Этьен Жильсон

бытие сущности для Спинозы — «лишь модус, благодаря которому сотворенные вещи содержатся в атрибутах Бога», что касается бытия существования, оно «есть сущность вещей, рассматриваемая вне Бога и сама по себе; она приписывается вещам после того, как они созданы Богом» 1

вещи болтаются в пустоте, лишенные внимания Творца…

точно как на картинах Карло Карра, чья метафизика мне всегда говорила не о наличии, а скорее об отсутствии – и научила рассматривать метафизику и с этой позиции

Если какой-нибудь философ еще сомневается, отлична ли в сотворенных вещах сущность от существования, то он не должен много заботиться об определениях того и другого, чтобы устранить это сомнение. Ему нужно только обратиться к ваятелю или резчику. Они покажут ему, как они представляют себе еще не существующую статую, а затем представят ее существующей

современный художник ясно понял условность многих вещей, и поэтому – в противоположность кино, которое показывает жизнь все более стремительной, — он останавливает мгновение

К. Карра. Штормовые волны

Этьен Жильсон написал трудную книгу о сущности и существовании, там он разводит эти понятия

Бытие не позволяет одновременно мыслить себя как есть и как то, что есть. Философская рефлексия не может иначе достигнуть конечной цели своего анализа реального, как только полагая бытие либо как существование, либо как сущность 2

задача – выделить жизнь, сущее, смысл из Ничто, вне которого просто не может быть начат процесс серьезного самосознания

Философская экзистенция полагает сущее вне его причины; существование, как его понимает обыденное сознание, полагает его вне Ничто. Таков, с этой последней точки зрения, непосредственный и подлинный смысл экзистенциального суждения: «х есть» означает прежде всего, что χ обладает этим свойством, которое всегда и везде кардинально противополагает его Ничто

процесс идет по стадиям

Мышление Ничто остается мышлением сущего; но это уже мышление «иного»…

в осознании сущего человек обретает существование – очень актуальная мысль для эпохи массового сознания: уж оно-то никакого реального существования точно не имеет

потому что только

Субъект есть сущность, актуализованная актом существования

мы разные, разной сущности субъекты, и ни за что не пожертвуем этой особостью; метафизика Карло Карра есть осознание ничто, холодной плоскости мироздания, в которой человек начинает осознавать себя

В каждом субъекте, обозначенном сущностью, есть некий метафизический элемент, трансцендентный по отношению к самой сущности

шаг за шагом я вырубаю себя, свое Я из толщи Ничто, только так обретаю настоящую живую сущность

она рождена во мне и не передаваема и не копируема никем нигде; и отсюда, из осознания сути жизни, сущности сознания, я прихожу к выводу о отсутствии прежних абстракций; что такое «абстрактная сущность бытия» или «общая мораль»? – таких штук не существует, они не утверждены существованием

Подлинная метафизика должна давать место искусству, но сама не является искусством. Смиряясь с невыразимым, метафизика чистого дления осуждает себя на созерцательность, из которой не рождается интеллектуального знания и в которой она не оставляет места понятию, но тщится преодолеть его

очень пусто, очень холодно, но мыслитель сразу ощутит именно в такой живописи Сущее – и эта операция, по Жильсону, ему жизненно необходима:

Познание сущности интеллектом есть становление существующей сущности в мыслящем

К. Карра. Сидящая фигура

именно отсюда, я полагаю, эта тема проекта, чертежа у Карра и Кирико: индивид становится субъектом, сущностью, сущим, проходя стадии становления; творческий акт – ключевое Действие

Мыслить — значит действовать, как и существовать — значит действовать

он хочет не отразить вид бухты или лицо человека — это лишь видимости, а ему нужна сущность; однако сущность познается только из акта существования, вот этим он и занимается; при этом, он начинает сознавать, что такое бытие – творчество – есть постоянный ряд переходов

Жильсон пишет:

Я есмь я, потому что непрестанно становлюсь другим

воспринимать — значит обретать опыт существования, а интеллектуально познавать существование — значит посредством суждения утверждать истинность этого опыта; это постоянный эксперимент, кипение идей и проекций — в холоде этой метафизики бурлит идеология

для меня, это давно уже осознано как совершенная необходимость; к этому меня подталкивала вся история развития современного знания

наука все подробнее описывает мир, она забралась в мое подсознание, в микромир и пр. – информационные потоки просто топят мое восприятие, все описано, все сообщено, однако чем круче эти потоки, тем яснее я осознаю: это не то

никакая наука, никто на свете не предоставит мне главную информацию обо мне самом, о моей сущности – а без этой подосновы я не могу познать вообще ничего; так что весь этот океан информации – просто отходы, гигантская масса сведений, не более того

как пишет Жильсон:

Сколь бы подлинно реальным ни было интеллектуальное познание, оно не составляет такого опыта существования, но просто есть познание существующих вещей. Неподвижная объективность сущих в действительности скрывает тайну, на поверхности которой развертывается игра подвижных суждений…

иначе говоря, если я не буду интерпретировать, очеловечивать, выражать эти сущности, они не станут существующими, но пребудут в небытии того объективного мира, о котором я узнаю все больше — но это знание мертво и не приближает меня к познанию сущего

чем больше сведений – тем менее я представляю главное, словно вся эта инфо только закрывает сущность, и уж это я ощущаю каждый день совершенно отчетливо!

Жильсон пишет, что я могу либо смириться с невыразимостью (и невыразительностью) мира вокруг меня, покончить с творчеством, либо

Утвердить его в лоне бытия как наивысший акт, в котором укоренена сама сущность и в котором она стремится раствориться. Здесь есть и некая дьявольская мистика, и божественная мистика; и то место в сердце человека, где она зарождается, поистине внушает священный трепет

К. Карра. Голова

творчество из развлечения становится насущной необходимостью, средством выживания; такая метафизика есть самое глубокое и сущностное течение в модернизме; тут художник осознает трагедию существования, остро современную и уникальную

на его холстах рождаются какие-то исходные формы, словно вдруг бутылки, гипсы или кружки начали осознавать себя…

Если верно, что существование случайного как такового само есть чистая случайность, стоит ли удивляться тому, что экзистенциалистский опыт конечного — это не только опыт абсурда, но и опыт тоски, которая душит человека при его соприкосновении с собственным небытием?

по сути, художник и мыслитель в равной степени отвергают ваш мир таким, каким он представлен в энциклопедиях и на телеэкране; все это видимости, призванные заглушить эту экзистенциальную тоску, закрыть мир — захлопнуть ваше сознание, и такое закрытое сознание и есть сознание обывателя

художник возводит вещи до сущности; они могут реально состояться лишь в моем сознании – как составляющие человеческого мира; в ином качестве они тоже могут быть – но не существовать, а значение слова быть мне непонятно, из этого вся суматоха…

Трансцендировать сущее — не значит калечить его, но собрать из рассеянности в одно целое, чтобы в нем и через него подняться к единому источнику всех сущностей и существований, т.е. к наивысшему Акту бытия. Мистики всех времен следовали этим путем, ведущим не к отчаянию, а к радости

когда они возмущались женскими портретами Пикассо и обвиняли его в шарлатанстве – он же калечил натуру и представлял дам чудищами – на самом деле эти дамы не существовали, они оказались возведены к Сущему в его искусстве

разумеется, все мы в этом высшем горизонте – как бы помягче выразить это – не блистаем небесной красотой, но сплющены реальностью и растворены в серости; творчество становится не просто радостью, но базовым условием существования


1. Б. Спиноза. «Метафизические размышления»

2. Э. Жильсон. «Философ и теология»

4 ноября 2019

Показать статьи на
схожую тему: