ГлавнаяARTEИдеиСтражТема просвещения

Тема просвещения

Я. Давидс де Хем. Натюрморт с книгами

я слушал дискуссию, в которой явно преобладали голоса, славившие совковую школу; вот было образование! – то, что это была «лучшая в мире школа» — у них являлось общим местом и никак не могло подвергаться сомнению

тут было не просто привычное ослепление территорией и имперские амбиции и пр. пошлость – в их голосах действительно было какое-то болезненное, восторженное почитание, восхищение; эти неглупые люди восхищались совковой школой и превозносили ее над нынешней

но почему?

я работал тогда и в школе, и в вузе, имею огромный опыт работы в самых разных гимназиях и школах и прекрасно владею темой; и нахожусь в явной оторопи, не понимая этих людей

Ж.-Б. С. Шарден. Молодая учительница

начать с того, что совок был вообще темным царством; там вообще быть не могло никакой реальной культуры или просвещения, потому что вся мировая культура, особенно культура, искусство ХХ века – были прочно закрыты; ну а школа, лишенная гуманитарного знания, это вообще не школа

то есть, если вы ведете речь о настоящем просвещении, о формировании культурного интеллекта, то именно в совке его быть не могло нигде – кроме как личными усилиями отдельных граждан, родителей или самих детей, которые рвались к свету вопреки существующей системе

но как можно превозносить эту школу!.. это же был питомник для раб. силы, совершенный фаланстер, и мы, выходя из этой школы, может и умели починить проводку, решить задачку и описать «образ Наташи Ростовой», но были совершенные слепые котята во всем, что касалось современной культуры и современной жизни

а все дело в том, что качество обучения вовсе не влияет на такие образы – они складываются под действием определенных векторов и условий, которые вряд ли управляются людьми

Ж.-Б. С. Шарден. Натюрморт с атрибутами искусства

есть вектор просвещения

когда наступает особое время динамичного развития интеллекта: люди обращаются к знанию; разумеется, дети все время учатся и все время издаются научные труды; однако процесс познания идет циклично, спорадически ускоряясь вследствие накопления определенного объема вопросов – или ответов

и тогда следует поворот: миллионы людей вдруг начинают учиться, и даже с охотой, меняется настроение в обществе, просыпается любознательность, без которой настоящее познание вообще невозможно, и пр.

счастливы исследователи, ученые, учителя, которым довелось жить в такую эпоху: они призваны и осыпаны наградами, их слушают и превозносят – и напротив, несчастны просветители, которым довелось жить и работать в эпоху упадка знания, когда у людей много информации и нет никакого желания учиться

в такое время у двора профаны и всем заправляют неучи

видимо, каждая такая эпоха просвещения открывает какую-то новую сторону нашей природы, при этом, разумеется, идут перекосы и излишние акценты и искажения – это не так важно, а важен новый взгляд, новая проекция человека

ну а что касается совка, так там действительно горела жажда знания – немудрено, когда все настоящее знание было уничтожено и заменено суррогатами; мы интуитивно ощущали, что надо как-то выжить, сохранить здоровое сознание – отсюда мощный порыв, который никак не был связан с этой дурацкой школой, в которой царили мракобесие и профанизм

можно добавить, что задача просветителя, где бы он ни работал, в том, чтобы уметь читать эти тренды и понимать, в какое время он живет и творит

 

Шарден творит в эпоху Просвещения, когда все направлено на познание, обучение; и он пишет этот свет, которым пронизаны лица, вполне выражая идею и настроение своего времени

Ж.-Б. С. Шарден. Юный рисовальщик

дело не в сюжетах – все натюрморты его тоже пронизаны этим светом, который делает сами предметы легкими, имматериальными, так что все линии поют; можно сравнить их с натюрмортами голландцев, где лежат эти желтые пыльные книги, символ гордыни и тщеты человеческой, vanitas eterna

там вектор вниз: усталые люди, познавшие мудрость мира сего, смотрят с безразличием на тщету – настроение Экклезиаста – тут вектор вверх, бодрые неофиты входят в храм… хоть и живут они на сто лет позже и знают в десять раз больше тех!..

поневоле поверишь, что оно действительно существует, это универсальное знание – и даже божественный Логос, и мы лишь в некой степени причастны ему – по-разному в разные времена

на натюрмортах Брака мир распадается

Ж. Брак. Натюрморт на столе с Жиллет

если вы и встречаете там книги или рукописи, они вошли в круговорот жизни вместе с оберткой от бритвы «Жиллет», гитарами, бутылками бордо и пр.; это реальность, в которой разрушена иерархия смыслов

собственно, если это так, то и любое серьезное просвещение бесполезно и встречает на своем пути неразрешимые проблемы; «демократическое мещанство» (Бердяев) представляет собой такую вот мешанину, в одном клубке пошлое и святое, красота и уродство

моя задача снова воздвигнуть иерархию, и это вовсе не простая задача

собственно, просвещения-то мне взять практически негде: я вообще полагаю, что это слово неправильное: в современном университете или в гимназии учащийся подавлен количеством знаний, какой там свет? – его никто не просвещает – его начиняют фактами, образуют специалиста, это формовка, чистое образование

однако, как же с просвещением? — вот тут и кроется главная проблема, актуальная для каждого нормального человека

это проблема свободы, и в живописи она была выражена вполне

художник может схватить своим чутким сознанием миг синтеза, представить этот слепок реальности, ее дыхание, выразить ее тайный ритм, однако, видимо, это тоже искусство, которому не учат – с ним рождаются; в этих картинах дышит поразительная свобода

 

Ж. Брак. Натюрморт с музыкальными инструментами

я читаю там, что мы живем в интересное и сложное время

единый смысл, который даровал миру Бог, угас, в сумерках кумиров, проходя над обломками идолов и храмов, мы пытались найти путь; громадные пласты знаний придавили нас, так что наше сознание стало напоминать пыльный том энциклопедии, содержащий миллионы фактов и ни одной оригинальной идеи

тяжелые камни придавили наши души, и наши умы пытаются вырваться из-под шор; художник не может так жить, он задыхается

он теперь не доверяет общим сведениям и учебникам по композиции, вековому опыту и установленным догмам – он разрывает эти сети, потому что наступила эра субъекта, и теперь каждый только лично может добыть свое знание, компетентность – понятие личное и неотъемлемо от личности

и добыть его стало гораздо сложнее, тут надо проплыть океаны, прожить сто жизней, вобрать тысячи смыслов, чтобы сказать свое оригинальное слово; надо уметь видеть и слышать: как зверь, я слушаю эту ночь, как волк, вгрызаюсь в картину, чтобы добыть из нее смысл

 

это порождает совершенно новую ситуацию сознания

что делать, в мире миллиарды людей учатся по стандартным программам и сдают зачеты и получают дипломы, чтобы потом сидеть в стандартных офисах и выполнять работу, которую…, да нет, вот это уж точно не моя тема; сегодня любой человек должен пробить эту стену, если он хочет сохранить свое достоинство

искусство, философия, любое настоящее творчество – это перестало быть роскошью, развлечением избранных – сегодня это хлеб духа, это воздух, которым я дышу, совершенно необходимое условие сохранения рода — вот этому и надо сегодня учить людей

только это дело не простое, потому что прямо, непосредственно никто не даст мне этого, не научит меня — моему пути, ибо он совершенно уникален; сколько людей на этом свете осознали свою потрясающую и неоспоримую уникальность?..

мыслящий человек идет сам

я открываю мир по-своему, и мой опыт совершенно уникален, и эти картины несут отпечатки неповторимой судьбы, редких ощущений, поразительных открытий – и я переживаю их, снова, по-своему, принимаю – отвергаю – изучаю, и так рождается сложная, многослойная сияющая реальность духа

подо мной пласты культуры, тысячи томов, миллиарды страниц; и свободный ум смело взрывает эти пласты, вырывается из-под груды никому не нужных фактов, скопища наук и культур, чтобы снова обрести свое отчаяние и свою свободу

12 августа 2019

Показать статьи на
схожую тему: