ГлавнаяARTEИдеиMarginaleИнтеллигент и около

Интеллигент и около

Способностью сомневаться не следует злоупотреблять. Когда скептик перестает извлекать из своих проблем и размышлений активные добродетели, это значит, что он приближается к собственной жизненной развязке, правильнее даже сказать, что он стремится к ней, мчится к ней на всех парусах 1.

у нас с вами разное понимание интеллигентности

вы понимаете так, что интеллигент – это носитель определенных общественных ценностей; а я понимаю его как настоящее отношение к человеку, к отдельному индивиду и к людям вообще

вот когда вы переходите от человека к абстрактным ценностям, и возникает явление советского интеллигента, которого я никак не могу уважать

это актуально особенно в ХХ веке, тем более в наше время, когда роль общественных ценностей резко снизилась; Ж. Бодрийяр, ведущий французский социолог, вообще полагает, что теперь нет социума, общие идеи мало влияют на людей и все решают субъект и доверие; не на какой-то абстрактной общей арене – в человеческом мире решается судьба всего ценного, всего настоящего

из направленности на человека, внимания к человеку возникают хорошие вещи, такие, как реальное социальное сознание, доверие, надежда, общность, понимание, равноправие, уважение, сострадание, личная свобода, субъективное мнение и пр.; в противоположность им, нормативные социалистические абстракции: гуманизм, равенство, общая свобода, гегемония общего над личным – ведут в тупик

точно так же ведут в другой тупик так называемые «либеральные» ценности – или любые иные социальные утопии, которые обещают вам рай на земле по определенной модели (они ее знают); но такой модели не существует – это ложь

это просто слова, не наполненные содержанием; отсюда и возникает тип «интеллигента», который просто говорит культурным языком и изображает культуру, а на самом деле одержим сотней этих абстракций, которые быстро обращаются в пороки (как всякая пустота — наполняются чертями), получается оболочка, форма без содержания

я имею в виду более или менее честного и наивного человека; однако, на самом деле, у меня сильное подозрение, что в наше «просвещенное время» таких уже не осталось, и тут просто банальная ангажированность – что подло и мерзко

 

он любит культуру – ничего не понимает в искусстве; любит читать – все подряд; любит людей вообще – не терпит их в частности; утверждает абстрактную общую свободу — совершенно лишен личной свободы; борется за прогрессивные идеи – не осознает их лично, не находит в себе самом, не умеет мыслить, ибо ничто никогда не заставляло его это делать

то есть, видите ли, он интеллектуальный паразит, который существовал всегда на всем готовом – начиная с элитной школы, где его кормили мифами и ничему полезному или высокому не научили – а потому процесс творчества для него просто невозможен – немыслим

он все время стремится установить идеальный порядок, раздражается, когда не выходит, и вообще ставит порядок, общее выше духа, выше личного, объект выше субъекта

таким образом он превращается в противоположность настоящего интеллигента; такие люди и вводили смертную казнь и осуждали «врагов народа», верили в коммунизм, а потом в демократию – им вообще всегда нужно верить в какую-то абстракцию, иначе теряют почву из-под ног…

а настоящие ценности возникают не из манифестов, не потому, что это хорошие слова – в самом деле, это даже не Достоевский первый описал, — а потому что они синтезируются из ваших отношений, реалий жизни, конкретных противоречий судьбы и времени

интеллигент, в отличие от интеллектуала, мыслителя, идет от человека, от связи с людьми, от желания помочь им; и вот тут у нас возникает предмет истории – предмет бесполезный и лживый насквозь, однако иногда может пригодиться для частных умозаключений…

имею в виду вот что: в 19м столетии действительно нужен был такой тип, как мост между классами этого общества рабов и господ; и он выполнил так или иначе свою миссию; а теперь иное время и другие задачи, и он обратился в банального демагога и паразита

 

его главная черта не культурность и не начитанность, и не уровень образования, а та благожелательность, то есть желание блага, реальное понимание другого, желание помочь, открытость к человеку, которые невозможно сымитировать, и которые и делают невозможным его пребывание во власти, в партии или в мафии (что часто одно)

потому что он не из партии (parte — часть), он открыт по отношению ко всем; повторяю: он мост на пути к доверию; а это вообще главная категория любой общественной структуры и жизни, как и любой экономики – и это как раз то, чего у нас нет, и вина отчуждения, вражды, хамства на них, на этих паразитах

потому что сегодня он не помогает человеку, а презирает его

понятие успеха, дохода в современном обществе неизбежно связано с комбинацией, на которой кто-то теряет; поэтому интеллигент чаще всего беден и неизвестен «широким кругам» — его ценят в узком круге, и благодеяние он производит за свой счет

при этом, он вовсе не обязательно атеист – он может быть и атеистом, и святым; когда св. Антоний Великий пишет, что наставник теряет от общения с учениками, передавая им знания и опыт, ощущает оскудение духовное – вот это и есть настоящий интеллигент, который вкладывает свою душу и ум в воспитанников, а не просто сеет «разумное, доброе, вечное»

и наши учителя тем меня и отвращают, что до сих пор все учат общим идеям (которых чаще всего совершенно не понимают – в силу вышеизложенного), а не конкретным и совершенно необходимым навыкам, вбивают знания (объективное, факт), а не развивают способности; надо не чтоб он сдал экзамен – а чтоб стал человеком: человек сдаст любой экзамен

эти люди извратили понятие, вызвали к жизни класс настоящей советской лживой сытой сволочи, к которой ничего невозможно испытывать, кроме презрения и отвращения

 

итак, главные черты: неустойчивость, подверженность влияниям, отсутствие настоящей философской подготовки, слабая эрудиция, классовый подход, социальный уклон и пр. родовые черты; ну а означенные свойства развились в тот самый морализм, утопизм, атеизм и пр. гадости

но на этом дело не закончилось, потому что эта русская интеллигенция не имела никаких питающих источников, её удел – вечная упертость в политические мелкие вопросы, критика власти, напоминающая лай крыловской Моськи, так что сегодня мы видим уже вполне сформированную страту страдающих паразитов

за сто лет она в общем ничуть не изменилась, что уже указывает на мертворожденную природу; свой морализм она теперь выдвигает как требование к политикам (!), и все те же требования равенства, теперь гендерного, сексуального, что еще большая чушь, чем прежде (по крайней мере, критика расизма была совершенно справедлива)

принадлежность к интеллигенции требует, прежде всего, совершенную бесполезность индивида: ни настоящая наука, ни творчество, ни бизнес, ни духовная сфера никак не принимают этих людей в свою среду и к ним никак не относятся: если человек хороший поэт – он уже не интеллигент

это слово ведь стало у них тавром, знаком принадлежности к некой умственной аристократии, только это та самая «аристократия» из грубоватого анекдота про Дюка – выхолощенный термин, который не означает ничего, кроме паразитизма; народ они раздражают – и справедливо

все теории, идеи, идеалы, к которым они прикасаются, тотчас уничтожаются, теряют всякий смысл и всякое значение: так они искажали марксизм, превратив хорошую экономическую теорию в дурную утопию; так же они потом превозносили вождей, а позже на них сваливали все беды отечества; опошлили идею демократии, теперь мордуют либерализм, etc.

тут надо понять, что главное их стремление, пафос всей их, с позволения сказать, деятельности – разрушение; поэтому их так много в медиа, ведь главный хлеб прессы и ТВ – катастрофы, убийства и прочие беды человеческие – вот тут они ликуют, тут они в своей мерзкой стихии!

по этому вектору вы сразу определите: этот человек деятель, а тот – типичный интеллигент; профессор университета может быть ученым, а может быть… интеллигентом, и я в своей жизни повидал много таких трепачей, они обычно с крайним изумлением смотрели на меня: человек вроде нормальный, а в Бога верит…

однако к чести своей скажу, что никогда не пытался с ними обсуждать подобные темы, потому что сначала интуитивно, а потом уже разумом осознал: говорить с ними совершенно бесполезно; я просто сделал вывод, что это люди, которые вообще ничего не способны понять, не умеют слушать, мыслить, одержимые своей непомерной гордыней, совершенно бездуховные и вздорные

это бацилла, которая входит в самых разных людей: может быть даже дельный, серьезный человек, однако эти вздорные утопии и чужие идеи кого угодно с ног собьют, повлекут, потащат, пока человек не опомнится и поймет, что оказался среди ничтожных паразитов, которые ни на что не способны

они даже партии своей не могут организовать, потому что каждый носится с собственной гордыней и никого в грош не ставит; они рождают во мне совершенно чистое отвращение, без примесей, и заставляют всерьез задуматься над смыслом и пользой просвещения

***

1е Кор.1-3

Гл. 1

18Ибо слово о кресте для погибающих юродство есть, а для нас, спасаемых, — сила Божия.

а этот погибающий – окружающий мир, «народ», коим словом они окрестили незнамо кого, всех подряд, что не раз приводило к противоречиям; а Христос не спасает всех, он не демократ, он отбирает лучших, совершенных, а гниль пусть гниет – таков закон выбора; погибающий не понимает, не видит и не слышит, с ним невозможно работать, его не спасти

19Ибо написано: погублю мудрость мудрецов, и разум разумных отвергну.

эта цитата приводилась не раз – у того же Шестова, в ней его главная идея: интеллигенция живет своей мудростью; мудрость мудрецов, она возникает в точке высокого интеллектуального развития, когда человек в очередном заблуждении начинает полагать, что теперь-то он все знает и может сам решать свою судьбу и учить других жизни

21Ибо когда мир своею мудростью не познал Бога в премудрости Божией, то благоугодно было Богу юродством проповеди спасти верующих.

мудрость мира другая, она ниже, она лишена Духа; интеллигент познает не в премудрости духовной, а в собственном познании, своей силой – не Божьей, поэтому его наука вырождается в рационализм: умом хотели спасти Россию

26Посмотрите, братия, кто вы, призванные: не много из вас мудрых по плоти, не много сильных, не много благородных; 27но Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное

тут еще и утеря первоначального импульса – как и всегда бывает с мирскими идеологиями: сначала идут с благом, с Богом, разъясняют Его идею, а потом незаметно переходят на собственные, своей силой и мудростью начинают жить и учить; и Бог срамит их

Гл.2

1И когда я приходил к вам, братия, приходил возвещать вам свидетельство Божие не в превосходстве слова или мудрости, 2ибо я рассудил быть у вас незнающим ничего, кроме Иисуса Христа, и притом распятого,

вот совершенно немыслимое условие! интеллигент именно возвещает свое, против Христа, и ст. 5й прямо говорит о противоположности интеллигентской правды – Божьей:

 5чтобы вера ваша утверждалась не на мудрости человеческой, но на силе Божией.

и дальше поразительный ст. 6й

6Мудрость же мы проповедуем между совершенными, но мудрость не века сего…

это самая важная мысль: не всем проповедуй; не всех уши открыты и глаза видят, и ум понимает; есть знание для всех, грош ему цена, и оно ведет во тьму – наша школа успешно несет это знание уже сто лет, и оно сто лет порождает лишь гордыню, себялюбие, эгоизм, алчь и прочие пороки – и губит и нас, и страну

учить можно того, кто слышит, кто сохранил душу цельной, а ум взыскующим благого; эта мудрость не для всех, и пусть не обманывают сладкие речи «демократической религии» — ничего, кроме глупости, в них нет

и никто из них не поймет этого, и суд их – как ветер для нас:

15Но духовный судит о всем, а о нем судить никто не может.

 

Гл. 3

18Никто не обольщай самого себя. Если кто из вас думает быть мудрым в веке сем, тот будь безумным, чтобы быть мудрым.

безумным – в смысле: отвергающим век с его земной мудростью во имя мудрости духа, тут величайший этюд по психологии мудрости: сознание наше не способно вместить все, и на самом деле, оно слишком мало может уместить; поэтому, чтобы жить духом, надо отвергнуть плотское, а чтобы познать небесную мудрость – отвергни земную как основу

эта земная наука – великий соблазн, она шепчет человеку, что все умеет разъяснить, и когда-то и правда сумеет разъяснить все (когда?) – кроме главного, того, на чем и стоит человек, кроме самых тайных его снов, божественного откровения, кроме спасения души

мы уже сегодня видим, что она на самом деле отягчает ум, прижимает его к земле, и этот земной интеллект теряет божественное вдохновение; гаснут искры настоящего творческого огня – светят холодные звезды земных аксиом, нарисованные на стене; вырождение – вот настоящее название для этого знания и этой науки…

тут не отрицание науки – сегодня оно было бы обычным безумием, да и гордыней верующего – это просто выбор; личность – это выбор

Павел говорит, обращаясь к верующим; а не ко всем людям вообще; кажется, любая мудрость, направленная ко всем вообще, – это просто пошлость

 

Этюды

1

поразительно наблюдать людей, которые так и живут без судьбы – и часто живут припеваючи; гложет их тайная тоска, конечно, но иные развивают удивительную способность не видеть и не чувствовать; тут еще и интеллигенция, которая с этими делами покончила давным-давно

такой типичный интеллигент – чистый атеист, это понятие надо пояснить: имеется в виду не просто отрицание Бога или религии, потому что довольно часто атеист имеет некий внутренний мир, верит в судьбу, развивает какие-то фантазии и пр.

тут же сознание совершенно очищено от всего лишнего, прагматик, чистый позитивист, причем часто среди них люди, называющие себя гуманитариями – вот уж совершенно непостижимое убожество

он не допускает ничего, чего бы не видели его глаза и не трогали руки – полагает это самым надежным свидетельством, ибо с тайными интуициями, верой, Логосом и прочей мистикой он давно уже покончил, для спокойствия его крохотного мирского сознания

их задача – держаться в каком-то поле культуры, относиться к нему, быть частью, ибо цельностью ни один не обладает, в их сознании все идеи и ценности переворачиваются, например, духовная свобода становится свободой передвижения и личным комфортом

его сознание просто не выдерживает ничего иного, nil extra, и так жить, разумеется, спокойнее и приятнее; идеальный образец духовной смерти, мне всегда – когда вижу такого – вспоминается строка песни: а на кладбище все спокойненько…

сегодня смешно наблюдать, как они прилипли к либерализму; настоящий либерализм – воплощение личной судьбы, для которой он и призван создать идеальные условия (собственно, для меня, это и есть идеал государственной модели), поэтому эта идеология совершенно недоступна среднему интеллигенту

личная судьба у этих людей вряд ли есть – они всегда группа, масса, класс, выступают толпами, говорят «мы», их речь состоит из всех хороших слов, которые знает наш язык и которые они никогда не понимают до конца; я не стану повторять выводы об исторической роли этого класса хамелеонов…

 

2

интеллигенция – это «срединное царство», средне, а чаще просто плохо образованные, шибко политизированные люди без дарований и особых примет; у них свои мелкие пророки и остряки, все поднимают на смех, опошляют любые ценности выше плинтуса, все низводя к своему уровню

человеческая свалка, серость – вот цитата из С. Булгакова:

В интеллигентском лагере мало было дарований выше среднего или талантов, а в общем царила серая посредственность 2.

— и разумеется, серость эта возводится в перл, современные фарисеи в сто раз хуже прежних

там же:

Самодовольство, самовлюбленность, напыщенность какая… Соль земли! Гонимая, идейная, мученическая интеллигенция! Да это проказа, чума на теле России!

это главная разрушительная сила на протяжении полутора веков: не идейные враги, у которых своя вера, свои святыни (а уже поэтому они могут уважать ваши святыни, и тут борьба на определенном идейном или даже духовном уровне), но упыри, шустрые нигилисты, все опошляющие, низводящие до нуля

у них абстрактные ценности и убеждения, они повторяют избитые формулы и эти слова – свобода, права, личность, демократия – на самом деле, сытые и равнодушные нравственные калеки, а часто просто мерзавцы

они приспособленцы по природе своего сознания, и тоже быстро пекут героев из разных психов и графоманов, и вот они-то как раз резко снижают высоту национального идеала, чистое интеллектуальное мещанство

 

3

…наступать на те же грабли и тупо переть в ту же яму – это стало святой традицией отечественной мысли, тут ничего не поделаешь; тема в другом: эти люди лишены ума, они не анализируют историческую ситуацию, в которой оказались

и очень трусливы, как это ни парадоксально: в старые времена их пугали погромы и ретрограды, теперь – террор и страх вернуться в старые времена; однако это неизбежно, если «совесть нации» — тупая корова и не отдает себе отчет в главных идеях и проблемах времени

кстати, дурацкое выражение – получается, что сама нация как бы без совести, и по жизни так, а эти непременно совесть, и вот, они учат нас как жить; а они тупые, они двести лет повторяют те же идеи

в чем ошибка? – главное, та интеллигенция стояла перед манящими горизонтами утопий, верила в коммуну и с радостью узнала, что бога нет; они искренне ждали, что наука изменит человека и мир, и пр. чепуху

сегодня во все это верить нельзя, это тупость! – утопии давно развенчаны, и это очень дорого далось, Бога похоронили напрасно, а наука ничего не может прибавить человеку, и особенно его совести, раз уж на то пошло…

сегодня вся мировая ситуация совершенно другая: есть реальная угроза, есть махровая, старая, вечная вражда и есть ложь либерализма, который на самом деле питает ту же корпорацию, ту же алчь и вражду – не видит этого только слепой

и самое верное в позиции веховцев – именно это обвинение в отсутствии знаний, настоящего образования, в бездуховности и незнании своей страны, народа (о любви и преданности речи нет), и сегодня к этому букету надо смело прибавить ангажированность, продажность этой своры

прежние на этом жертвовали – нынешние этим кормятся, и все же у нашего народа удивительная терпеливость, просто невероятная! – с какой-то брезгливостью или полным равнодушием созерцает эту возню

удивительная у них способность рисовать утопии, самим себе рассказывать сказки; поневоле усомнишься, что взрослые, образованные кое-как люди действительно верят в эти сказки – скорее, тут обычная алчь и расчет; и это уж совсем мерзость в этой самой «совести»…


1. Э. Сиоран. Искушение существованием, с.159

2. Сб. «Из глубины»

20 апреля 2018

Показать статьи на
схожую тему: