробежные и центростремительные силы и орбиты, которые создают общности, группы или напротив, разрывают, раскалывают их

город есть средоточие сил, концентрация активности и движения, однако эта идея уводит нас в глубину человеческой истории; это центральная концепция политической философии, которую мы находим уже у Бэкона

нация сращивается, затвердевает как ядро…

добавим: или напротив, раскалывается вследствие войн, захватов, отсутствия какой-то культурной, цивилизующей, духовной силы, а затем распыляется вплоть до исчезновения – известны и такие примеры…

Р. Делоне. Рельефные диски

иначе говоря, есть разные нации: одна по древности и мудрости обладает некой централизующей силой, пробуждает у окружающих народов центростремительные силы; в такой ситуации эти страны могут иногда и повоевать, однако же притяжение сильнее раздора, и они довольно быстро (в историческом смысле) соединяются и образуют сильное государство

а другие, напротив, существуют как удельные княжества довольно долго и не спешат соединиться, наконец доходя до такой точки, когда уже весьма сложно их с кем-то объединить; и даже когда объединение происходит, все равно трет пламя раздора, центробежные силы активны и время от времени снова вспыхивает активный сепаратизм – таких примеров в мире полно

можно употребить, один раз и для простоты, известные в другом значении термины – ядерные и безъядерные страны, именно в смысле наличия или отсутствия сильного ядра

почему так происходит? – видимо, по многим причинам: в какой-то исторический момент народ обретает устойчивость, создает все нужные условия для жизни, для культуры, становится торговым и духовным центром, развивает основы собственной цивилизации и пр.

отсюда, тяга окружающих малых народов к центру, знаменующая мирный период плодотворного развития – и напротив, стремление к расколу, исканию непонятно какой «свободы», которые пробуждаются в периоды кризиса и тревоги, неуверенности и исчерпания ресурсов

 

философия личной свободы, персонализм, раскрывается вполне именно в 30е годы, когда писал свои композиции и Делоне; Эм. Мунье фиксирует застылость этого европейского ядра, в котором вовсе не видит чего-то позитивного и влекущего

Я призываю к бунту, если только он идет из самых глубин и обладает достаточной силой, чтобы разбить всеобщее безразличие.

Именно беспорядок спокойных периодов оказывается наиболее опасным, потому что остается незаметным и наиболее коварным, и, поскольку он замаскирован – он-то и есть наш кровный враг 1

этот «беспорядок» – отсутствие цельности; поэт чутко ощущает раскол, вражду, которые спят за декорациями процветания: ваш мир взорвется, и субъект ощущает эту тревогу – и предупреждает о ней

Сегодня в этом инертном, безразличном, неподвижном мире святость остается единственной политикой, имеющей ценность, а разум, чтобы стать ее спутником, должен сохранять свою чистоту.

переводя на нашу тему: ваше единство инертно, ваше ядро лишено силы

Мир потерпел аварию; только дух может вновь завести машину, и он предает себя, если остается безучастным к судьбе мира. Вот почему наше желание обязательно перерастает в действие.

Мир оказался расколотым надвое, и неприкаянный дух парил над этим механическим хаосом: внизу – мир-машина, который опирается исключительно на технику, вверху – духовная надстройка, настолько чуждая ему, что она сразу же оказывается бесполезной и излишней

тут главные слова о европейской цивилизации ХХ века, уникальной, высокой культуре, которая не имела никакого отношения к ядру – якобы ядру? – и не смогла предотвратить страшную катастрофу массового уничтожения человечества

Именно этот индивид нужен современному миру; мир молится на него, поскольку для него не существует никаких привязанностей, поскольку живет он за счет собственной спонтанности. Для него преданность, сопричастность, самопожертвование – всего лишь некоторые пространственные образы, существующие вне его

человек сам совершает откол от ядра – вот идея экзистенциализма, который в эти годы захватывает умы: мыслящие люди словно предчувствуют грядущую катастрофу и бегут с тонущего корабля европейской цивилизации; движение кругов все убыстряется, но не дает результата, не возникает общности

дополнительные цвета на картинах Делоне подчеркивают разность и несовместимость этих спонтанных движений индивидов

собственно, в этом не болезнь, а смысл европейской идеи, да и самого Европейского союза, как он был задуман отцами-основателями: вовсе не будет никакого ядра, но отдельные орбиты разных народов будут соединяться в единую галактику, систему, управляемые едиными принципами политики и морали

С. Делоне. Гуашь

переводя теорию на политику, мы видим, как иные нации, представляющие себя силой, даже берущие на себя роль сверх-держав, не имеют для этого ни морального, ни географического, ни экономического веса, используют для этой «мощи» самые неприглядные методы террора, захвата, угнетения и пр.

многие европейские страны особенно в этом преуспели, да и весь неолиберализм строится именно как доктрина угнетения, торжество корпорации над индивидом, на превращении людей в массу, эксплуатируемое стадо; на эту тему надо читать Хомского, лучше не скажешь

идет гигантская политика манипуляции в мировом масштабе

если ядра нет – его надо придумать

возможно ли это? – с одной стороны, мы же видим этот процесс европейской интеграции собственными глазами; с другой, я вижу и многие иные явления, которые не столь бросаются в глаза…

кстати, вот еще цитата из того же документа:

Быстрый рост числа ассоциаций свидетельствует о слабости их внутренних взаимосвязей

так что интеграция не всегда есть синоним успеха и процветания, иногда – прямой индикатор слабости и раскола – интересный парадокс, но мы видим его наяву…

например, сращиваются вовсе не страны, а просто созданы наиболее удобные условия для обогащения некоторых из них (гарантированные и удобные рынки сбыта, дешевое сырье и рабочая сила), а особенно для их корпораций, для которых и придуманы эти союзы, международные фонды и банки

ну а некоторым странам, которые не именуют себя иначе как «сверх-державами» – тем нужно иное, а именно: ядра вообще должны быть уничтожены, потому что весь мир должен в будущем вращаться вокруг одного ядра, так что – в плане живописи – мы переходим от сложных конструкций Делоне к простецким, аляповатым коллажам Родченко

 

что ж нам с этим всем делать?

я верю в ядро; это касается и личности, и общества, и культуры: мы должны и сами сохраняться как самобытные субъекты, и – возможно именно как результат существования и развития таких личностей – общество и страна должны сохранить свою самобытность, свое культурное ядро вопреки всем кризисам и порокам, которых у всех навалом

и далее, нам надо преодолеть то начало, на котором и стоит их торжествующая Маммона, вся их победоносная «цивилизация»:

Чтобы мы смогли вновь отыскать свой путь в мире материи, ей надо обрести свое место и свою душу. Любые вещи приобретают прочность только благодаря духу: пусть материя прежде всего восстановит с духом тесную связь, которая вернет ей ее внутреннюю жизнь…

необходимо культивировать бедность духа, способную возвратить ему тягу к универсальности… Откажемся от чрезмерных потребностей, как тех, которые исходят от укрывшихся в нас индивидов, так и тех, которые связаны с религиозными и национальными предрассудками. Возлюбим изобилие, идущее от целостности, а не от отдельных частностей. Избавимся от всех тех побрякушек, которые можно нацепить на себя и добиться уважения окружающих; благодаря всепобеждающей бедности и не знающей границ любви мы вновь вернем неповторимое своеобразие каждой вещи и каждой личности.

прошло почти сто лет, а слова эти стали еще более актуальны, чем прежде – как и угрозы…


1. Манифест персонализма

21 ноября 2017