Дерек Джармен

«СЕБАСТЬЯН»

Бывает, что мысль не претворяется в план, систему, но вольно развивается, взрывается, убегает от режиссера; она так пронзительно точна, так масштабна, что невозможно адекватно ее выразить. Тут римское — мощь, здоровое плотское начало, убитая свинья; Себастьян должен умереть, но убивает его любовь /над которой ржет шут/, потому что это любовь бессильная, пьяная плотской страстью, не в силах претвориться в небесное. Это зависть любви, попытка любви, но духовная импотенция овладела людьми, они разучились любить небесно, по-христиански, в них живет свинья… И тут они голые все — мы плотские люди, телесные, духа нет в нас, и надежда только на то, что все происходящее — прелюдия к жизни, когда мы сбросим эту поганую плоть, в которой мы остаемся все теми же римлянами, презирающими весь мир, кроме себя и своих свиней, с их слепой и пошлой верой-неверием в развратных ублюдков.

Тут человек ничем не отличен от свиньи — это показано так точно и лаконично, что ужас берет. А бессилие любви — наш общий удел, ведь как только любовь возникает, она сразу пробуждает /таинственно и непросто/ зависть и еще десяток пороков, в сетях их мы бьемся и убиваем скорее любовь, пока она не изменила нас. Потому что более всего мы бережем свое убожество. Это наша надежная защита от высшей жизни, живой духовной реальности, которая захлестывает и грозит утопить. В фильме есть сцены в воде, где это показано с изумительной пластикой.

Святой Себастьян. Сравнительное исследование

 

«ANGELIC CONVERSATION»

Людей давно не интересуют сообщения — все давно сообщено. И тут гениально вскрыта сама структура сознания, самое интимное в нас. Это смерть эпоса. Впечатление, что веками мы были рабами эпоса — от меня обязательно ждут какого-то рассказа, и эти миллиарды одинаковых историй до сих пор в три ряда осыпали наши переходы — нет, интересно только состояние, оно неповторимо и уникально. Уникально все — от фигур до скорости движения кадра.

Интересно то, что тут сплошь повторы, затянутые кадры — однако сама задача позволяет ему делать это, потому что дело вовсе не в качестве кадра или монтажа — играет роль само настроение, интонация, более тонкие вещи… Возможно, задача в том, чтобы найти эту скорость мысли, интенсивность и окраску чувства…/?/

Это синтетическое искусство на грани живописи, поэзии, музыки сочетает все их. Оказывается, наше сознание существует совершенно в иных формах, чем окружающий мир, созданный нашей волей. В нем поразительна цельность, которой лишен внешний человек, похоже на сон, и однако ему было сложно поймать этот ритм сна-яви, поэтического сквожения.

Например, мы действительно замедляем движение воды и овеществляем воздух. Но никому не пришло в голову описать это. И поразительна сама идея о том, что человек существует в поэтическом мире, постоянно погруженный в магму поэзии, всегда лиричен, однако никогда не выявляющий исконного лиризма до конца. Есть миф, что это немыслимо. Но покуда жив поэт, он будет пытаться это сделать наперекор дурацким мифам ленивой черни.

Тут есть умение найти новый ландшафт, отразить внутреннее чувство, интуицию в цвете и звуке — и поразительная непредсказуемость и уникальность жестов и видений. Свидетельство настоящего авангарда.

26 декабря 2018

Показать статьи на
схожую тему:

Оглавление
  1. Федерико Феллини. "Город женщин"
  2. Ингмар Бергман. "Сквозь тусклое стекло"
  3. Ингмар Бергман. "Зимний свет" /Причастие/
  4. Кен Рассел. "Смещение сознания"
  5. Кен Рассел. "Валентино"
  6. Кен Рассел. "Готика"
  7. Ингмар Бергман. "Молчание"
  8. Братья Тавиани. "Хаос"
  9. Джонатан Дэмме. "Филадельфия"
  10. Ингмар Бергман. "Седьмая печать"
  11. Питер Гринуэй. "Зет и два нуля" и "Брюхо архитектора"
  12. Питер Гринуэй. "Контракт рисовальщика"
  13. Франсуа Трюффо. "Невеста в черном"
  14. Франсуа Трюффо. "Последнее метро"
  15. Франсуа Трюффо. "Ускользающая любовь"
  16. Федерико Феллини. "Голос луны"
  17. Й. Стеллинг. "Стрелочник" и "Иллюзионист"
  18. Ежи Кавалерович. "Поезд"
  19. Фильмы Жан-Люка Годара
  20. Кшиштоф Кеслевски. "Три цвета: синий"
  21. Кшиштоф Кеслевски. «Три цвета: белый»
  22. Акира Куросава. "Расемон"
  23. Райнер Вернер Фасбиндер. "Кулачное право свободы"
  24. Мартин Скорсезе. "Последнее искушение Христа"
  25. Альфред Хичкок. "Психо"
  26. Бернардо Бертолуччи. "Последнее танго в Париже"
  27. Дерек Джармен
  28. Бертран Блие
  29. Андрей Тарковский
  30. Карлос Саура
  31. Кен Рассел. Листомания
  32. Питер Гринуэй. "Интимный дневник"
  33. Стэнли Кубрик. "Механический апельсин"