ГлавнаяARTEИдеиМонологиКонстантин Сомов. Красота взаймы

Константин Сомов. Красота взаймы

мы привычно скептически смотрим в России на собственных художников, в сравнении с зарубежными, и это плохо; однако для такого взгляда есть серьезные причины: слишком много было подражаний, а когда родилась самобытная русская живопись – для этого она выбрала несчастливое время 60-70х гг XIX века, когда в моде была социальщина

в России никогда не было «искусства для искусства» – я лично ставлю тут кавычки, чтобы обозначить идиотизм этого штампа: а для чего еще может быть и чему еще должно служить настоящее высокое искусство?..

и поэтому на рубеже веков и в начале ХХ столетия продолжились серии заимствований, которые длились на протяжении всего ХХ века: ничего самобытного, почти ничего своего, кроме нескольких мастеров, которые отразили свинцовую тяжесть совка; не было своих идей, а подражание или копия – пусть это не копия в точном значении слова – это всегда снижение

К. Сомов. Белая ночь. Сергиево

дело в том, что самобытные идеи в искусстве рождаются из самой жизни, из достигнутого уровня культуры, и это обоюдовыгодный процесс; пришлые идеи и образы играют какую-то роль, но не определяют атмосферы времени и иначе, гораздо слабее воздействуют на сознание людей

и мирыскусники стали родом игры в искусство, хотя среди них были Бакст, Сомов… вообще, это серьезная тема: отсутствие идей на самых разных уровнях национальной культуры, бесплодие и апатия открывают путь другим идеям, вовсе не высоким и не художественным, ибо уж тут точно свято место пусто не бывает

я связываю эту идейную бедность, отвращение интеллигенции от духа, от идеалов – и наступающую политическую катастрофу, и совершенно согласен с теми пророчествами, которые выдали веховцы; ибо эти пророчества хотя и осуществились, но актуальны по сей день

есть сила в искусстве; она определяет настроение умов, глубину чувств, единство нации и многое другое – и когда эта сила не действует, воцаряются вражда, зло, дурные утопии и пустая мечтательность, которые, как мы увидели, к добру не приводят

и поэтому мы скажем: да, Бакст, Бенуа, Сомов, Родченко – интересные художники, однако Липшиц, Шагал, Сутин, Кандинский, тоже из России, но сформировавшиеся в другой обстановке, настоящей культурной среде – это мастера совершенно другого уровня

конечно, связь тут всеобщая, порочный круг деградации: если культуры настоящей нет, так и власть не принимает ее в расчет; но когда вы не принимаете ее в расчет, не растите и не укрепляете – ее никогда не будет, и разорвать этот круг очень непросто

тут нужны недюжинные творческие силы, и главное, сама культура должна дозреть, создать эти условия, эту питательную среду; а как всегда в России, такая среда, или ее имитация, существует в каких-то мелких кружках в столице – и нигде более

и хуже всего, что эту ситуацию никто не желает признавать, а напротив, каждый норовит выпятить грудь да щеки раздувать: дескать, мы не хуже Европы, у нас были Кандинский и прочие… да не у вас они были, а вам их еще сперва понять надо

разумеется, в совке деградация шла полным ходом, так что сегодня оборвана и цепь заимствований, и в маленьких галереях, в гаражах догнивают остатки творчества… грустная картина

 

тут еще мешает эта пресловутая «гордость великороссов», география издевается над этими г-дами, которые в силу такой величины страны и «нашей славной истории» непременно желают влезть в клуб; излишне опровергать эту наивность

и отсюда совершенная апатия и нежелание (и неумение) строить современную культуру, придавать значение искусству как центральному процессу в духовной и эстетической жизни общества: бросаются то к церкви, то к кино, полагая, что эту яму можно легко забросать травой

разумеется, от этого она станет еще более опасной ямой

К. Сомов. Купальщицы

в творческом плане, тут нет сомнений: копирование, эпигонство резко снижают потенциал художника; нет той определенности жеста, глубины идеи – это лишь те же формы, те же гаммы; кубизм Брака и Ларионова – качественно совершенно разные явления

все же, видимо, недаром определенный стиль родится и развивается успешно в определенном месте и времени; причем такие вещи не переносятся, им не обучают – их можно только скопировать

но дописьменная культура никогда не развивает настоящего стиля в искусстве; и даже в русской прозе, где уж достаточно было гениев и самобытных мастеров, посмотрите на этот разнобой стилей; в этом нет ничего худого, совсем напротив, только само явление – лишняя иллюстрация к сказанному

ну а в наше время копирование уже вообще перестало кого-то волновать – дескать, мир теперь единая культура, так что «все хорошее – моё», не так ли – не так, и совсем не так, потому что даже если принять сомнительный тезис о единой культуре, туда тоже надо еще попасть…

 

углубляясь в тему, я начинаю понимать, что тут есть весьма серьезные причины: мы копируем, когда не можем развить собственных идей; а настоящие идеи – художественные, как и национальные, или идеи в экономике – формируются в развитой культурной среде

в такой среде, где есть потребность в интеллекте и умные не становятся лишними, а совсем наоборот; однако эти процессы проходят неизбежно и неудержимо если не вперед – так непременно назад: если идеи не воздействуют на людей, ничего не стоят, деградация следует быстро и зримо

это связано с базовым тезисом, о котором не следует забывать: человек не данность

в России образованные люди ведут себя так, будто они разом явились на свет в готовом виде, т.е. в виде высоких интеллектуалов и гениев в «великой культуре», которая сама собой развивается и преодолевает все преграды, и пр. чепуха, которую даже комментировать лень

на самом деле тут одни суррогаты и давно уже имитация заняла место аутентичных процессов: они имитируют фронду, «борьбу» с властью, труд, творчество, выпускают скучнейшие книги, создают бездарные телепрограммы, в которых переливают из пустого в порожнее – всё та же бесконечная сказочка про голого короля…

2 апреля 2019

Показать статьи на
схожую тему: