Смысл задачи

философ ставит задачу наделить вещи существованием, тем особым философским сущим, которое вводит их в разряд признанных понятий и феноменов; перевести явления на особый философский язык и тем самым придать им тот смысл, который нужен и которым сами по себе они не обладали

зачем нужна христианская философия? — религия вне рацио не выразима на этой плоскости, и требуется вывести ее на плоскость, лишить таинства, разложить по полкам, таким образом – собственно, контрабандой, ввести в свод науки

а там уже с ней можно будет делать что угодно – это как фарш

для его приготовления используется с виду сложная техника, например, выясняются «модусы существования» – кистей, сонат, красок, картин – и прочие совершенно ничего не говорящие штуки

так рождается, например

частная проблема отношения физического бытия произведения искусства к его художественному бытию 1 

что это за проблема? — в чем она состоит? – мне бы такие проблемы… однако же такие приемы позволяют вывести картину из ее модуса и перевести в некий универсальный модус философской софистики, говоря математическим языком, привести к общему знаменателю – тем самым стереть как некий высший смысл

такие операции я бы выразил формулой: понять значит убить

Первый же взгляд сразу воспринимает единство — атрибут бытия; художник же прекрасно знает, сколь поразительного эффекта он способен добиться, если действительно сумеет наделить существованием свою картину

то есть все дело в реализме — вот и вся высота

Мы ищем связь между тем фактом, что картина — твердое, неподвижное, локализованное в пространстве тело, и тем фактом, что искусство живописи определенным образом ограничено там, где речь идет о непосредственной передаче движения. Тем самым сразу ставится под сомнение онтология живописи как таковая

перевод на язык философии, это все равно что перевод супа на русский, вряд ли вы насытитесь, и удовольствие сомнительное…

разумеется, каждый человек получает удовольствие по-своему, и в этом нет никаких канонов (почти никаких), однако тут ведь предписание, тут академический форс, тут наука!..

она ищет сюжеты, ищет самые разные явления, чтобы вплести их в свою схоластику, порассуждать умно и авторитетно над тем, о чем может быть не имеет вовсе никакого представления – и таким образом попросту освящает профанизм, и так рождается и развивается эта грошовая «наука»

и результат – на грош

Натюрморт не проповедует, не объясняет, не повествует; короче, он не говорит. Он не взывает к глубинам или тайным значениям того, что предлагается взгляду. Натюрморт по определению — картина, изображающая неодушевленные предметы

тут, если уж философствовать, проблема в том, чтобы сущностно воспринимать опус, т.е уметь не сводить его к этой арифметике, а войти в его мир, понять его сущность

натюрморт – это мир; это не предметы – то есть, они были предметами на столе, перед художником, чтобы тут стать сущим, набором значений, историей жизни, моделью миросозерцания

и более того, натюрморт как мир разрушает реальность – то, что вы полагали реальностью – потому что предлагает совершенно иное бытие, в котором главные вопросы выведены на первый план, а прочие планы, может, и вовсе погашены как ненужные, лишние

такие натюрморты, например, писал ван Бейерен, у которого на столе происходит целая философская драма, и в голову не придет назвать эти раковины, бокалы в нише (сосуды душ) предметами

такое искусство – преображение мира; а где подобная задача не ставится вовсе, то есть художник принимает окружающую его действительность и признает ее значимой и пр, — это, на мой вкус, и вообще не искусство: это Шилов…

*

понимать картины как «материальные объекты» — чепуха, потому что даже если потом автор и возвысится до более глубокого прочтения, все равно он привязан к этой догме, этой чепухе

надо быть художником, чтобы понять живопись; обладать гибкостью восприятия, которое способно мыслить звуками, красками, образами – жить в смысловом пространстве, в эстетике – именно этому и мешает такая «наука»

и возникает сомнение, что людям вообще можно объяснить нечто сущностное; ведь сама такая наука возникла зачем-то, и какие-то важные интуиции и порывы вызвали к жизни ее саму? – зачем?.. значит была необходимость пройтись катком по настоящему восприятию – утрамбовать, свести все к одному, понятному

да понятно ли оно? – ведь это и прочесть невозможно; значит цель – уничтожение смысла?

а в самом деле… не это ли и есть основной конфликт, базовая проблема академического ума, который всё сводит к одному и не терпит никаких тайн, никакой мистики: все должно быть ему ясно, ведь он вооружен «научным методом»!

он «на передовом рубеже», он и воплощает тот человеческий разум,
который создал… что он там создал? – ах да, потрясающую цивилизацию, которая залила кровью весь мир и научила его лгать, потреблять и ширяться…

но это о другом…

*

итак, я не вижу задачи перевести опусы на философский язык; вся философия уже в них, и не следует навешивать ее на картины: надо просто прочесть этот смысл; если нравится, можно называть это философией и выражать соответствующим образом, это не главное

а главное: войти в этот мир, понять тему, прочесть идею, дойти до сути – вот чего не хватает не только академикам, но и просто мыслящим людям, которых невольно уносит река информации, лишая ясности взора и глубины понимания

впрочем, видимо, это дар – и еще это непростой выбор, потому что если вы выбираете смысл – словами героев Достоевского «не жизнь, а смысл ее» — вам предстоит трудный путь к вершине; думаю, на него отваживаются еще меньше людей, чем те, кто штурмует просто горные кручи

и это проблема – она в том, что среди нас осталось слишком мало людей, которые, во-первых, делают такой выбор (в пользу смысла вещей), а во-вторых, способны сами сделать хоть несколько первых шагов на этом пути

почему это проблема? – да потому что вы мне рассказываете про восстание роботов, про то, как люди превращаются в зомби, показываете красочные и глупые фильмы и бесконечные сериалы про нечисть и зомби, а каким образом на самом деле превращаются в зомби?

да все гораздо проще, и тут не надо никаких преступных экспериментов или заговоров: вы просто перестаете мыслить самостоятельно, вот и всё; так что, полагаю, значительная часть пути уже позади…

Бексински оставил нам серии картин, на которых тянутся куда-то без цели и смысла иссохшие калеки, призраки людей – оскудение, иссушение, живые трупы, утерявшие бытие

есть у него и вещи пострашнее, которые и вообще уже не нуждаются в комментарии; впрочем, пока что это не реализм, а скорее – предупреждение; услышат ли?..


(1) Э. Жильсон. Живопись и реальность

31 августа 2017

Показать статьи на
схожую тему: