ГлавнаяARTEИдеиМонологиРауль Дюфи. Право полета

Рауль Дюфи. Право полета

это море на его картинах – истинная стихия цвета, на самом деле это сама живопись, которую не объять, не исчерпать, и в чистом цвете таится бездна смысла; и человек на фоне этого моря – нечто неустойчивое, пляшет линия, сбивается рисунок, ничего окончательного и устойчивого – как волны, все ходуном

эскизность сознания на фоне природы – и в этом есть смысл: она кажется мне такой устойчивой, вечной, незыблемой и пр. – посмотрите на эти скалы, на эти горы, ощутите страшную необъятность Океана! — что мое сознание представляется мотыльком: порхает и ни на чем не может остановиться

человек есть реющее, переменное; в каждом своем слове, на каждом шагу я не могу не чувствовать эту неустойчивость и неуверенность, которые и выражаются в этой вечной зудящей тревоге, вот главное мое ощущение…

это экзистенциальное состояние сознания, которое устроено странным образом: чем интенсивнее творческий импульс, чем решительнее взлет, тем острее тоска разрыва – он придает этому разрыву мелодичные и мягкие очертания

его картины легкомысленны, эскизны — ну кому придет в голову искать тут какой-то глубокий смысл! – только все дело в том что смысл не рождается из напряжения мысли: вот, сел и решил изваять смысл – и изваял – нет-нет, думаю, все происходит не так, а из правды моего или вашего ощущения, из напряжения творчества, а также из некого контраста, несоответствия

он ощущает разрыв между этим полетом фантазии, быстрым пером, которое набрасывает очертания набережной; между глубиной ультрамарина, поистине необъятной – и всей этой обыденной реальностью, придавленной как скалой – бытом, какая тяжесть!..

ресторан, фрукты на столе, лошади, корабли – все лишено веса, взлетает легко и просто и парит над миром, да собственно кому нужна картина этой вашей реальности: она окончательно и бесповоротно скучна и пошла перед одним взрывом фантазии

 

все дело в том что мы не равны; попробую объяснить эту тему: так называемая «объективная реальность», конечно, существует, хотя мне близок епископ Беркли более иных мыслителей; она существует – и что с того? – что это мне дает, когда всеми фибрами души я отвергаю эту пошлятину, когда мне в ней заведомо нет места и никогда не будет?..

вы согласны играть на таких условиях? – конечно, нет; отсюда, во-первых, дикое упорство, с которым вся эта масса утверждает свою реальность – вот наш мир и нет иного (Христос, в Которого якобы они верят, понятно, говорил прямо противоположное); во-вторых, раскол, бунт, отпадение от этого гнилого древа мыслящих и творящих

мы творим собственное бытие, намеренно игнорируя эту громадную дуру, в которой не видим ничего, кроме скуки и мерзости; собственно, это общий ключ к модернизму, и именно такой порыв, полет, легкую игру форм создал Рауль Дюфи

Р. Дюфи. Лодки с флагами

но это очень … легкомысленно? – говорите вы, — как-то эскизно и не завершено… да, отвечаю я, как всякая философия; она вся в вопросах, а не ответах (ответы дает учебник или политическая программа; вам нравятся партийные программы, вы им верите?)

все дело в равновесии мысли и чувства, мечты и реальности, духа и плоти; об этом обычный человек мало думает, поскольку живет как бы автоматически (так живут современные женщины), принимая за данность все основные координаты бытия; творческий человек, напротив, все их как раз и подвергает кардинальному сомнению

и как только вы признаете, что все не так ясно в основных понятиях – Бог, свобода, выбор, вечность, бессмертие, дух, миссия и пр. и пр. – вы ощутите легкое… дрожание почвы: мир покачнется, основания окажутся зыбкими, и все придется строить заново, самому: хлопотно и мучительно, зато есть одно преимущество

оно в том, что это здание уже не будет трясти от любого вопроса, в нем будет определенная прочность, насколько это возможно, насколько к этому пригодно и готово ваше личное сознание

так что оптимальная современная картина – это, видимо, та, на которой отражено указанное неравновесие между кондовой и бессмысленной реальностью (которая – да, существует, без сомнения) и реющим миром духа (в котором всегда есть сомнение) – и тут выбор

этот мир иной – легкость и веселость, мощные импульсы и вспышки идей, яркие всплески эмоций, ирония и скепсис – я начинаю понимать, что все лучшее во мне, активное, творческое, яркое и живое – именно там

и поэтому в современной живописи мне ближе именно такие работы, в которых отражена, вспыхнула, крикнула эта жажда, этот порыв, и совершенно равнодушным оставляют картины, где тщательно выписаны вещи

 

мгновенный рисунок, совершенно не приведенный к канону, в нем сверкает живое чувство, легкость порыва – это ведь не всем по душе, не всем по плечу; Ницше писал недаром о «духе тяжести» — вот он и мешает воспринимать современную живопись, которая требует внутренней свободы и динамики

а вы свободу требуете от власти – какая наивность! — она может быть только в вас самих, и подобные картины – манифесты персональной свободы, более того, именно ее они утверждают как единственно возможную и единственно нужные человечеству

это важная мысль: я не верю в политическую свободу; толпа, обретающая все права и свободы, опасна и чудовищна; всеобщее избирательное право или выборы мэров хороши, может, для страны с идеальной демократией (где такая?), однако для обычных дикарей не подходят категорически

чем меньше у них прав – тем спокойнее живется, да кстати, спросите у них, нужны ли им эти права и так ли истово они желают творить свою историю – вы услышите заранее известный ответ…

откуда же все эти страсти? – обычная демагогия политических неудачников, которые под прикрытием всех этих лозунгов пытаются прибрать к рукам власть; так что фантазии и мечты бывают разного рода: есть веселые и светлые, полные смысла — а есть ядовитая ложь, которой грош цена

кстати говоря, я пишу так уверенно, будто сам обладаю всеми этими прекрасными свойствами и живопись Дюфи – мой идеал; на самом деле это вовсе не так, и этот мастер мне не так близок именно в силу детерминизма, довольно рациональной установки моего собственного сознания

надо быть самокритичным – тогда вам поверят

Р. Дюфи. View of Sainte-Adresse

тону в безмолвии ночном…

 

это еще тема беспредельности, метафизика современного восприятия; вся эта жизнь заставляет нас жить уткнувшись в насущное и зримое, теряем настоящие духовные координаты, эстетику, теряем высь и даль

живопись восстанавливает нормальные координаты человеческого мира, и в том ее значение и популярность – даже без настоящего понимания сути дела – что она лучше других искусств умеет это сделать: зримо представляет эту бесконечность, эту глубину ультрамарина

цвет пронизывает весь вид, и картина поражает мощным свечением; надо отдаться эмоции, прочувствовать эту волну, услышать зов; весь модернизм утверждает иррациональность моего сознания в противовес вашей «объективной реальности», цена которой грош

такие вещи настраивают меня на явно воинственный лад!..

а что я хочу? — право полета; но люди не летают? – не стану оспаривать это разумное утверждение; вы просто предоставьте мне это нелепое право, а остальное вас пусть не волнует

да, мы стали слишком разными – вот о чем говорит мне такая живопись: подумайте, вы ведь полагаете нас всех более или менее идентичными, употребляете слова общество, родина, традиция – «наши интересы, наши свершения» — но разность между нами, мадам, так же велика, как между реальным домом и этим детским рисунком Дюфи!

да мы ни в чем не понимаем друг друга, а все по привычке употребляем 3е лицо множественного числа! — я ничего не знаю про «нас», нас — нет

 

это личное переживание; да, если угодно, в большей степени – фантазия, мечта, зов, вера – все те слова, которые вы давно выбросили на свалку полагая неактуальными и устаревшими

однако я, напротив, вижу в них смысл и не вижу оного в вашей деловой суете; живу трудно, с таким вот нагруженным сознанием – или наоборот? – по Дюфи, как раз наоборот: его легкие лодки скользят по глади игрушечного залива совершенно ничем лишним не отягченные

замечательная метафора судьбы

надо победить тревогу; она родится от мышления, от глубины сознания, и часто сам человек не осознает этой глубинной причины; а победить ее можно лишь отрясая прах мира, отвергая навязанные проблемы и темы

вы не от мира сего…

эта тревога, я ощущаю, глубоко вмонтирована в мое сознание и не имеет простых, мирских причин; при этом, утверждения китайских мудрецов о пути, который приводит к безмятежности и покою – это то же самое, что мечты наших поэтов о «покое и воле», лишь мечты

напротив, тревога сразу просыпается, лишь только сознание обретает свой настоящий горизонт, страх – базовая функция мыслящего сознания и неотъемлем от его мышления, его пути к Богу

тревога – отрицательный модус надежды

я знаю путь: невозможно существовать в двух мирах (и возможно, эта зыбкая тревога есть также явление резонанса), и поэтому я следую своей интуиции, силе дара и преобразую тревогу, влечение, протест, сомнение и вопрошание в энергию слова

а главный секрет в том, что это не главное – это выброс, отходы, я прессую вашу «объективную реальность» и выбрасываю ее, как выбрасывают мешки с песком из стремительно поднимающейся корзины шара

15 октября 2017

Показать статьи на
схожую тему: