Забвение

Забыть? – забвенья не дал Бог
Да он не принял бы забвенья
М.Ю. Лермонтов

это самая естественная реакция мыслящего человека

само сознание в такой активной фазе не способно удерживать и располагать по местам столь многие впечатления, события, опыты, и необходим отбор; прошлое перерабатывается, жизнь реализуется – и поэтому естественно, что в таком сознании тонут, стираются многие имена, события и пр.

природа некоторых дурных свойств – таких, как ревность, злопамятность, ненависть, зависть – именно в неспособности к забвению; это мудро: стирать ненужное, не мучить себя понапрасну прошлыми неудачами, забывать зло и идти дальше

касается и прошлых кумиров, которые были поняты, сыграли свою роль и угасли, оставив мету в памяти; это важный фактор моей независимости, обеспечение свободного пространства мышления и творчества

оно касается не только прошлого; никто никогда не узнает – меня; справедливость – это даже не миф, не ложь, а просто придуманное слово – для утешения и самообмана (есть такие слова, похожие на таблетки)

люди, которые говорят о ней, явно лгут; человек живет в себе – или нигде

Гао-цзы сказал: «Природа человека подобна иве, а справедливость подобна чаше. Воспитать в человеке человеколюбие и справедливость – это все равно, что из ивы сделать чашу»

Мэн-цзы сказал: «Можете ли вы, оставивши нетронутой иву, сделать из нее чашу? Вы должны сначала срубить иву, а затем сделать из нее чашу…»

на такие операции современные люди уже не способны

и мы с трудом забываем зло, легко уносят волны времени кумиров и увлечения, а память цепко держит нас на месте, не дает пути…

журналист задает вопрос крупному художнику о пристрастиях, а он не может ответить однозначно, именно потому что они менялись постоянно, и являлись не кумирами, а вехами, учителями и пр. – сегодня другие вехи, другое увлечение, причем энергия познания ослабевает

хотя они и пишут, что человек учится до гробовой доски, это уже косвенное обучение: время сеять и время собирать урожай — наступает момент, когда художник начинает творить, а для этого нужна не только воля и талант, но и эта решимость слово молвить, право творца

и это уже не ученик, и он иначе смотрит на титанов искусства или великих мыслителей прошлого – как человек, стоящий на некой высшей точке, причем тут не столько его заслуга, сколько логика развития культуры

а в жизни видишь самые разные извращения: то непомерная скромность, мешающая открыть рот, то напротив, невообразимая гордыня, когда для человека со степенью нет вообще никаких авторитетов – это последнее часто случается с людьми из совка, с совковым плоским сознанием царя природы…

 

мы все же очень разные

люди, растворенные в этой псевдо-реальности, живут странно: в этой недвижимости, к примеру, мещанство – естественный образ жизни, невозможно без кумиров, угнетения, гордыни, бросьте болтать про свободу, вы что…

есть люди, живущие прошлым, и тут, видимо, все зависит от силы импульса, от творческого заряда сознания, а также от удач и неудач, от прожитой жизни, короче, тут много причин, и отсюда разное отношение к времени

кто-то его торопит, кто-то, наоборот, застывает в мгновении, ничего не ожидая от следующего; думается, что самое мудрое – уничтожение этой категории; время – условность, одна из уловок сознания, чтобы как-то укорениться в этом странном мире; на самом деле его не существует

вообразите, например, отрезок в три часа на фоне космической Вечности (или, например, расстояние в 3 км на фоне миллиарда световых лет) – и вам все станет предельно ясно

С. Дали. Постоянство памяти

творчество есть жизнь вне времени, выход в горизонт настоящей свободы – и настоящей истории, той, которую никогда не напишут эти историки, занятые исключительно злодействами и кровососами, истории духовного преображения человека

Платону принадлежит простая мысль:

Все, что вызывает переход из небытия в бытие, — творчество

время, история, цепь событий материальной действительности – небытие, которое самыми разными способами они пытались очертить, описать и представить как настоящую жизнь; история как мертвые хроники противостоит живому творчеству

забвение – важнейший инструмент отбора в процессе формирования зрелого сознания; это разрыв с миром, без которого сегодня уже не может состояться художник

Каноническое искусство имманентно этому миру, оно не трансцендентно. Оно хочет лишь культурной ценности, не хочет нового бытия 1

а новое бытие означает новое время, нового человека, совершенно новые горизонты сознания

и гениальное творчество – индикатор полной отстраненности; забавно наблюдать, как они пытаются в интервью и дискуссиях вытянуть гения в свой мирок, заставить его оценивать их политику, дрязги и пр. – а он вообще не понимает о чем речь*

полная отстраненность – потому что из этого вашего мира, из этой вот «реальности» не вытянешь ни одной здравой идеи, не говоря уже о гениальном опусе – это уж сегодня аксиома, но и всегда было так; вот свидетельство средневекового мистика Беме

мистики гениально поняли смысл творчества: это духовное восхождение: «молния восходит в зное» между стихиями земными, и «восшедшая в молнии сила есть любовь» 2

Беме пишет:

Поврежденная душа непрестанно трудится над тем, чтобы образовать небесные формы, но она не может, ибо для труда своего располагает только земным поврежденным саллитером (основой), да полумертвой природой, из которых душа не может создавать небесных образов

главное, душа в творческом порыве стремится исправить поврежденное, восстановить свою небесную природу, а также тут и интересное предсказание пути искусства: оно откажется от поврежденной природы и возьмется за чистое, абстрактное, духовное творчество

 

забвение – одна из функций творчества

вы не сможете превзойти и отринуть эти мелкие неудачи и притеснения, если у вас нет ничего высшего – это простой пример с позицией наблюдателя, и если он расположен выше, все внизу кажется мелким и незначительным – и попытки изменить этот мир, чтобы вам в нем было комфортнее… ну, мне сложно их комментировать, для этого надо снова сесть в пятый класс средней школы

отрыв от кучи, от общественного сознания (что это такое?) не так прост для многих, и в наши дни идет настоящая война за души – совершенно или почти совершенно незримая; они хотят убить любое творчество, любой субъективный взгляд на вещи, готовы допустить на арену хоть нацистов – лишь бы не субъекта

потому что идея – великая сила, однако она может как строить, так и разрушать; особенно просто ей удается мигом опрокидывать карточные домики

 

а Демон ничего не забывает

так и надо: сбрасываем всю эту труху и пыль, но есть нечто высокое и вечное, великие истины, великая гармония – они незабвенны, на них мир стоит; именно поэтому я способен забывать так легко – и прощать

в этом великая идея Христа о прощении: вы не от мира сего, объясняет Он, так суд над этим миром – вообще не ваше дело; отдать рубашку хаму значит оттолкнуть его, освободиться от него: никаких свар и судов с миром сим, да к тому же, они бесполезны

и чем быстрее я выбрасываю ненужные впечатления, обиды и беды, злобу и несправедливость, тем чище становлюсь и тем тверже стою на единственной настоящей основе – тверди незабвенной

 

Примечание

обобществление человека началось давно; марксистская формула о «общественном животном», хоть и анекдот, а выражает самую суть дела: товарищам надо было непременно организовать его в стадо, чтоб удобнее было править

это была страна полного обобществления индивида, и слово «личность» к ней вообще не применимо: таких она просто выбрасывала на «свалку истории»; однако я не могу сказать, что все это «проклятое прошлое», потому что в людях воспитали убеждение: один в поле не воин, ты ничто, букашка, сила в массах

поэтому они не заявляют своего мнения, не выдвигают идеи, а организуют партии; представление о одиночке самое жалкое: он пария, неудачник и пр. – это бытует в самых разных областях жизни

ну понятно положение независимого кандидата на выборах (комментарии излишни, только один: если он не зависим, значит без связей, значит наш бюджет будет исключительно нашей заботой и т.д.), но даже в быту, в самых интимных сферах – та же дурь

например, осуждается, когда человек выпивает рюмку водки один: почему один, у тебя что, друзей нету? – полагается купить пять бутылок и загудеть по-настоящему; с моей скромной точки зрения, выпить рюмку перед обедом – нормально, а вот это общее веселье без всякого повода – пьянство

стремление к массовости, тусовке – всеобщее у молодых, которые в совке не жили, но бацилла сильнее времени; там человек сам по себе ничего не значит и убежден, что никогда и не будет значить – спасение в тусовке, в массе

да возьмите секс: совершенно нормальное отношение к оргиям и свингерам, отличные ребята, тусуются по полной; а вот мастурбация и все эти эротические рассказы… ну это ублюдки; я не даю оценок, меня интересует общий тренд

современный молодой человек не умеет, не хочет, не может и никогда, видимо, не будет жить сам, своим умом, чистый продукт совка, который он презирает, разумеется, по полной программе

идет всеобщее уподобление

женщина в гневе встречает на ком-то такое же платье, однако с гордостью ведет такую же жизнь; какое-то массовое производство машин, тряпок, людей, стилей, еды; люди запрограммированы на то, что носить, есть, даже с кем спать; Батай пишет:

Бесполезно говорить о справедливости и истине в мире, населенном разумными автоматами


1. Н. Бердяев. Философия творчества, культуры и искусства. М., 1994, т.1, с.219

2. Я. Беме. Аврора, или Утренняя заря в восхождении. М, 1914, с.132

12 ноября 2019