ГлавнаяДраматиконКиноБратья Тавиани. «Хаос»

Братья Тавиани. «Хаос»

Хаос ждет нас в мире, мир — хаос, человек тоже — хаос; и мы не знаем, где он нас настигнет. Люди мечутся по планете, покидают родные места — нет им покоя, словно земля не принимает их, и когда горцы воюют за право умереть на своей земле, это ведь грустная притча о человечестве, которое завоевывает землю, осваивает ее, чтобы… умереть на ней: нет высшего смысла в нашей жизни, — вот, в конечном итоге, о чем этот мудрый фильм.

Люди оторваны друг от друга войнами, распрями — нет силы, которая могла бы объединить человечество, и возможно, кто-то полагает, что такая сила — искусство, истина, Бог, но Бог далеко, истина смутна и непонятна, а что касается искусства, о нем повествует «Джарра»: мастер воссоздает нарушенную гармонию — джарра звенит, как воскресный колокол, однако сам мастер оказывается замурованным в ней, в гармонии, и никакая сила не оторвет его от джарры и не отдаст ее — людям, в частности, хозяину, который ценит ее звучание, наслаждается ею, но никогда не будет ею обладать. Носитель божественной гармонии — только художник, и он, увы, никому не сможет передать ее. При любом исходе, люди все равно разобьют джарру.

«Лунная болезнь» — трогательная история о любви, любви брачной, она особая, таинственная, как свет Луны, и в боли и муке люди находят друг друга: они кричат в лунной болезни одиночества и брошенности, обреченные странным зовам, инстинктам и драмам, — это ведь вообще фильм о трагедии бытия, — и надо преодолеть стандартное понимание любви, пробудить в душе сострадание и спасти человека от этой вечной лунной болезни. Эта тема читается и как притча о поэте. Только криком, только страданием, только болью может он пробудить любовь в чужих людях, заставить их быть более людьми…

Пленный сокол летает и звенит колокольчиком над горами и сносит все удары людей: мы прикованы к мировому хаосу, сами становясь его частицей — колокольчиком, который заставляет людей поднять головы…

И мать говорит писателю в эпилоге, что живые и мертвые смотрят на жизнь по-разному: есть мудрость мертвых, и ее надо знать живым. И понимать, что мы сцеплены намертво, мы держим мертвой хваткой те немногие живые нити, которые связывают, все еще связывают нас! – однако в жизни есть великая сила, которой мы не ведаем, будучи живыми, и потому можно жить спокойнее — обрести наконец ту великую свободу, ради которой гибли лучшие из нас…

Но мы постоянно утрачиваем ее, боимся превратиться в светлых и радостных беглецов, изгнанников, странников по земле — обрести ту судьбу, о которой звенел сокол, — и это очень печально. Мы превратились в очень печальных существ, увы.

10 ноября 2017

Показать статьи на
схожую тему:

Оглавление
  1. Федерико Феллини. "Город женщин"
  2. Ингмар Бергман. "Сквозь тусклое стекло"
  3. Ингмар Бергман. "Зимний свет" /Причастие/
  4. Кен Рассел. "Смещение сознания"
  5. Кен Рассел. "Валентино"
  6. Кен Рассел. "Готика"
  7. Ингмар Бергман. "Молчание"
  8. Братья Тавиани. "Хаос"
  9. Джонатан Дэмме. "Филадельфия"
  10. Ингмар Бергман. "Седьмая печать"
  11. Питер Гринуэй. "Зет и два нуля" и "Брюхо архитектора"
  12. Питер Гринуэй. "Контракт рисовальщика"
  13. Франсуа Трюффо. "Невеста в черном"
  14. Франсуа Трюффо. "Последнее метро"
  15. Франсуа Трюффо. "Ускользающая любовь"
  16. Федерико Феллини. "Голос луны"
  17. Й. Стеллинг. "Стрелочник" и "Иллюзионист"
  18. Ежи Кавалерович. "Поезд"
  19. Фильмы Жан-Люка Годара
  20. Кшиштоф Кеслевски. "Три цвета: синий"
  21. Кшиштоф Кеслевски. «Три цвета: белый»
  22. Акира Куросава. "Расемон"
  23. Райнер Вернер Фассбиндер. "Кулачное право свободы"
  24. Мартин Скорсезе. "Последнее искушение Христа"
  25. Альфред Хичкок. "Психо"
  26. Бернардо Бертолуччи. "Последнее танго в Париже"
  27. Дерек Джармен
  28. Бертран Блие
  29. Андрей Тарковский
  30. Карлос Саура
  31. Кен Рассел. Листомания
  32. Питер Гринуэй. "Интимный дневник"
  33. Стэнли Кубрик. "Механический апельсин"
  34. И. Бергман. "Женщины ждут"
  35. Й. Стеллинг. Летучий голландец
  36. Райнер Вернер Фассбиндер. "Сатанинское зелье"