Э. Кассирер

Мир явлен нам живым, лишь пока он окутан сумеречным светом эстетического созерцания…
Э. Кассирер

Голландец Питер Клас писал натюрморты на тему vanitas, выражая идею тщеты и гордыни человеческой; обычно там череп, свеча, книги – старые, истлевшие символы бесполезного знания, которое ни на шаг не приближает к истине живого созерцания – но если вдуматься в привычный набор предметов, возникают вопросы…

П. Клас. Натюрморт

например, вот, сразу возникает вопрос, при чем тут музыка? понятно, что знание порождает гордыню, и я понимаю про доспехи, оружие, перо, печать, деньги, карты, книгу — но скрипка?.. разве музыка порождает гордыню и связана с тщетой?

у каждого века своя гордыня, своя тщета, которые и гонят людей добывать деньги, титулы, славу, заставляя их совершенно забыть о своей смертности и ничтожестве;

однако это чувство, это стремление глубже, чем мы полагаем; нас учили раньше, что этот грех гордыни ужасен, потому что богатство грех; на самом деле ведь проблема в другом: в забвении души, на что человека обрекает судьба, вся окружающая жизнь

художник относится к этому главному греху с пониманием; и само искусство, становясь идолом, не спасает от него… на другой картине Класа череп и свеча застыли друг против друга

такие символы становятся эпохальными, выражая самое существо конфликта; задача художника не осуждение, а рассуждение; он пытается понять причину поверхностности (иначе – пошлости) современного сознания, которое даже самые прекрасные занятия превращает в тщету…

он кладет на стол вещи, предметы и пристально смотрит на них

Кассирер указывает, что «смысловой подход отличен от бытийного…», мыслящий человек желает придавать значение вещам, он прогоняет их через горнило сублимации

Только по великим творениям культурного сознания мы можем по-настоящему прочитать «становление Я», ибо человек дорастает до сознания своего Я лишь в своих духовных деяниях

иначе говоря, в обыденной жизни бокал есть просто бокал, и книга совершенно естественно читается, обсуждается и порождает иллюзию всезнания; философский натюрморт – способ создать акт становления, ситуацию философского дискурса, потому что

…подлинная действительность – действительность непосредственных переживаний — всегда останется закрытой для языка…

мне нужна сублимация, возвышенное состояние сознания, отрешенного от быта и привычки

Для вхождения в область чистого знания необходима фундаментальная трансформация содержимого восприятий, трансцендируемое в истинном значении этого слова…

я придаю значение всему, каждому предмету; для меня нет вопроса, есть оно тут или нет: раз я придаю его и это выглядит естественным и возможным – значит, оно там есть, и каждый бокал, каждая ложка на такой картине говорит о самом важном

 

нет, понимаю я, скрипка – вовсе не символ гордыни музыканта; мелодия отзвучала, человек ушел (как все мы уйдем в определенный печальный миг), и наступила беспощадная тишина анализа: что есть жизнь? чего я стою? чего могу на самом деле достичь?

сосуды пусты, время вышло, от человека остались перья, скрипка, книги, которые уже не имеют никакого смысла; почему же великое искусство не меняет ни на гран моей судьбы?.. почему звучащая гармония не приносит гармонии в душу – а если и приносит, так лишь на миги?..

у меня нет ответов на главные вопросы

скрипка поверх всего, она сразу обращает на себя внимание как символ этой гармонии – а высшее, чего может достичь человек – именно гармония, цельность сознания, потому что я тлен (череп), но я же порождаю мелодию, создаю великое искусство

ну, вот этот зеркальный шар – и есть символ его, вечное искажение, обманчивый блеск… так что скрипка и шар – это антитеза, в этом вся проблема, потому что человек потерян в искажениях, тешится обманом и воображает незнамо что…

видите, там сам художник сидит в центре своего искаженного мира – но, может, так и надо? – может наши искажения и есть настоящие образы, и надо смелее творить их, разбивая оковы так наз. «действительности»? – она пустой бокал

ничто иное не способно изменить моей судьбы, и на этом фоне все человеческие стремления и мечтания, произведения и вера оказываются пустым бокалом; безжалостный взгляд – стоит лишь заметить, что еще грустнее сравнение той пустоты с нашей…

я снова повторяю, чуть меняя управление фразы: «…трансцендируемое в истинное значение» — вот что надо делать: предметы, явления, отношения, идеи возвышать до истины, а не опошлять «реальными» состояниями сознания, потому как эта реальность стоит ровно один грош!

пустой бокал сказал мне об этом

вино жизни выпито, мелодия сыграна, письмо отправлено, время закончилось – каков же итог? – да разве должен быть какой-то итог?! – итог сама картина, добытые крохи смысла, возвышенная душа, трансценденция над бытом и вещами, мое духовное деяние, обладающее неоспоримостью факта

 

остается сожалеть, что подобные картины теперь не в моде, человечество все далее уходит от «смыслового подхода» — да оно и понятно: слишком много противоречий и нелепостей порождает наша цивилизация – и никакого смысла, так что давно уже стало бессмысленно задавать главные вопросы

полагают, что давно уже даны ответы

это на самом деле не так: по Кассиреру, действительность «остается закрытой для языка» — еще и потому, что каждый век вносит свои значения, идет постоянная «трансформация содержимого восприятий», и мне надо найти мою истину жизни; для меня лично, нет задачи важнее, да и скучно как-то жить колобком…

я возвращаюсь к эпиграфу и понимаю, что этот «живой мир» есть мир осмысленный, осмысленная, сознательная жизнь человека, способного эстетически воспринимать и переживать – вопреки скудной современной реальности, реальности ТВ и бездушной и бездарной сети, в которой кишит эта тщета и правит бал пустая, грошовая гордыня

великие опусы прошлого не умирают и не тускнеют: они вдруг возвращаются, чтобы бросить нам ясную правду, и подчас она является очень горькой; например, горько и странно смотреть на человечество, чья гордыня связана уже не с искусством, настоящей славой, подвигом или деянием, а просто с чепухой

вот тут и возникает вопрос, на который нет ответа у самых глубоких мыслителей: отчего же человек так мельчает? неужели у нас нет средства от этой пошлости и пустейшая тщета и мелочность – наш вечный удел?

П. Клас. Натюрморт с черепом (Ванитас)


1. Э. Кассирер. Философия символических форм, т.3, с.75

9 января 2020

Показать статьи на
схожую тему: