ГлавнаяARTEКлассикаПитер Клас. Классический натюрморт

Питер Клас. Классический натюрморт

вино жизни выпито, бокал перевернут, знание противоположно жизни – толстовская жажда «живой жизни» — и часы на первом плане: их осталось немного, все поглотили книги — и тлен: он надо всем, мы прах и возвращаемся в прах, а потому и всё это знание значит так мало

череп – это обнаженность, снятие покровов; однако что мы находим в глубине? — прах

познание – путь в никуда

человек начинает ощущать премудрость древних подвижников и святых, имевших некое основное кредо, тайное знание о началах, о Боге, несших в себе некую гармонию начал – теперь она утеряна, и мыслитель ощущает это всеми фибрами души

исчезло наше коренное отличие от людей толпы: ну, знаем мы побольше, опыт поглубже, да все равно прах… перо – символ письма; это размышление человека письменной культуры, цивилизации, и он ощущает сужение горизонта: его культура раскрыла перед ним новые горизонты, однако каким-то образом отдалила от начал, закрыла глубокие ключи настоящей мудрости и веры

человек ощущает истощение сил; тут глубокая тревога и тихое отчаяние, тут экзистенциализм

П. Клас. Натюрморт с черепом (Ванитас)

этот поджанр звучит особо в масштабе всего жанра натюрморта, где яркие букеты и сияющие завтраки и изобильные кухни маркировали кипение жизни – и вот ее настоящий финал и настоящий смысл: там была битая дичь – а вот ты сам битая дичь, прах

с другой стороны, следует понимать их функциональную принадлежность: такие картины висели в кабинете, создавая определенную обстановку: от них как бы отталкивался взгляд и мысль; тут идея, которую мыслитель должен всегда держать в памяти, но она не исчерпывает его миросозерцания

 

жизнь и смерть, цветение и прах – всегда со мной, называется – цельность, цельное миросозерцание; так и вошла эта тема в мировую живопись, и потом с ней работали сюрреалисты и др.

П. Клас. Ванитас

в другом варианте он освещает композицию ярким светом, она как бы смята, опрокинута (сомнение, что это его работа), тут у меня явилась мысль о том, что сама метафизика, само размышление о запредельных темах бессмысленно и выводит меня из горизонта человеческого знания

это спекуляция

череп словно жрет эти книги, горд своим знанием, которое ничего не изменит в его судьбе; утеря главных ориентиров, утеря мудрости

с другой стороны, это вовсе не отрицание познания: у него есть картины, где написан любовно этот уголок философа – книги, свеча, щипцы для снятия воска, очки… просто, наша мысль идет дальше, и мы именно вопрошаем о высшем смысле, который заложен в нашем сознании

собственно, этому посвящены все лучшие произведения искусства – этому одному вопросу

и тут является совершенно иная мысль: ведь сами такие картины есть свидетельство, что все это человек осознал, понял, прошел и творчески преодолел; искусство может устанавливать некую картину гармонии – и это одна из его функций, — а может фиксировать непостижимость, хаос

и вдруг понимаешь, что и любой серьезный натюрморт, располагая вещи в неком порядке, подразумевает также наличие хаоса, который бушует за пределами картины, а то и вторгается в нее – как в этом втором варианте, да и в любой композиции с черепом да костями

потому как если вы спокойно и блаженно пишете этот череп, значит альтернатива: или вы поняли нечто, что мы с П. Класом не понимаем, либо вы просто профан и человек плоского сознания и для вас что череп что кастрюля

П. Клас. Ванитас

(наши самозванные мастера фотошопа полагают, что надо непременно дать контраст, так чтобы картина смотрелась ярче и современнее; но контраст и драма тут не в цвете, не в рисунке, а в самой теме)

как ни ставь предметы, исхода нет

но свеча все же еще горит, и я осознаю и свет и тьму; в этом сознании моей конечности очень важный смысл: я единственное живое существо, которое осознает границы своего я и безграничность иных категорий; а ведь они во мне, я осознаю их и таким образом становлюсь причастным вечности и беспредельности

может, из человека земного перехожу в состояние человека вселенского; кто знает, может в этом и состоит тайная миссия моего сознания и всего искусства

а вы понимаете, в чем еще может быть заключена эта высшая миссия? – о, я прекрасно осознаю сложность вопроса и то, что самым простым решением явилось бы утверждение, что такой миссии вообще нет

а я ощущаю обратное

я чувствую, что самое ценное и глубокое в моем сознании уходит от определений – философских или образных – и получаются лишь засушенные цветы, мои эссе, и никак не удается передать главную суть

свеча еще горит, но этот отблеск на черепе делает свет еще более зловещим

я никак не могу примириться с мыслью о смерти – и не от страха, потому что у меня нет этого страха, — но мой ум, в который вложен некий смысл, способность осмыслять, огромный масштаб представлений, никак не может примирить этот масштаб моего сознания с конечностью атома жизни во Вселенной

Божественный смысл – и земной прах: они вечно противостоят, как этот череп и свеча – и нет ответа…

23 октября 2018

Показать статьи на
схожую тему: