ГлавнаяДраматиконКиноДжонатан Дэмме. «Филадельфия»

Джонатан Дэмме. «Филадельфия»

Наверное, в фильме упущен некий момент сцепки, которая конечно же наступила у этих людей, когда они поняли, что боролись за человека, его достоинство — достоинство до последней секунды жизни, несмотря на болезнь, позор и унижение, — однако чрезвычайно живо и точно передано это чувство осознания античеловеческой, дискриминационной сущности отношения к «голубым». Человек тут уходит от плоского и простого отношения к людям — как мужики, которые рассказывают пошлые анекдоты в бане, — ведь жизнь сложнее этих анекдотов, а у них получается, что половина окружающих их людей — ненормальные; черные, красные, голубые — тут явились еще зеленые, — и исчезает, просто рассыпается в прах некий нормативный образ человека.

Более того, современный и неглупый адвокат не в силах осознать драматизм жизни, не может вынести драмы, может терпеть людей только в некоем нормальном, с его точки зрения, состоянии, в то время как это «нормальное» состояние, как правило, состояние подонков, скрывающих свое убожество и жестокость. Но это не все… Герой приносит бутылку коньяка после выигранного процесса, приносит ее умирающему человеку, и все равно он тут чужой, он лишний — и он быстро ретируется, почувствовав это: ему нет входа в мир драмы, и тут фильм вылетает на совершенно новую, весьма высокую орбиту. Люди трагедии /как называл их Шестов, когда писал о героях Достоевского/ несовместимы с «нормальными» людьми — слово приобретает третий, новый, оттенок…

И в конце камера запечатлевает моменты Жизни — великой и прекрасной жизни, которую мы не умели ценить до просмотра фильма, а теперь лучше умеем ценить ее. Ведь что греха таить: мы все время полагаем, что тот преступник, этот сам виноват, что заболел СПИДом, а тот курил, вот и результат — рак; тем не менее, мы все под Богом ходим, и никто не ведает, как надо жить, чтобы Бог даровал нам Свое прощение; никто не мудр и не совершенен. И поэтому нам следует уметь радоваться этой жизни и не слишком кичиться перед другими, и суметь понять любого человека, когда ему плохо, когда он обречен — так же, как обречены все мы, случайные путники на этой планете.

Характерно то, что во всех этих фильмах тема хаоса есть. Да, он сторожит нас в родном доме или фантазии, спит в нашем подсознании, и мы слепо рвемся и находим его, и чуть не гибнем в его жестоких лапах… Хаос — это и наш образ свободы, что ж, надо, видимо, уметь принять его; понять, что наш мир не есть некая хорошо и по логике организованная система — напротив, это черный Космос, который тоже — род хаоса, в котором мы ничего не понимаем. И смерть — хаос, уносящий нас, может быть, к высшему знанию, и этот древний хаос, который живет в нашей крови, — не преступление, но п у т ь? А мы все более становимся цивилизованными, подчиняемся, даем запихнуть себя в жесткие рамки общественной морали… Но наступает прозрение, и мы снова стремимся к свободе — той свободе, которая неотделима от хаоса.

10 ноября 2017

Показать статьи на
схожую тему:

Оглавление
  1. Федерико Феллини. "Город женщин"
  2. Ингмар Бергман. "Сквозь тусклое стекло"
  3. Ингмар Бергман. "Зимний свет" /Причастие/
  4. Кен Рассел. "Смещение сознания"
  5. Кен Рассел. "Валентино"
  6. Кен Рассел. "Готика"
  7. Ингмар Бергман. "Молчание"
  8. Братья Тавиани. "Хаос"
  9. Джонатан Дэмме. "Филадельфия"
  10. Ингмар Бергман. "Седьмая печать"
  11. Питер Гринуэй. "Зет и два нуля" и "Брюхо архитектора"
  12. Питер Гринуэй. "Контракт рисовальщика"
  13. Франсуа Трюффо. "Невеста в черном"
  14. Франсуа Трюффо. "Последнее метро"
  15. Франсуа Трюффо. "Ускользающая любовь"
  16. Федерико Феллини. "Голос луны"
  17. Й. Стеллинг. "Стрелочник" и "Иллюзионист"
  18. Ежи Кавалерович. "Поезд"
  19. Фильмы Жан-Люка Годара
  20. Кшиштоф Кеслевски. "Три цвета: синий"
  21. Кшиштоф Кеслевски. «Три цвета: белый»
  22. Акира Куросава. "Расемон"
  23. Райнер Вернер Фассбиндер. "Кулачное право свободы"
  24. Мартин Скорсезе. "Последнее искушение Христа"
  25. Альфред Хичкок. "Психо"
  26. Бернардо Бертолуччи. "Последнее танго в Париже"
  27. Дерек Джармен
  28. Бертран Блие
  29. Андрей Тарковский
  30. Карлос Саура
  31. Кен Рассел. Листомания
  32. Питер Гринуэй. "Интимный дневник"
  33. Стэнли Кубрик. "Механический апельсин"
  34. И. Бергман. "Женщины ждут"
  35. Й. Стеллинг. Летучий голландец
  36. Райнер Вернер Фассбиндер. "Сатанинское зелье"