ГлавнаяДраматиконКиноКен Рассел. «Готика»

Кен Рассел. «Готика»

Произошел разлом сознания, Бог и дьявол, вера и добро — все помутилось, состояние, близкое к нашему… Байрон имеет власть, ту духовную власть, которая утверждается отречением от принятых ценностей толпы. В жизни нет ничего устойчивого — впечатление, дом ходит ходуном, и ни в чем никто не уверен; призраками окружены люди, и любовь стала призрачной, и только на этой тонкой черте между реальностью и призрачностью, существованием и исчезновением, в растворении в стихии — смысл… Тема Фауста: стать злом, воплотиться в земном вполне /а это — зло/, пройти жизнь насквозь, сшибая все на пути…

Привычка лишает нас жизнеспособности, парализует и потому человек есть носитель не здешнего, но всех начал, всех эпох, и призраки их преследуют его — так Готика восстает в его сознании, и готическая, мистичная поэма ужасов разворачивается, и не вырваться из колизеума теней…А красота завораживает, отрывает от мира мрака и первородного хаоса, в котором мы ищем смысл, — и мы слепнем, и мы становимся малыми человечками, когда возимся с евангелием и пытаемся стереть с него кровь — понимать Христа как сладкого младенца, мы отворачиваемся от мира мрака и хаоса, жестокого и страшного мира, и потому он все время наваливается на нас и глушит ужасом..

Неукрощенное, страшное /Клер/ врывается в дом, оживают иные реальности — те, которые проносятся в нашем мозгу, но которые только поэт проживает вполне, и мучительно страдает от этого, но без этого синтеза он не напишет ни строки правды.

Мы прячем тайное: нашу слабую и прилизанную веру, нашу бесчеловечность, неспособность жить с людьми, слиться с ними, вообще как-то выйти из своего каркаса, формы, нормы… Но есть тут, конечно, и собственно тема готики: эта чистая Дева, мечущаяся по залам готического замка в ужасе перед Ведьмой, — Дева, от которой вечно уезжают ее рыцари в поисках святынь; Ведьма, которая вечно совращает их, заманивает в свои избушки на курьих ножках — или готические подвалы, разница невелика, — все это вечные образы, великолепно синтезированные Расселом; кстати, ведьма, обмазанная смолой — прямо для аутодафе, — была какой-то куклой, выпучившей глаза: она напоминала мадонну на готических иконостасах, изумленно взирающую на мир, существо, у которой нет живой плоти — и груди ее превращаются вдруг в глаза! Христианство лишило нас плоти, плотских чувств. В Байроне две силы: мадонна и ведьма — совмещаются. Какая сложность образов!

И в Расселе есть неверие. Он северный варвар, который не отдаст грань своей мощи и могучего воображения за все картины христианского рая, и насекомые — жуки ползут изо рта мертвого фанатика, и христианское сознание искренне содрогается от этих картин — что ж, может, ему это и нужно почаще делать?

И власть дьявола — вот еще одна тема фильма. Дьявола, который ускакал на черной лошади /сама черная лошадь — символ известный/: ведь нам говорят, что сей мир — мир дьявола, он тут правит, так как же в этом мире дьяволовом — веровать и любить? только закрыв глаза /или простыней закрыв лицо — как в прекрасной сцене фильма/! Ведь человек должен что-то делать, принять мир сей во всей его красе и ужасе и бороться за жизнь и судьбу — и стать пророком. Ими стали все герои фильма — и их исторические прототипы.

10 апреля 2020

Показать статьи на
схожую тему:

Оглавление
  1. Федерико Феллини. "Город женщин"
  2. Ингмар Бергман. "Сквозь тусклое стекло"
  3. Ингмар Бергман. "Зимний свет" /Причастие/
  4. Кен Рассел. "Смещение сознания"
  5. Кен Рассел. "Валентино"
  6. Кен Рассел. "Готика"
  7. Ингмар Бергман. "Молчание"
  8. Братья Тавиани. "Хаос"
  9. Джонатан Дэмме. "Филадельфия"
  10. Ингмар Бергман. "Седьмая печать"
  11. Питер Гринуэй. "Зет и два нуля" и "Брюхо архитектора"
  12. Питер Гринуэй. "Контракт рисовальщика"
  13. Франсуа Трюффо. "Невеста в черном"
  14. Франсуа Трюффо. "Последнее метро"
  15. Франсуа Трюффо. "Ускользающая любовь"
  16. Федерико Феллини. "Голос луны"
  17. Й. Стеллинг. "Стрелочник" и "Иллюзионист"
  18. Ежи Кавалерович. "Поезд"
  19. Фильмы Жан-Люка Годара
  20. Кшиштоф Кеслевски. "Три цвета: синий"
  21. Кшиштоф Кеслевски. «Три цвета: белый»
  22. Акира Куросава. "Расемон"
  23. Райнер Вернер Фассбиндер. "Кулачное право свободы"
  24. Мартин Скорсезе. "Последнее искушение Христа"
  25. Альфред Хичкок. "Психо"
  26. Бернардо Бертолуччи. "Последнее танго в Париже"
  27. Дерек Джармен
  28. Бертран Блие
  29. Андрей Тарковский
  30. Карлос Саура
  31. Кен Рассел. Листомания
  32. Питер Гринуэй. "Интимный дневник"
  33. Стэнли Кубрик. "Механический апельсин"
  34. И. Бергман. "Женщины ждут"
  35. Й. Стеллинг. Летучий голландец
  36. Райнер Вернер Фассбиндер. "Сатанинское зелье"
  37. Ингмар Бергман. Час волка