Творец

Нет художественного движения, способного захватить и окрылить нас
С. Франк

творчество имеет онтологическую природу, писал Бердяев, иначе говоря, я утверждаю свое бытие, а не отражаю окружающий мир; и тут у меня рождается явный конфликт с действительным миром – с тем, что другие считают таковым

а поскольку теперь культура служит для развлечения публики и вообще лишена какой-либо онтологии – даже слово это оказывается лишним в словаре – так и я оказываюсь за ее бортом; я к ней явно не принадлежу

мое творчество, мое сознание совершенно никак не связано с миром сим, а ведет в мир иной; все цели, если бы я решил их сформулировать, никак не связаны с бытом и экономикой, заботами людей и их надеждами – я занимаюсь совершенно другим делом

и я вижу, что все меньше людей хоть как-то озабочены этими вещами, я все яснее ощущаю: нет, я не принадлежу к этой культуре, я ее не понимаю, вообще не могу понять, что они творят и зачем

тут нет моей какой-то решимости или желания противостоять кому бы то ни было – просто, мне вся эта культура, целиком, кажется нелепостью, пустотой, какой она была при совке – такой и осталась сегодня, да еще хуже, потому что уже нет тех фигур…

и тут встает вопрос, а чего вообще стоит культура?

ведь это не просто слово, там сотни тысяч живых людей с их помыслами, творчеством, какими ни есть мыслями и стремлениями; идут спектакли, делаются фильмы, издаются книги, и все это так по-научному, так всерьез… и в этом нет ни одной идеи, ни одного проблеска дарования! – возможно ли такое?

нет, отвечаю я, просто я сам не принадлежу, не понимаю, не вижу, не слышу и пр. – но почему же я вполне прилично вижу и слышу других? – почему нахожу у них идеи и прозрения?.. и старая сказка про новое платье короля снова всплывает в моей памяти

*

ведь культура — плод инерции, это надо признать; в этом и в прочем она всегда противостояла искусству, чистому творчеству

но вот вопрос: а если нет творцов, если вдруг оказалось, что вообще нет даровитых, талантливых, ярких, мыслящих – невозможно, но предположим такое – и что станет с такой культурой?

думаю, она продолжит свое существование, свое движение в никуда, и точно так же будут идти спектакли и выходить фильмы, и печататься книги — просто без всякого прока, без идеи, без смысла, без идеала и пр. – а просто так

да неужели такое возможно?!

а почему нет, если главные жрецы пусты и имеют в виду одну алчь; если эта бактерия заразила всех и в такой ситуации просто наивным было бы пытаться создавать шедевры – тут все заняты одним и на мордах написан доллар

пишу и сам не понимаю, что пишу: во имя чего — да нет, как может творческий человек жить вот так?! – но живут и вполне сносно; скучновато, самим противно, но куда денешься…

*

Ионеско писал, что «у литературы нулевая роль в истории», ведь она самобытна; и для эстетики вообще важна эта внутренняя жизнь, там формируются, зреют идеи и течения, и если она обращена к обществу и обслуживает его, ничего хорошего не получится

думаю, тут некий баланс, который зыбко меняется: эстетика и политика, искусство и социум с его шумом, потребностями, вещами (дух и материя, идеал и реальность и т.д.) – и в наше время этот баланс в иных местах явно нарушен

и происходит распад сфер, которые оказались не у дел – так происходит сегодня с русской культурой – да это видно просто физически, как от нее откалываются куски, люди бегут, уезжают, и это происходит даже с культурой в самом общем смысле

потому что угасли самые жизненно важные сферы бытия – заброшенные пустоши, где никто уже давно ничего не сеет; так происходит с русскими деревнями, из которых молодые и сильные устремились в крупные города; художник говорит: нет, я не поеду…

он остается здесь, на своей земле, потому что только она даст настоящие всходы, хоть и потребует титанического труда и всю душу вывернет наизнанку

*

тут вспоминаю и мысль Ф. Шиллера о том, как

Культура разрушает цельность, которую должно восстановить искусство более высокое 1 

А. Швейцер выразил западный идеал:

Культура — это прогресс, материальный и духовный прогресс как индивидов, так и всевозможных сообществ 2 

культура есть материальное предприятие, социальный проект:

Создание максимально благоприятных условий жизни — таково требование, необходимое и само по себе, и для духовного и нравственного совершенства индивида, которое является конечной целью культуры

в центре концепции западный рационализм:

Культура слагается из господства разума над силами природы и из господства разума над человеческими убеждениями и помыслами

что-то там маловато разума, вовсе не заметно его господство…

кстати говоря, я лично вовсе не против разума и науки как его воплощения и апофеоза; гнев и отвращение вызывает именно такая вот фиктивная культура, что совершенно понятно: к науке мы, люди творческие, имеем мало отношения, и собственно наше к ней отношение скептическое и ироничное (для этого масса причин)

а вот эта наша «культура» есть прямое извращение и профанация всего, во что мы верим, поэтому именно она и вызывает возмущение честного и небездарного человека

понятно, что в современном мире ей уцелеть сложно: ещё Сергий Булгаков обличил культуру как «рост потребностей и возможностей их удовлетворения…» 3 

с его точки зрения, люди несколько забыли главную цель всего развития – это тот самый рост, который стал богом всех современных властей, и никто даже не задает вопроса, а зачем, во имя чего – бесконечный рост? (т.е. вопрос этот задают все, кроме власти)

Рост материальных потребностей и их удовлетворения является истинно прогрессивным лишь постольку, поскольку он освобождает дух, одухотворяет человека… экономический прогресс составляет необходимое условие и духовного развития, и пробуждения личности

все пошло в обратном направлении – и недаром; культура мертва без гения, без искусства, которое и есть двигатель всех творческих сил; если нет гения – культура ничего не стоит

об этом писал и Ницше, согласно его оригинальной идее, вся задача культуры есть «созидание философа, художника и святого в нас и вне нас и тем трудиться над совершенствованием природы» 4 — но так должно быть в идеале – на практике наша современная культура трудится над созданием вещей

и создает плохие вещи; почему? – потому что ничто не окрыляет, нет ведущего, нет идеи; и даже то, что у нас работают мало и плохо, кажется неким инертным протестом именно против этой беззвездности и бессмысленности пути – и неплохо характеризует человека

отвращение господствует повсюду; люди не находят просветления, веры, высоты полета – мертвая культура никого не вдохновляет, не рождает идеалов, желания работать, строить, созидать; ради его я стану ломаться? – спрашивает человек, и он совершенно прав

мы не вьючный скот, мы наделены живой душой; даже несмышленый ребенок мечтает и поверит вашему обещанию – а тут нет мечты и нет обещания; мы словно частицы жизни, разметанные взрывом в разные стороны – зерна, упавшие на камень, те самые, которые не дадут всходов

иду по набережной и вижу художников: тут у них вернисаж, иногда заходят любопытные, но покупателей не видно; тут пустовато и все они выглядят сиротами… зря тут торчите, ребята, тут это никому не нужно

вы называете это пустотой? – и только? — может быть, только она очень легко может задушить человека…

и в такой ситуации именно протест, отвращение, проклятье – самый естественный удел; это темный мир Рабина, в котором люди еще могут вспомнить прежние свои метания и порывы, но уже ничего не видят в будущем, у них нет завтра, нет надежды: это холодный мир, где не восходит солнце

О. Рабин. Лианозово 13

Примечание

мировая культура — огромный золотой фонд, и конечно поддерживает, только тут есть какой-то непонятный закон…

творческий человек не может жить на прошлых идеях, ему нужны новые; диалектика тут совершенно очевидная: это отрицание отрицания, ты проходишь эти этапы, чтобы идти дальше

полюбил какого-то мастера, остановился, застыл перед ним – это плохо; используй его, продолжи, пиши, интерпретируй – никаких остановок, и для такого движения нужна определенная творческая среда

а среда не формируется как веселая компания собутыльников – тут нужен, к примеру, определенный уровень знаний, и объективная самооценка, и многое другое, чего нет в помине

грустно

только еще более грустно, если ты меняешь дар и свой глубокий, настоящий мир на эту самую среду, в которой мельтешат калеки…


1. Ф. Шиллер. Собрание сочинений в 7 тт. М., 1957. т.6, с. 270

2. А. Швейцер. «Культура и этика». с. 11 эл.

3. С. Булгаков, т.2, с.68.

4. Ф. Ницше. «Странник и его тень». М., 1994, с.43.

31 августа 2017